Страсти апостолов Петра и Павла (большие)

37. Учил я, чтобы возлюбили люди друг друга;
Учил, чтоб в почтительности они друг друга предупреждали; 30
Учил я богатых и знатных, дабы не заносились они и на богатство неверное не уповали, но возложили б надежды свои на Бога; 31
Учил неимущих довольствоваться одеждой и пищей; 32
Учил бедных, чтоб и в нужде своей радостны оставались;
Учил отцов, дабы детей растили они своих в назидании страха Божьего;33
Учил детей благим советам внимать и родителей слушаться;34
Учил имущих исправно налоги платить;
Учил торговцев платить подати служителям государcтва35 и обманных мер не использовать;
Учил я жен, чтобы любили они мужей своих и как владык своих почитали;
Учил мужей хранить верность супружескую, словно веру Божию, если хотят они сохранить свою честь пред всеми. Ибо, как наказует муж жену блудную, так же и мужа блудного Бог Отец и Создатель сущего наказует;
Учил я господ, дабы милосерднее обходились с рабами своими; учил рабов, чтобы верно, будто Господу Самому, они своим господам служили;36
Учил я Церкви наши, дабы они Единого и Всемогущего, Незримого и Непостижимого Бога чтили.

38. Учение же сие не от людей мне дано, и не человеком вовсе, но Иисусом Христом,37 Отцом Славы, с небес со мной говорившим. И, посылая проповедать меня, сказал мне Господь мой Иисус Христос: "Иди, и буду в тебе духом жизни Я для всех, кто в Меня уверовал. И все, что ни скажешь и что ни сделаешь, благословлю.

39. Поражен был Нерон, услышав это и обернувшись к Петру, спросил:
— А ты что скажешь?
И молвил Петр:
— Все, что поведал Павел, – истина, ибо долгие годы изо всех уголков римского мира получал я письма от епископов38  наших, и писали мне о делах и словах его чуть ли не всех городов епископы. Когда же был он еще гонителем веры Христовой, воззвал к нему голос с небес и наставил в истине, ибо не из зависти был он врагом веры нашей, но по незнанию. Окружали же нас лжехристиане, вроде Симона этого, явились и лжеапостолы и лжепророки. Отринув святость Писания, тщились они истину сокрушить. И надобно было, чтоб воспротивился им муж сей, с младости своей ни к чему иному влечения не имевший, кроме познания тайн Закона Божьего, через кои постиг он, как защитником истины ему стать и лжи гонителем. Поскольку ж гонительство его не от вражды, но от любви к Закону возникло, Сама Истина, воззвав с небес к нему, рекла: «Я есмь Истина, Кою ты защищаешь, так не гони же меня, ведь та самая Истина Я, за которую с врагами ее ты сразиться жаждешь».39 И когда уразумел он, что значит сие, отринул он то, что утверждал раньше, и стал на защиту гонимой им прежде тропы Христовой – дороги тех, кто не заблудится никогда, истины тех, кто ошибаться не будет, тем же, кто верует – жизни вечной. 40

40. СИМОН:Смотри, славный император, сговорилась эта парочка против меня. Я – истина, а они на меня посягают!
ПЕТР: Никакая ты не истина. Ради одного обмана говоришь ты все и делаешь.

41. НЕРОН: Павел, а ты что скажешь?
ПАВЕЛ:Тому, что от Петра услышал и что мною говорено, верь! Заодно мыслим. Потому как один Господь Иисус Христос у нас.
СИМОН:Диспут что ли, по-твоему, славный император, у меня тут с ними? Ведь устроили они заговор против меня! — и повернувшись к апостолам божьим, — Слушайте, — говорит, — Петр с Павлом, раз я здесь ничего вам не могу сделать, пойдем туда, где разберусь я как должно с вами.
ПАВЕЛ: Смотри, славный император, как он зубы-то нам скалит!
ПЕТР: Неужто не смешон тебе одураченный демонами пустомеля этот с головой набекрень, возомнивший, будто разоблачить его невозможно?

42. СИМОН:Целы вы, пока я силу свою не явил!
ПАВЕЛ: Как бы тебе самому отсюда целу уйти!
ПЕТР: Вот уж увидит силу Господа нашего Иисуса Христа Симон и разуверится, что сам-то он Бог!
СИМОН: Не верь ты им, божественный император, ведь и сами они обрезаны, и других обрезают...
ПАВЕЛ: Обрезания плоти держались мы прежде – покуда истину не узнали, а как истина-то нам открылась, обрезанием сердца и себя, и других теперь обрезаем.
ПЕТР: Коли обрезание скверно, почему ж ты сам-то, Симон, обрезан?

43. НЕРОН:
— Как? И Симон обрезан?
ПЕТР:
— Не мог бы иначе он улавливать души, если б себя за иудея не выдавал и не прикидывался, будто учит Закону Божьему.
НЕРОН:
— Ты, Симон, как вижу, завистью одержим, потому и преследуешь их. Видно, у тебя с Христом ихним вражда великая. Боюсь, как бы не пришлось тебе худо и не оказаться б тебе промеж жерновов.
СИМОН:
— Ошибаешься, император!
НЕРОН:
— Что значит «ошибаешься»? Что вижу, то и говорю. Ясно ж, что враг ты и Петра, и Павла, и Учителя их.

44. СИМОН: Павлу-то Христос учителем не был.
ПАВЕЛ: Кто Петра, воплотившись, учил, Сам же и меня через откровение наставил. А чем нас обрезанием попрекать, пусть-ка лучше скажет Симон, почему сам он обрезан?
СИМОН: Что вы от меня о том допытываетесь?
ПАВЕЛ: Стало быть, есть нам резон допытываться!
НЕРОН: Что ж ответить-то им боишься?
СИМОН: Да ведь в ту пору, когда я обрезание принял, оно Богом предписывалось. Потому и обрезан.

45. ПАВЕЛ: Слыхал, славный император, что сказал Симон? Но, коль обрезание – благо, почему ж ты обрезанных предал и настоял в сенате, чтоб спешно их истребили?41
НЕРОН: Да и я о вас мнения невысокого.
ПЕТР с ПАВЛОМ: Хорошо или плохо о нас ты думаешь, к делу не относится. Одно нам важно: чтоб исполнилось то, что Учитель наш обещал.
НЕРОН: А вдруг я этого не захочу?
ПЕТР: Не о том речь, чего тебе хочется, а о том, что Он нам сулил.

46. СИМОН: Видишь, славный император, что за люди они! Кротостью твоею воспользовавшись, тебя же и повязали!
НЕРОН: Ну, покуда и ты мне доверия не внушаешь.
СИМОН: Уж я столько тебе чудес и подвигов совершил, что удивляюсь даже, как ты во мне до сих пор сомневаться можешь.
НЕРОН: Ни сомнения, ни сочувствия ни один из вас у меня не вызвал. Но ответь мне все же на вопрос мой.

47. СИМОН: Ничего тебе больше не отвечу!
НЕРОН: А все потому, что заврался вконец! Видно, даже я с тобой совладать не в силах, зато Бог всесилен, Он справится.
СИМОН: Не буду я тебе отвечать.
НЕРОН: Ну и ты для меня место пустое! Как погляжу, лжив ты насквозь. Однако ж, хватит! Все трое необузданность нрава своего показали и во всем меня сомневаться заставили, так что и не знаю теперь, кому верить можно.

48. ПЕТР: Проповедую я единого Бога Отца во Христе Спасителе со Духом Святым, Творца всего сущего, сотворившего небо и землю, и море, и все, что в них; истинный царь Он, и царству его конца не будет.
НЕРОН: Что это за царь-государь?
ПАВЕЛ: Всех народов Спаситель.
СИМОН: Тот, о ком речь идет – как раз я! И имейте ввиду, Петр с Павлом, не будет вам того, о чем мечтаете – не удостою я вас мученического венца!
ПЕТР с ПАВЛОМ: Чтоб тебе, злобный маг, вовек пусто было!

49. СИМОН: Слушай, Цезарь Нерон, дабы убедился ты, что они обманщики, а я с небес послан, завтра ж на небо отправлюсь, и тех, кто мне верит, одарю блаженством, а на тех, кто отвергать меня смеет, гнев свой обрушу.
ПЕТР и ПАВЕЛ: Призвал нас некогда Бог ко славе своей, тебя же дьявол на мучение призывает. Поспешай!

50. СИМОН: Слушай, Цезарь Нерон, не вяжись ты с этими безумцами, дабы мог я милостив к тебе быть, когда приду на небо к отцу моему.
НЕРОН: Да откуда ж нам знать, придешь ли ты еще найебо?
СИМОН: Прикажи, чтоб построили из досок больших и брусьев высокую башню, дабы мог я, на нее поднявшись, ангелов своих призвать. В воздухе-то они ко мне явятся, а на земле среди грешников появиться невмочь им.
НЕРОН: Вот бы взглянуть, как это ты сделаешь!
СИМОН: Вели, чтоб башню построили, и увидишь.

51. Приказал тогда Нерон воздвигнуть на Марсовом поле высокую башню и повелел, чтобы весь народ и вся знать явились на это зрелище. А на другой день, когда все собрались, велел, чтобы были там и Петр с Павлом. Привели их тотчас к нему. И сказал он им так:
— Надлежит истине сегодня открыться. Отвечали Петр с Павлом:
— Воистину! Но не мы изобличим его, а Бог наш Иисус Христос, Сын Божий, о котором лгал Симон, будто сам он Им и является.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий