Странный брак, необычные дети. Осия, 1:2b-9

Арсений (Соколов), игумен

Книга пророка Осии

Читатель, впервые открывающий книгу пророка Осии, а вместе с ней всю книгу Двенадцати малых пророков, обычно испытывает удивление и недоумение. Наверное, еще более разительно действовало начало пророческой книги на ее первых благочестивых читателей.

Бог повелевает своему пророку совершить нечто аморальное и противозаконное: Иди, возьми себе жену блудницу и детей блуда (1:2). Далее описываются так называемые символические действия пророка, связанные с его взаимоотношениями с этой блудницей. Отвратительный для пророка брак, имена детей от этого брака и сопровождающие все это пророческие речи шокирующе-наглядно объясняют отношения Израиля с YHWH, его Богом. И самое важное – отношение Бога к своему народу. Супружеская метафора, введенная Осией – самая яркая метафора для изображения этих отношений. Есть у пророка и другая метафора, изображающая взаимоотношения Бога и Израиля – «отец и сыновья» (11:1 и дал.), но книга начинается именно этой, «муж и жена». Писатель-пророк делает это намеренно: в этой метафоре – ключ к объяснению всей истории избранного Богом народа[1]. Более подходящего начала для книги – и для книги пророка Осии, и для всей книги Двенадцати[2] –  невозможно себе представить. Израиль во второй половине VIII в. до Р.Х. оказался на краю гибели, на краю полной политической катастрофы и этому должно быть духовное объяснение. Осия объясняет: причина катастрофы – измена Богу:

И сказал Господь Осии:
иди, возьми себе жену блудницу
и детей блуда,
ибо сильно блудодействует земля сия,
отступив от Господа.
И пошел он, и взял Гомерь, дочь Дивлаима.

И она зачала и родила ему сына.

И Господь сказал ему:
нареки ему имя Изреель,
потому что еще немного пройдет,
и Я взыщу кровь Изрееля
с дома Ииуева
и положу конец царству дома Израилева.
И будет в тот день,
Я сокрушу лук Израилев
в долине Изреель.
И зачала еще, и родила дочь, и Он сказал ему:
нареки ей имя Лорухама,
ибо Я уже не буду более
миловать дома Израилева,
чтобы прощать им.
А дом Иудин помилую
и спасу их в Господе Боге их,
спасу их ни луком, ни мечом,
ни войною, ни конями и всадниками.
И, откормив грудью Непомилованную, она зачала и родила сына. И сказал Он:
нареки ему имя Лоамми,
потому что вы не Мой народ,
и Я не буду вашим Богом.
(Книга пророка Осии, 1:2b-9).

Пойти и взять себе в жены продажную женщину – пожалуй, самое необычное и уж точно, самое скандальное из всех пророческих призваний, рассказы о которых содержатся в Библии. Многие древние экзегеты отказывались видеть в этой женитьбе Осии исторический факт и объясняли ее не как нечто, произошедшее в реальности, а лишь как видение пророка, или как притчу или аллегорию. Прямой смысл текста соблазнял их своей аморальностью. Не может же Бог действительно приказать пророку жениться на блуднице, думали они. Ефрем Сирин: «Возьми себе жену и притом жену блудницу, чтобы изобразить тем сонм израильский в Самарии, который явно блудодействует, поклоняясь Ваалу и тельцам… В образе жены любодейцы, которая открыто любит зло, пророк представляет синагогу»[3]. Иероним: «При изъяснении пророка Осии должно молить Господа и говорить с Петром: изъясни нам притчу сию (Мф 15:15)… Ибо кто тот час же, с начала книги, не соблазнится и не скажет: Осии, первому из всех пророков, повелевает взять себе жену блудницу, и он не прекословит!». Для Иеронима, отца церковной экзегетики, это «было образом, потому что в действительности оно не могло быть,… потому что если бы оно было действительно совершено, то было бы в высшей степени бесчестным. Могут возразить, что ничто не бывает бесчестным, когда Бог повелевает. Но мы говорим, что Бог ничего не заповедует, кроме честного»[4]. Августин: «Конечно же, женитьба на блуднице означает одно, когда речь идет о гибельных нравах, и другое – в прорицании пророка Осии»[5]. Впрочем, реальность происшедшего с пророком отрицают не все древнецерковные экзегеты. Вот, например, что говорит Ириней Лионский: «Не через видения только, которые были видимы, и не через слова возвещаемые, но и в действиях Он являлся пророкам, чтобы через них (пророков) прообразовать и предпоказать будущее. Поэтому пророк Осия взял жену блудницу, своим действием пророчествуя, что будет блудодействовать от Господа земля, то есть живущие на земле люди, и от такого рода людей Бог благоволит взять Церковь, которая будет освящена через общение с Его Сыном, как и та женщина освятилась чрез общение с пророком»[6]. Феодорит Кирский считает, что пророк «нимало не колеблясь, исполнил повеленное… Я крайне дивлюсь тем, которые осмелились говорить, будто бы слова сии не были исполнены на деле… Господь… блаженного Осию располагает к тому, чтобы взял непотребную жену и сим поступком как изобличил нечестие народа, так показал Божие долготерпение»[7]. Приведем также цитату из Феодора Мопсуэстийского: «Всех удивляло, что человек, имеющий великую заботу о… должном поведении,… взял в жены блудницу. И странность этого поступка стала для пророка отправной точкой в его обращении к иудеям о том, как им подобает жить»[8].

Здесь следует заметить, что древнецерковные авторы, обращаясь к Ос 1:2-3 и Ос 3:1-2, обычно дают этим текстам экклезиологическое толкование и относят их «исполнение» к евангельскому будущему: Осия прообразует собой Бога, а Гомерь – Церковь из язычников. Этому способствует перевод LXX, которым отцы активнее всего пользовались, переводящий еврейское эмфатическое выражение (абсолютный инфинитив + имперфект) сильно блудодействует( זנה תזנה зано тизне ) будущим временем: ἐκπορνεύσει. По версии LXX, земля блудодействует не во времена пророка, а будет блудодействовать в будущем. Для отцов Церкви это будущее Септуагинты – уже прошлое, ведь Бог во Христе «сочетал Себе» Церковь из язычников, до принятия христианства духовно блудившую – поклонявшуюся идолам и ложным богам. Такой же прообразовательный смысл отцы, от Иринея и Оригена до Кирилла Александрийского и Иеронима, находят и в других ветхозаветных повествованиях – о женитьбе Моисея на мадианитянке, о Раав-блуднице, о Руфи и др. Все эти рассказы, считают древние церковные экзегеты, были лишь прообразами грядущего обращения язычников к истинному богопочитанию, лишь предъизображали евангельские события и события церковной истории[9].

Древнеиудейская экзегеза тоже порой стремится удалить соблазн прямого прочтения библейского текста, иногда очень радикально, как, например в Таргуме Йонатана. Арамейская парафраза интерпретирует Ос 1:2 так: «И сказал Господь Осии: иди и пророчествуй жителям блудного города, потому что они продолжают грешить и бродят далеко от почитания Господа те, которые обходят страну». Итальянские исследователи Таргума Йонатана Сандро Паоло Карбоне и Джованни Рицци в своем комментарии к Таргуму Ос 1:2 в частности отмечают: «Таргум Осии заменяет символическое действие пророка объяснением содержания символа… Идолопоклонство идентифицируется с проституцией,… согласно очевидному значению уже в оригинальном масоретском тексте и согласно общему принятию этой идентификации в таргумической и раввинистической литературе. “Городом блуда”, городом идолов в этом случае может быть Самария, столица древнего Северного царства, но возможно также Сихем, ввиду антисамаританской полемики о храме и культе на горе Гаризим. В последнем случае отрывок оказывается в иудаизме решительно актуализированным»[10]. Гомерь из Таргума исчезает вовсе. Вот как выглядит в Таргуме Ос 1:3: «И пошел, и пророчествовал им: если возвратятся, будет им прощено, если нет, падут, как падают листья смоковницы. Но они продолжили творить злые дела». Очень яркий пример того, как далеко порой заходит парафраза в Таргуме. Это уже и не парафраза вовсе, и тем более не перевод. Но, как ни удивительно, «продажная женщина» появляется в 3-й главе Таргума Осии, правда, лишь как уподобление: «Иди, пророчествуй дому Израиля: они подобны женщине, которая очень дорога своему мужу, и в то время, когда она поступает с ним как проститутка, он не отвергает ее, так как любит. Такова любовь Господа к сынам Израиля» (Таргум Ос 3:1).

В современной экзегетике доминирует прямая интерпретация 1-й и 3-й глав пророческой книги: большинство современных авторов видит в женитьбе Осии реальное событие. Впрочем, бывают спорадические исключения: для некоторых экзегетов[11], чаще всего по своим догматическим или моральным установкам apriori исключающих возможность брака Осии с продажной женщиной, ни брака, ни детей в реальности не было и описываемое – лишь «видение» пророка, или притча. Но как резонно возразил еще швейцарский историк израильской религии Рене Виллёмье-Бессар, «образ не имел бы значения, если бы этот брак не состоялся в реальности. Современники пророка не смогли бы принять всерьез этого сравнения, если бы Осия действительно не пожертвовал своей семейной жизнью по повелению Бога»[12].

Ученые спорят о том, была ли в Израильском царстве культовая, сакральная проституция. Некоторые на этот вопрос отвечают отрицательно[13]. Но священный брак (hieros gamos), проводимый как обряд плодородия, был чрезвычайно распространен на всем древнем Востоке, в том числе у соседей Израиля. Финикия распространила храмовую проституцию по всем своим восточно-средиземноморским колониям, вплоть до Карфагена. Учитывая мощное влияние, которое финикийская религия и культура оказывали на Израиль, особенно начиная с царствования Ахава и Иезавели, внедрявших поклонение Ваалу и Астарте как официальную религию, трудно представить, чтобы культовой проституции в Израиле не было. Культы Ваала и Астарты (вавилонской Иштар) соперничали с культом YHWH на протяжении всей истории Северного царства, и даже революция Йеху (Ииуя), положившего конец династии Омридов, не смогла покончить с ними. Да и сам культ YHWH подвергался мощному финикийско-хананейскому влиянию, деформируясь в народном благочестии и приобретая порой идолопоклоннические черты[14].

Во 2-й главе книги Осии содержится пафосная критика ваализма и, возможно, связанной с ним культовой проституции. Хлеб, вино, елей, вода, шерсть и лен, упоминаемые в этой главе – вовсе не следствие иерогамии, культового совокупления в капищах Ваала и Астарты. Урожай подает YHWH, а не Ваал: «Блудодействовала мать их и осрамила себя зачавшая их; ибо говорила: пойду за любовниками моими, которые дают мне хлеб и воду, шерсть и лен, елей и напитки… А не знала она, что Я, Я давал ей хлеб и вино, и елей…» (2:5,8). К этим стихам мы еще вернемся, а пока лишь заметим, что особо важный элемент здесь – вода. Ваал в ханаанско-финикийской мифологии – бог дождя, «открывающий катаракты облаков». Он и сам изливается на землю в виде дождя, чтобы оплодотворить это огромное чрево, персонифицируемое богиней Астартой. На Ближнем Востоке дождь – это всегда благословение, всегда жизнь, а отсутствие дождя и засуха – это неурожай и смерть. Кстати, именно поэтому для пророка Божия Илии было так важно продемонстрировать, что повелевает дождем вовсе не Ваал, а YHWH (3Цар 18:41-45).

…и взял Гомерь, дочь Дивлаима. Кем была эта женщина, Гомерь, дочь Дивлаима(1:3)? О ней и об ее отце мы знаем ровно столько же, сколько и о пророке – ничего. Не понятно, что значит имя Гомерь, некоторые переводят его как «совершенство»[15], другие, напротив, как «недостаток»[16]. А вот в имени отца некоторые ряд авторов усматривает символизм. Приведем мнение Эрнесто Меникелли, который считает брак Осии реальным, а имена – символическими: «Ее отца зовут Диблаим, что значит “фиговая лепешка”. Странно было бы человеку носить столь курьезное имя. Поэтому оно, скорее, имеет символическое значение. Фиговые лепешки были общепринятым приношением в идолопоклоннических культах»[17].

В экзегетической литературе можно встретить три интерпретации брака с Гомерью: 1) Гомерь была неверной женой Осии, и в таком случае пророк пережил личную семейную трагедию – измену собственной жены; 2) пророк женился на продажной женщине или культовой проститутке; 3) это лишь литературный прием, и в реальности этого эпизода не было в личной жизни пророка. Какой бы из вариантов мы ни выбрали, ясно одно: пророк здесь изображает собой Бога, Гомерь и ее дети изображают Израиля, а блудом или проституцией ( זנונים знуним )[18] названо отступление от YHWH и служение иным богам, прежде всего Ваалу:

…сильно блудодействует. Буквально эмфатическое выражение זנה תזנה   зано тизне , состоящее из абсолютного инфинитива и личной формы одного и того же глагола, перевести на русский язык невозможно. Такие эмфатические (усилительные) конструкции часто встречаются в еврейской Библии и русским переводчикам «приходится подбирать  из имеющихся в русском языке средств эмфазы наиболее адекватные данному контексту»[19]. Перевод Макария Глухарева[20]: блудодействует, блудодействует. Современный русский перевод под редакцией Михаила Селезнева[21]: блудом блудит. Андрей Десницкий[22] перевел: блудно блудит.

Между YHWH и Израилем существует особая, очень тесная связь, обусловленная заветом. Поэтому любое обращение к иным божествам рассматривается библейскими писателями как измена истинному Богу и метафорически описывается как блуд или проституция. Вот что говорит об этом римский профессор Стефано Виргулин в своем комментарии к Осии: «“Проституировать” метафорически означает оставлять служение истинному Богу и заниматься идолопоклонством, которое у хананеев было связано с сакральной проституцией. Подразумевается, что между народом и YHWH существует супружеская связь, и поэтому неверный и любящий других богов народ пятнает себя прелюбодеянием. Этот термин обличает разрыв Израилем союза с Богом»[23].

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий