О предметах религиозного познания. Ангелы.

Ангелы

Создание ангелов — Природа добрых духов — Выводы (об ангелоявлениях)

Прежде всего сущего, то есть видимого неба и земли, а также и человека, прежде даже самого времени, Бог творит ангельский мир.

«Еще ранее бытия мира, — говорит св. Василий Великий1, — было некоторое состояние, приличное премирным силам, превысшее времени, вечное, приснопродолжающееся. В нем-то Творец и Зиждитель всяческих совершил создания, — разумные2 и невидимые природы».

Также и блаж. Августин: «Мир духовный (ангельский) превыше времени, потому что, будучи сотворен прежде всего, предваряет и сотворение всякого времени. Мы не усматриваем никакого времени ни раньше их, ни в них самих, потому что они всегда наслаждаются лицезрением Бога»3.

Так думать заставляют: Быт. 1,1; Иов. 38, 7 — «Сыны Божий» — ангелы (LXX: πάντεζ άγγελοι μου (Иов. 1,6); (Иов. 2,1: οι άγγελοι του θεοΰ).

Св. Симеон, Новый Богослов4 говорит, что ангелы «задолго»5 до сотворения прочих тварей были произведены Богом.

* * *

Православно верующему христианину надлежит содержать следующие главные мысли о существе Ангельском6.

1. Ангел есть сущность, одаренная умом, всегда движущаяся, обладающая свободной волей, бестелесная, служащая Богу, по благодати получившая для своей природы бессмертие, каковой сущности вид и определение знает один только Создатель.

2. Ангел неспособен к раскаянию, потому что бестелесен. Ибо человек получил раскаяние по причине немощи тела.

3. Чем именно служит для людей смерть, этим для ангелов служит падение. Ибо после падения для них невозможно покаяние, подобно тому, как и для людей оно невозможно после смерти.

4. Ангелы — вторые, постигаемые только умом, светы, имеющие свет от первого и безначального Света; не имеющие нужды в языке и слухе, но без произносимого слова сообщающие друг другу собственные мысли и решения.

5. Они описуемы, ибо когда они находятся на небе, их нет на земле и, посылаемые Богом на землю, они не остаются на небе. Но они не ограничиваются стенами, и дверями, и дверными запорами, и печатями, ибо они — неограниченны. Неограниченными же называю потому, что они являются людям достойным, — которым Бог пожелает, чтоб они являлись, — не таковыми, каковы они суть, но в измененном виде, смотря по тому, как могут видеть смотрящие. Ибо по природе и в собственном смысле неограниченно только то, что несозданно. Ибо всякое создание ограничивается создавшим его Богом.

6. Что касается их природы, то ангелы не принимают вида так, как тела, и не имеют троякого измерения.

7. Они трудно склоняемы ко злу, хотя не непоколебимы; но теперь даже и непоколебимы не по природе, а по благодати и привязанности к одному только благу.

8. Ангелы будущего не знают, но если пророчествуют, то при содействии благодати Божией, когда Бог открывает им и повелевает предсказывать. Поэтому, что они говорят, сбывается.

9. В браке они не имеют нужды, так как не подвержены смерти.

10. Ангелы обладают великой силой (ср. 4 Цар. 19, 35; Мк. 16, 3 — 5), но, конечно, относительной (Пс. 71, 18), и имеют одно занятие: воспевать хвалы Богу и служить Божественной Его воле.

Когда ангелы являются по повелению Божию людям, то они принимают самые разнообразные виды7, смотря по надобности: Быт. 3, 24; 18, 2 и след.; Нав. 5, 13; Тов. 5, 5 — 6; Дан. 10, 5-6; Мф. 28, 3; Откр. 4, 6 — 8, и др.

Равным образом в это время они принимают на себя образ и все свойства изображаемых ими сущностей, то есть ходят, летают, сидят, говорят, слышат, осязают, обоняют и проч.

Но православно мыслящему нужно твердо и постоянно помнить — на основании вышеуказанных догматических положений, что все это ими делаемое есть приспособление к нашей дебелой природе и немощному уму, не могущему мыслить иначе, как в трех измерениях, тогда как ангелы не подлежат ограничению последними8. Не принимая почему-либо в соображение последнее обстоятельство, человек может впасть в большие ошибки, запутаться в противоречиях и навлечь на себя тысячу зол9.

Когда являются ангелы людям, то последние видят не существо ангельское, ибо естество их, как бестелесное10, видеть нельзя, а только образ, принятый ими на время и взятый в очертаниях, доступных нашему пониманию11. А когда, по особому Промыслу Божию, люди удостаиваются освободиться от тяготы наших земных понятий и измерений и видеть в раю вещи и лица так, как они есть, то тогда, возвратившись духом на землю, святые ничего не могут рассказать о том, что они видели, и понятно почему: потому что на человеческом языке нет понятий, соответствующих небесным, и сам рассудок (с духом не смешивать) наш не приспособлен к тамошним созерцаниям (2 Кор. 12, 4).

Потому-то еще ученик самого апостола Павла — св. Дионисий Ареопагит, настоятельно убеждал верных не принимать слов Писания о небесных вещах в буквальном смысле. «Нужно, — говорит божественный муж, — чтобы мы не представляли грубо небесных и богоподобных сил имеющими много ног и лиц, носящими скотский образ волов и звериный вид львов, с изогнутым клювом орлов или птичьими крыльями; равно не воображали бы и того, будто на небе находятся огневидные колесницы, вещественные троны, нужные для восседания на них Божества, многоцветные кони, военачальники, вооруженные копьями, и многое тому подобное, показанное нам Священным Писанием под многоразличными таинственными символами (Иез. 1, 7; Дан. 7, 9; Зах. 1, 8; 2 Мак. 3, 25; Нав. 5, 13). Богословие употребило священные поэтические изображения для описания умных сил, не имеющих образа». И в другом месте говорит подобное: «Быть может, иной в самом деле подумает, что небо наполнено множеством львов и коней, что там славословия состоят в мычании, что там стада птиц и других животных, что там находятся низкие вещи, что ведет к неверному, неприличному и страстному»12.

Итак, неужели человеку нельзя видеть потусторонние вещи, как они есть, без приспособлений? — Можно. Но для этого надо очиститься от страстей. Залоги, седалища их находятся в нашей плоти: уничтожь их, сделай при помощи Божией так, чтобы тело ни в чем, ни в малейшей части и ни на одну минуту13 не влияло на дух, и тогда узришь потусторонний мир, будешь читать чужие мысли (то есть видеть души окружающих), узришь бесов и ангелов. В этом заключается свойство прозорливости. О таком уме говорится в святоотеческих книгах, что он прозорлив. Но, конечно, как теперь не самую сущность материальных вещей мы видим, а их свойства лишь воспринимаем (так называемая «вещь в себе», кантовская Ding an Sich для нас неизвестна), так и тогда не самое естество душ мы будем постигать, — это только доступно Божественному Духу, Одному Богу, — а их свойства, настроения, чувствования.

«Совершенно очистившийся от страстей видит душу ближнего, — говорит св. Иоанн Лествичник14, — хотя не самое существо ее, но в каком она находится устроении и каковы ее расположения и чувствования». Также св. Исаак Сирин: «Души, пока осквернены и омрачены, не могут видеть ни друг друга, ни себя самих, а если очистятся от страстей и возвратятся в древнее состояние, в каком созданы, то ясно видят три чина: чин низший их (то есть бесовский), чин высший (ангелов) и друг друга»15.

Но так как вообще человеческое «душевное око проницательно и прекрасно (по перев. Афанасия Критского Λαμπρά — «светло»), так что после бесплотных существ (ангелов) оно проницательностью превосходит всякий вид тварей», говорит дальше св. отец, то «посему часто и те, которые побеждаются страстьми, могут познавать мысли в душах других, от великой любви к ним, особенно же когда они не погрязают в плотских сквернах»16, (ибо даже простой появившийся помысел и воспоминание о мире помрачают ум (духовный, разумеется).

Хотя это прозрение не то, что бесовское «ясновидение» медиумов, но, конечно, оно и не то, что духовное зрение святых, которые видят души людей на громадном расстоянии. Так св. Афанасий Великий, стоя однажды на молитве, видел душу преп. Аммона, возносимую ангелами после смерти на небо17.

 

Примечания:

1. Беседа на «Шестоднев» // Творения, т. I. M., 1891, с. 10.
2. Разумные, или умные, силы — часто встречающееся выражение у святых отцов. Употребляется оно не в противоположность глупому», «неразумному», а в противовес вещественному, телесному.
3. Исповедь, XII, 15. Творения, т. I. Киев, 1907. — Цит. по: Булгаков С. Свет Невечерний. Созерцания и Умозрения. Изд. «Путь», 1917, с. 200, прим. 3.
4. Божественные гимны, XII. Сергиев Посад, 1917, с. 179.
5. Ср.: «Нашему миру не исполнилось еще и 6000 лет (разумеется, до того времени, когда жил блаж. Иероним), а сколько, должно полагать, и до него протекло вечностей, сколько времен, сколько неисчетных веков, в продолжение которых ангелы, престолы, власти и прочие силы служили Господу и существовали по воле Его, без всякого измерения и перемены времен» (Блаж. Иероним на 1-ю главу Посланий к Титу). Также и много других отцов говорили о домирном существовании ангелов: Дионисий Ареопагит, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Амвросий Медиоланский, Григорий Великий, Анастасий Синаит, Иоанн Дамаскин и др. (См.: Митрополит Макарий. Догматическое богословие, §64. СПб., 1895, т. I, с. 385 и след.).
6. Нижеследующие десять пунктов все принадлежат св. Иоанну Дамаскину, точному выразителю православного церковного учения как всего в совокупности, так и в этих статьях, изложенного в его «Точном изложении православной веры». Кн. 2, гл. 3 (частью 4). Об ангелах. СПб., 1894, с. 45-49, 50-51.
7. Особенно много примеров на это (из Священного Писания и житий святых) собрано у епископа Игнатия (Брянчанинова) в «Слове о смерти и прибавлении к нему». СПб., 1881, с. 163 и след.; также у А. кал мета в книге «О явлении духов. Тайны загробного мира» / Пер. с нем., 1877 [Дьяченко Г., прот. Духовный мир. Добавление к книге «Из области таинственного». М., 1900, отд. VIII, гл. 1, с. 226 и след.).
8. Посему ангелов может быть в одной комнате, келье сотни, тысячи, например, при погребении Богоматери и др.
9. Это может случиться не только с мирскими людьми, которые, вообще говоря, в богословии совершенно несведущи, и тем более с неверующими (ср.: Степанов И. «Благочестивые (читай наоборот. — Е. В.) размышления «об аде и рае, бесах и ангелах, грешниках и праведниках и о путях ко спасению». М., 1920, с. 55, 67, 81-82), но и с лицами, глубоко начитанными в богословских творениях, но прельстившимися своею мыслью и желанием во что бы то ни стало доказать последнее, ибо нет ничего легче, как любимые и горячо преследуемые идеи незаметно для себя довести до крайности (см. указ. книгу епископа Игнатия) и необходимые поправки на нее (без них лицам, несведущим в богословии, читать ее нельзя) у епископа Феофана (Затворника) «Душа и ангел — не тело, а дух». — Изд. 3-е, М., 1913).
10. Можно разве допустить при этом только еще тонкую, так сказать, эфирную оболочку, ср.: св. Василий Великий. Толкование на Ис. 1, 11; 10, 11 // Творения, т. II. М., 1891 , с. 36, 271. При этом св. отец называет демонов «бесплотными» (ασωμα τοι), но, во всяком случае, духовность существа ангельского остается непоколебимой. Ангел — дух, а не тело. Ср.: Письма епископа Феофана. Вып. II, с. 4. п. 205. М., 1898; Вып. VII, п. 255. М., 1901.
11. Ведь и мы сами свой ум, точнее душу или дух, не видим и формы его не знаем (потому что, хотя сама душа не вмещается в наших трех измерениях, нельзя сказать, в какой части тела она находится и как соединена с ним, — но, пока в теле, мысли только по этим трем измерениям), а ведь ангел есть чистый, беспримесный к какой-либо вещественности (очищенный, просветленный, могучий притом).
12. Св. Дионисий Ареопагит. О небесной иерархии. Гл. 2, § 1,2. — Цит. по: Епископ Игнатий. Слово о смерти, с. 241. Ср. еще: Св. Макарий Великий. Слово «О любви», гл. 13; св. Исаак Сирин. Слово 55-е. Сведения из других свв. отцов и подробное развитие и этих мыслей см.: Епископ Феофан. Указ. соч., с. 65-67, 87-94. — Объяснение того, каким образом невещественный ангел может принимать вещественный вид, например, толкать, «касаться» человека (3 Цар. 19, 5, 7; Деян. 12, 7), «есть» (Быт. 18, 8), откуда-то брать «посохи» (Суд. 6, 21), «мечи», «одежды» и проч., см. у того же епископа Феофана. Указ. соч., с. 153-156.
13. «Если по нерадению нашему, — говорит великий тайнозритель св. Симеон, Новый Богослов, — мы имеем хотя малый некий помысл, или раздумье неверия или двоедушия, или боязнь за себя, или другую какую страсть, или имеем пристрастие к чему-либо временному, то, конечно, не удостоимся иметь в душе своей обитателем Бога и не взойдем на высоту такой славы» (Творения, т. II. Слово 57-е. М., 1890, с. 60). — Св. отец рассуждает о вселении в человека св. Троицы, как о факте, яснее настоящего дня, — и подумать только после этого, что много людей, которые и в Саму Св. Троицу не верят. Горе роду нашему!
14. Лествица. Слово 26,96. Сергиев Посад, 1908, с. 192.
15. Св. Исаак Сирин. Слово 17-е. Сергиев Посад, 1911, с. 69.
16. Лествица. Слово 26, 100, с. 193.
17. См.: Св. Исаак Сирин, цит. соч., с. 69-70, где подробно выяснены многие новые подробности по духовному зрению трех чинов (ангельского, человеческого, то есть душевного, и бесовского) и показано, как каждый из них видит друг друга, когда и при каких обстоятельствах.

Источник: Епископ Васильсурский Варнава (Беляев). Опыт православной аскетики

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий