История толкования возгласа “Двери! Двери! Премудростию вонмем!”

Священник Николай Ким

  В греческом языке Нового Завета глагол  prosevcw имеет следующие основные значения:1 1).обращать внимание, уделять внимание; 2). внимать, держаться чего-либо, быть преданным чему либо; пристраститься к вину (1Тим.3,8); 3). быть внимательным, остерегаться, держаться подальше от чего-либо; 4). приступать (к жертвеннику), быть священником (Евр.7, 13: “Ибо тот, о котором говорится сие, принадлежал  к иному колену, из которого никто не приступал к жертвеннику.”

     Толкование св. Иоанна Златоуста.

Св. Иоанн Златоуст в “Беседах на Деяния Апостольские” (бес.19,5)2 упоминает о возгласе “Вонмем” перед чтением Писания: “Диакон, от лица всех, стоит и, громко восклицая, говорит: “Вонмем”; и это часто. Этот голос, который он издает, есть общий голос церкви, но никто не внимает. После него чтец начинает: “Пророчества Исаина”, — и опять никто не внимает, хотя пророчество не содержит в себе ничего человеческого. Потом в слух всех вещает: “Сие Глаголет Господь”, — и также никто не внимает. Читается нечто страшное и ужасное; но и при этом никто не внимает.” Возглас “Вонмем”  произносился диаконом, как мы видим неоднократно для каждого чтения ( у нас перед прокимном Великой Вечерни: “Вонмем. — Мир всем. — Премудрость. -Вонмем”). Факт возникновения всех этих возгласов говорит о том, какое благоговение возбуждало к себе чтение Св. Писания за богослужением. О возгласах после чтений, даже после чтения Евангелий, памятники 4 и 5вв. не упоминают.3 После лобзания мира диакон возглашает: “Двери! Двери! Премудростию вонмем!” Слова “Премудростию” нет в рукописях 9в.4 В древности эти слова относились к вратарям, специальным церковнослужителям, назначенным следить за тем, чтобы никто из неверных или оглашенных не вошел в молитвенное собрание, когда церковь приготовилась уже к самому таинственному моменту своего богослужения. Иподиаконы в древности во время совершения Евхаристии должны были наблюдать и за тем, чтобы во время возношения жертвы никто не выходил, и чтобы не отворялась дверь, хотя бы пришел верующий (Апостольские постановления, кн.VIII, гл.25 ). 9 Правило святых апостолов говорит: “Всех верных входящих в церковь, и Писания слушающих, но не пребывающих на молитве и святом причащении до конца, яко безчиние в церкви производящих, отлучать подобает от общения церковного”6 .В 6 правиле Лаодикийского собора указано: “не попускать еретикам, коснеющим в ереси, входить в дом Божий”7 , также и Апостольские Постановления II, 57 говорят об охранинии врат церковных от могущих войти непосвященных. Св.Иоанн Златоуст в 23 Беседе “Толкований на Евангелие от Матфея” подчеркивает: “Потому и повелевает таким людям не отворять дверей, потому что, узнавши, они становятся еще более дерзкими. Когда это учение открывается людям признательным и благомыслящим, то они благоговеют пред ним; а люди безнравственные уважают более тогда, когда его не знают.”8

      Толкование св. Германа Константинопольского.

(Патриарх с 713г., исповеднически скончался в 740г.; с именем св. Германа известно изъяснение на литургию, — или “Созерцание предметов церковных”; иные приписывают это сочинение не старшему Герману, а тому, который жил в начале 13в., но неапольский список толкования, писанный в 1140г., показывает, что толкование гораздо старше Германа второго)9

В сущности возглас диакона “Вонмем” есть логическое продолжение возгласа его в конце литургии оглашенных: “елицы оглашеннии, изыдыте, да никто из оглашенных, елицы вернии...” В настоящее время буквальное значение этих слов утратило свою силу, но символически оно имеет большое значение. По толкованию византийского литургиста св. Германа Константинопольского  “двери нашего ума, нашего сердца будем беречь, чтобы ничто дурное не входило в них, вникнем в церкви Божией в премудрость божественного символа, изложенного святыми отцами”10 . Ныне же слова “Двери! Двери!” имеют отношение к так называемым внутренним дверям11, горним дверям, иначе — завесе, которая в это время отверзается и изображает — отваление камня от гроба, бегство стражи, приставленной к гробу12, а также и то, что таинство нашего, от века утаенное, по воскресении Христовом открывается и делается известным всему миру. Когда отверзается завеса, открывается и воздух, покрывавший святые дары; этим означается не только то, что Христос восстал из гроба, но и то, что таинства святых даров, для нашего спасения прежде всех веков  сокровенные в непостижимом Божием совете и через Христа Господа совершившиеся, по восстании Христове открыты и делаются нам известны.  В знак этого и завеса, преграждавшая божественные дары, отверзается. К подтверждению такого мнения13 служат, кажется, слова св. Германа: “завеса отверзается согласно со словами апостола: “Итак, братия, имея дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа, путем новым и живым, который он вновь открыл нам через завесу, то есть плоть Свою, и имея великого Священника над домом Божиим.”(Евр.10,19-21) Диакон призывает молящихся  отверзть двери ума и сердца, иначе сказать — побуждает быть особенно внимательными к тому, что с отъятием завесы изображается священнодействиями в алтаре, и что прежде всего излагается в Символе веры. По причине двояких действий, одновременно совершаемых в алтаре, диакон упоминает не об одних дверях, но о двух, то есть говорит “Двери! Двери!”. Последние же слова “Премудростию вонмем!” частию относятся к тем же словам “Двери! Двери!”, или к тем же двум действиям в алтаре; то есть вонмем мы, что отверзаются одни двери к восстанию Христову, а другие — ко вступлению нашему во святая святых; а частию те же слова относятся к следующему Символу веры. Премудростию, то есть Сыном и Словом Божиим. Св. Герман говорит (у него уже есть толкование на это слово, появившееся поздне: “Премудростию, то есть Сыном и Словом Божиим, вникнем в премудрость божественного символа, изложенного святыми и богоносными отцами, и вонмем, дабы охотно и разумно с умом умиренным приступить к таинственной жертве”.14

     Толкование преп. Никиты Стифата.

(1005—1090гг. пресвитер, а затем настоятель Студийской обители, ученик преп. Симеона Нового Богослова).

В трактате “О Рае”15 преп. Никита Стифат дает следующее толкование возгласу диакона “Двери! Двери! Вонмем!”: “Поэтому ведь и запрещено со стороны Бога, сказавшего: ”А от дерева познания добра и зла, не ешьте от него; ибо в день, в который вы вкусите от него, смертию умрете.”16 Естественно, ведь наблюдение нашего тела и созерцание его устройства увлекает несовершенного, даже и не желающего, в ведение гладкости удовольствия17 , и не только, но и в непристойные  движения и размышления, как сказано, относительно которого (несовершенного) справедлив всегда изрекаемый для нас божественный возглас: ”Двери! Двери! Вонмем!” Через удвоение осязаемых дверей поручена охрана от недостойных  и  умопостигаемых и самих, я утверждаю, осязаемых, через которые смерть имеет обыкновение входить в душу человека18 .”

Никита Коронидский, синкелл и хартофилак, в ответном письме к преподобному Никите Стифату, попросившему его изложить свое мнение по поводу своих трактатов, пишет19 : “Достоин же осмеяния говорящий, что возглас диакона “Двери! Двери!” побуждает стоящих вне алтаря внимать божественным таинствам. Ведь если таинства являются и вовсе сокровенными,  в качестве же сокрытого кто, имеющий власть над рассудком, мог бы побуждать понять их (таинства) стоящего вне (алтаря)? Ибо  таинства это ныне совершаемое иереями и исполняются они в безмолвии. Для других же мест я сам видел, что завеса, висящая вокруг божественного седалища во время таинства, подплывает и покрывает так, чтобы даже сами иереи не были видны со стороны стоящих снаружи (алтаря). Это же учредил блаженнейший среди патриархов господин (наш) Евстахий20 .”

Преп. Никита Стифат пишет пространное письмо21 Григорию софисту с разъяснением своего толкования возгласа “Двери! Двери! Вонмем!”. В нем он придерживается принципов толкования Литургии Дионисием Ареопагитом22. Иерархия есть тот фокус, в котором сосредотачиваются лучи духовного света, и оттуда они разливаются на обыкновенных членов церкви. Применительно к лицам различной духовной зрелости и обряд церковный усвояется различно. Он проводит разделение не только между оглашенными и верными, но и последних различает по степени преуспеяния. Преп. Никита так говорит о лаиках23 : “Ибо если божественные отцы закрыли вход в алтарь для всех лаиков — ибо одним  только царям, приносящим дары, был предоставлен от них (отцов) вход туда — , как позволено вообще им (лаикам) даже и приближаться к алтарю, когда совершается божественное, а не то, чтобы нечистый взор бросать на него (божественное)”. Говоря, что слушающие понимают сказанное в меру своего духовного преуспеяния, преп. Никита заключает24 : “Что же законно во время бескровной жертвы возглас иподиаконов побуждает к тому, чтобы  приступить к вратам храма и запереть, как сказано, от входа неверных и катехуменов, говорящий: “двери, двери, вонмем”, но не только, однако и всем верным запереть врата чувств от блуждания вне и не без страха вникать в совершаемое со трепетом иереями в алтаре”. Преп. Никита Стифат связывает это состояние внимания с безмолвием ( hJsuciva ) и благодарением Господа за всякое благодеяние и непрестанной молитвой.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий