Мессианские пророчества пророка Даниила

Протоиерей Виталий Косовский,
академик, профессор КДА, кандидат Богословия

 "Они* ушли, имена их исчезли вместе с ними, но писания заставляют вспомнить их".
Древнеегипетский писец

  В истории человечества не так много книг, к которым могут быть отнесены эти слова древнеегипет­ского писца, жившего 3 ООО лет на­зад. Поразительная вневременность и глобальность Библии — сложный феномен, о котором часто думают, пытаются его понять.

Иногда говорят, что непреходя­щая сила Библии порождена общече­ловеческой и внеисторической значимостью содержащихся в ней иска­ний и решений. Но возникает воп­рос: почему именно эти сочинения, составляющие Библию, а не ше­девры древнеегипетской, шумеро­аккадской или другой древней лите­ратуры содержат вневременные и глобальные ценности?

Ветхий Завет создавался в XII— II вв. до Р. X. Язык его был обращен к современникам, отнюдь не к гря­дущим поколениям. Значит, «язык» Ветхого Завета содержит нечто, способное преодолевать простран­ственно-временные барьеры. В чем же вневременность Библии, в чем ее притягательная сила? В том, что в ней слышен голос пророчеств, глас Бога, который беседует со Своим на­родом, учит его, ведет его, касается самых глубин человеческих. Через Слово Божие очень близко слышно «дыхание» Божие, то, чего нет в про­изведениях человеческих, лишенных благодати. Одной из книг, которые заставляют вспоминать о ее авторе, является Книга пророка Даниила.

Пророк Даниил (Prophète Daniel)

Даниил (судья Божий, т. е. отк­рывающий от лица Бога Его волю) — четвертый из больших пророков, ис­тория которого в книге, носящей его имя, передана необычайно подроб­но. "Он, по мнению некоторых, был потомок Давида, или, по крайней мере, происходил из царского рода и еще юношей был отведен в Вавилон в числе прочих пленных иудеев»1. Одаренный прекрасными душевны­ми и телесными качествами, Даниил научился здесь языку и мудрости халдеев и вместе с тремя своими то­варищами — Ананией, Азарией и Мисаилом — под именем Валтасара был принят на службу при царе и жил в царском дворце (см.: Дан. 1, 1—7). Там он проявил величайшую стойкость в своей приверженности к отеческой вере (см.: Дан. 6, 10—24), ревностно соблюдая все ее предписа­ния. Язычники всячески мучили Да­ниила, неоднократно обрекали на смерть, но он не изменил своему Богу. За это Господь не только убе­рег его от гибели, но открыл ему в ряде видений тайны грядущего вплоть до “конца дней”, с повелени­ем все увиденное записать, но запи­санное «скрыть до времени»:

«А ты, Даниил, сокрой слова сии и запечатай книгу сию до последнего времени; многие прочитают ее, и умножится ведение» (Дан. 12, 4).

Что же содержало это пророчес­тво? Оказывается, Даниил предска­зал ряд важнейших исторических со­бытий, которые произошли на Вос­токе с VI по II в. до Р. X.: Даниилу было открыто, что Вавилонское царство падет под ударами мидян и персов, а Персидское царство, в свою очередь, будет покорено завоевате­лем, который придет с запада, т. е. Александром Македонским. Царство последнего после его смерти распа­дется на ряд государств, и между ца­рями произойдут великие войны.

Один из этих царей, особо над­менный и нечестивый, захватит Святую Землю, осквернит храм Яхве и станет свирепо преследовать вер­ных истинному Богу. Но этого царя постигнет злая участь: он «будет сок­рушен — не рукою» (Дан. 8, 25). Пос­ле чего «царство же, и власть, и вели­чие царственное во всей поднебесной дано будет народу святых Всевышнего, Которого царство — царство вечное, и все властители будут служить и по­виноваться Ему» (Дан. 7, 27). А вмес­те с тем произойдет воскресение из мертвых, «и многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни веч­ной, другие на вечное поругание и пос­рамление. И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде — как звезды, вовеки, навсегда» (Дан. 12, 2—3). Заканчи­вается пророчество словами: «Бла­жен, кто ожидает и достигнет тыся­чи трехсот тридцати пяти дней» (Дан. 12, 12).

Особое место в Книге прор. Дани­ила занимает пророчество о семидеся­ти седминах (см.: Дан. 9, 24-27), где говорится о пришествии Мессии —Христа — и о судьбах веры, Церкви Христовой и всего мира.

Даниил был пророком, но кто та­кой пророк?

Под словом «пророк» подразу­меваются посылаемые Богом люди, задача которых состоит не только и не столько возвестить будущее, но исправить греховную жизнь совре­менников, направив их на истинный путь веры и поклонения Единому Богу2: «Никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали Его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (2 Пет. 1, 22; 1 Кор. 4, 3).

«Пророк — это тот, кто по Бо­жественному вдохновению говорит народу о воле Божией и о будущем» — так определяет это понятие Джош Мак-Дауэлл3.

Мерилл Ф. Унгер в своем «Биб­лейском словаре Унгера» пишет: "Пророк не только провозглашает волю Бога и Его приговор, не только защищает истину и праведность, не только свидетельствует о превос­ходстве нравственности над ритуа­лом, — он также тесно связан с бла­гими намерениями Господа относи­тельно Израиля"4.

«Британская энциклопедия» на основе Книги прор. Исаии так опре­деляет пророчество:

"Литературная запись древнеев­рейских пророчеств в Книге прор. Исаии показывает, что под проро­чеством понималось прежде всего слово или устное высказывание, вы­ражающее для слушателей волю Бога с помощью Его избранного послан­ца. Предсказания, обещания или уг­розы при этом ставятся в зависи­мость от реакции слушающих (Ис. 1, 18—20), либо же служат “знамением” предстоящих событий (Ис. 7, 14), поскольку все происходящее в ко­нечном итоге подчиняется целям Господней воли. Исаия придает большое значение важности вави­лонских богов, — пишет далее эн­циклопедия, — и противопоставляет их Яхве, чтобы предсказать их дейс­твия (см.: Ис. 12, 21—24; 18, 3). Пред­сказания пророков касаются не пре­допределенной судьбы людей, но провозглашают цель живого Бога"5.

Здесь уместно указать, что талмудисты не признавали Даниила пророком. "Даниил, — читаем в Мидраше, — не был пророк, если даже сравнивать с тремя последними про­роками, но зато он был провидец и апокалиптик, чем не были те«6. “Не­сомненно, — говорит блж. Иероним, — что у евреев не считали Даниила между пророками, но между теми, которые написали агиографы». По словам современных блж. Иерониму иудеев, отнесение Книги прор. Дани­ила к “писаниям” было обусловлено его жизнью при иноземном дворе7.

Некоторые древние и современ­ные критики подвергали сомнению подлинность Книги прор. Даниила, находя кое-какие «погрешности» в ее тексте. Одни сомневались, что она написана в 600—538 гг. до Р. X., дру­гих смущало наличие в тексте слова «симфония»(Дан. 3, 5), третьих — что о ней молчит Сирах и т. д. Насколь­ко обоснованны эти сомнения?

Иудейский историк Иосиф Фла­вий говорит: “Окончив жизнь, Дани­ил стяжал вечную память, ибо книги, которые он, написав, оставил, чита­ются у нас еще и ныне. И мы удосто­веряемся в них, что он беседовал с Богом. Оставил же сие записанным, что и сделало для нас ясным точ­ность и непреложность его проро­честв”. Иосиф Флавий считает оск­вернение Иерусалимского храма Ан­тиохом Епифаном точным исполне­нием пророчества Даниила (см.: Дан. 11, 31) "произнесенного за 408 лет"8. В пользу этой книги свидетельствует и тот факт, что она существовала до времен Маккавейских, так как известно, что "эта пророческая книга была показана Александру Македон­скому, когда он взял Иерусалим и вошел в него (332 г. до Р. X.), и в ней указано на пророчество Даниила о том, что греческий царь ниспровер­гнет царство персидское"9.

Прор. Даниил указывает на себя как на современника Вавилонского плена. И действительно, его книга носит следы вавилонского проис­хождения, на ней лежит отпечаток данной эпохи. И в первую очередь — это язык книги: еврейский и арамей­ский. По отзыву библеистов, еврей­ское наречие книги Даниила сходно с языком современной плену Книги прор. Иезекииля, арамейское — с языком “послепленных” книг Ездры и Неемии. Вполне соответствует эпохе написания книги пророка Да­ниила наличность в ней персизмов и вавилонизмов, т. е. слов из персид­ской и вавлонской терминологии.

Даже то, что считалось прежде ошибкой со стороны пророка (имена и личности Валтасара и Дария Мидя­нина), оказывается теперь, благода­ря новейшим открытиям в области ассириологии, несомненной прав­дой. Поэтому неудивительно, что в глазах беспристрастных ученых данная особенность Книги прор. Дании­ла является одним из убедительных доказательств ее подлинности. «Чем чаще я читаю Книгу пророка Дании­ла, — говорит Ленорман, — тем яс­нее выступает предо мною верность картины древнего Вавилона. Такую картину мог написать только современник и очевидец». "Книга Дании­ла, — замечает другой ученый — Менакт, — с величайшей точностью воспроизводит халдейскую цивили­зацию эпохи Навуходоносора. Апокрифист не мог так писать"10.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий