Странный брак, необычные дети. Осия, 1:2b-9

Но для Осии духовный блуд – это не только почитание Ваала. Чтить YHWH теми способами, какими язычники почитают Ваала – тоже духовный блуд. Немецкий профессор Альбертц в своем обширном исследовании религии древнего Израиля анализирует эту апостасию: «Уже тот простой факт, что в книге Осии говорится о Ваале не только в единственном числе, но также и во множественном, является веским аргументом в пользу того, что пророк не говорит о каком-то конкретном культе Ваала… Для Осии и его учеников «отступление» от YHWH к Ваалу очевидно не было чем-то внезапным,… апостасия была хронической со времен заселения аграрной страны (9:10)… Практически все, что Осия отвергает и осуждает как культ Ваала – высоты (4:13 и дал.; 10:8), камни[24] (3:4; 10:1-2)[25], деревянные оракулы (4:12), божественные изображения (4:17; 8:4b; 11:2), статуя тельца в Бэйт-Эле (8:5 и дал.; 10:5; 13:2), вплоть до виноградных лепешек (3:1) и надрезов[26] на собственном теле в знак траура и горя (7:14) – все это было на протяжении веков компонентами яхвистского культа и не подвергалось ни малейшей критике… Осия – первый, кто… объявляет эти элементы яхвистского культа служением Ваалу»[27].

В синкретическом народном благочестии соблазнительно сливаются почитание YHWH и почитание Ваала (или ваалов). Но все-же это был синкретизм обычаев, не синкретизм веры. Нельзя не согласиться с Бубером[28] в том, что с тех пор, как жизнь израильских колен стала оседлой, шел процесс ваализации народной религиозности, но не ваализации образа YHWH. Образ YHWH в сознании еврейского народа оставался непричастным никакой обыденности, просто в мирной оседлой жизни, с ее заботами об урожае, забывали о YHWH и вспоминали о ваалах. Испанские библеисты Луис Алонсо Шёкель и Хосе-Луис Сикре Диас, написавшие в соавторстве комментарий к книгам пророков, так говорят об этом: «Когда израильтяне прибыли в Палестину, они были пастухами-полукочевниками. Представляли себе YHWH Богом пастухов, оберегавшим их в странствиях, который руководил ими в пути и спасал их в сражениях с соседними племенами и народами. Поселившись в Ханаане, многие из них поменяли род занятий, стали землепашцами. И многие из них… не могли себе представить, что Бог пастухов может помочь им обрабатывать землю, посылать дождь и гарантировать плодородие. Распространяется культ хананейского бога Ваала, господина дождя и времен года, определяющего плодородие земли и помогающий ее культиваторам. Израильтяне приняли этого бога, несмотря на то, что его культ включал в себя абсолютно аморальные практики, как, например, сакральную проституцию. YHWH продолжал быть Богом народа, однако тем, кто удовлетворял самые необходимые его потребности, стал Ваал. Он давал хлеб и воду, шерсть и лен, вино и елей. Когда израильтянин получал это, он воздавал благодарность не YHWH, а Ваалу. В любой другой стране подобное положение дел не создало бы ни малейшей проблемы: их божества обычно были очень толерантными. Но YHWH – Бог неуступчивый, Он не терпит соперничества с Собой ни в чем. Именно об этом говорит нам Осия с помощью некоторых очень ясных образов»[29].

…Изреель. Долина, лежащая в Нижней Галилее между возвышенностью Кармил и Иорданом – по площади, конечно, не казахстанская степь, но по ближневосточным меркам довольно просторна: около 40 км с запада на восток и более 20 км с севера на юг. Ее земли, орошаемые источником Айн-Джалуд[30] и речкой Кишон[31], очень плодородны. Если взглянуть на нее, например, с горы Мегиддо или с горы Фавор, взору предстают бескрайние поля и сады, усаженные самыми различными культурами. Так, видимо, было и в древности. Обширная и довольно ровная, Изреельская долина у Иезекииля (Ос 1:11. Иез 38:8-9,21; 39:2-4), а затем у Иоанна (Откр 16:16) – место Армагеддонского сражения, последней эсхатологической битвы в конце истории, в «день Бога Вседержителя» (Откр 16:14). Эсхатологическое значение имеет Изреель и в книге Осии – см. 1:11 (ниже мы рассмотрим этот текст). Не удивительно, что эта долина и в истории не раз становилась ареной сражения больших армий: здесь было где развернуться не только пехоте, но и колесницам, и коннице. Здесь израильтяне одержали победу над Сисарой, военачальником Хацорского (Асорского) царя (Суд 4), здесь сражались Гедеон (Суд 6:33; 7:1) и Саул (1Цар 29:2), здесь в 609 г. фараон Нехао (Нехо) нанес поражение войскам иудейского царя-реформатора Иосии и убил последнего (4Цар 23:29). Не удивительно также, что в Изреельской долине в эпоху Омридов процветали культы, связанные с плодородием и репродукцией – культы Ваала и Астарты. Название יזרעאל   Изреель долина получила от располагавшегося на ней одноименного укрепленного города в наделе Иссахара (Нав 19:18), бывшего одной из резиденций Омридов (3Цар 18:45-46), перевести его можно как «Бог сеет» или «Бог засеет». Сеет и дает урожай YHWH, а не Ваал: ср. 2:21-22.

Имена, которые пророки дают порой своим детям – это знамения, которые должны произвести определенное историческое действие (ср. Ис 7:3 ® 10:21; 8:1-4 ® 8:18; ср. Ис 7:14-16)[32]. Осия называет сына Изреелем в предзнаменование того, что скоро исполнится пророчество, данное когда-то царю Йеху (Ииую), истребителю дома Ахава, покончившего с династией Омридов: «И сказал Господь Ииую: за то, что ты охотно сделал, что было праведно в очах Моих, выполнил над домом Ахавовым все, что было на сердце у Меня, сыновья твои до четвертого рода[33] будут сидеть на престоле Израилевом» (4Цар 10:30). Впрочем, для автора книги Царств, описывающего историю Израиля сквозь призму Второзакония, ни один царь Северного царства не мог быть хорош хотя бы лишь потому, что не признавал над собой власть Иерусалима. Поэтому и в отношении Йеху обычным для израильских царей рефреном звучит вердикт: «Но Ииуй не старался ходить в законе Господа, Бога Израилева, от всего сердца. Он не отступал от грехов Иеровоама, который ввел Израиля в грех» (4Цар 10:31). Последний представитель династии Йеху Захария процарствует всего лишь шесть месяцев (4Цар 15:8-12) и будет умерщвлен узурпатором Шаллумом (Селлумом). После династии Йеху страна вступит в период военных переворотов, дворцовых заговоров и мятежей, который завершится полной катастрофой. Сын рождается у пророка в конце царствования Иеровоама II или во время недолгого царствования Захарии. Город Изреель, видимо, был некоторое время резиденцией Йеху (4Цар 10:6). С этого города начинается карательная операция нового царя по истреблению представителей династии Омридов и приближенных к этой династии должностных лиц: «Взяли царских сыновей и закололи их – семьдесят человек, и положили головы их в корзины и послали… в Изреель… И умертвил Ииуй всех оставшихся из дома Ахава в Изрееле, и всех вельмож его, и близких его, и священников его, так что не осталось от него ни одного уцелевшего» (4Цар 10:7,11). Истребление, таким образом, было тотальным: Йеху уничтожил не только царя Йеорама[34] (4Цар 9:24), и не только всех претендентов на престол из династии Омридов, но и всех близких к ней функционеров, а также союзного Йеораму иудейского царя Ахазъю[35] (4Цар 9:27). Видимо, эта излишняя жестокость подразумевается, когда говорится о крови Изрееля:

…Я взыщу кровь Изрееля с дома Ииуева и положу конец царству дома Израилева. Убийство последнего представителя династии Йеху в ходе мятежа, устроенного Шаллумом (4Цар 15:8-12) – начало конца Израильского царства. С этого момента история Израиля приобретает фатальный характер и стремительно движется к своему концу. Если автор 4 книги Царств в целом одобряет действия Йеху по истреблению «дома Ахавова» и всей династии Омридов, то для Осии события, потрясшие тогда Израиль и спустя почти столетие все еще остававшиеся в памяти народа, носят негативный характер и служат прототипом кровавых переворотов, один за одним следовавших в последние десятилетия израильской истории[36]. Таким образом, в имени Изреель, данном пророком своему сыну, содержится божественная угроза всему Израилю: Бог подвергнет Свой народ такой же кровавой казни, какой Йеху подверг Омридов. Так будет потому, что вина за апостасию лежит не только на Омридах, но и на доме Ииуя. А поскольку конец предвозвещается вообще царству дома Израилева, очевидно, что эта вина не снята и с последних царей Израиля.

По мысли отцов Церкви, кровь Изрееля – это не только кровь Омридов, пролитая Йеху, но и невинная кровь Навуфея, пролитая Ахавом и Иезавелью (3Цар 21:1-16). Ефрем: «Кровь Навуфея, пролитая на поле Изреелевом, отмщена была самим Ииуем на доме Ахавовом»[37]. Иероним: «Изреель – это имя главного города десяти колен, в котором был умерщвлен Навуфей, кровь которого возбудила Ииуя, истребившего дом Ахава и Иезавели»[38]. Феодорит: «Изреелем называлось селение, в котором Навуфей претерпел неправедное побиение, а Ииуй разумеется тот, который по распоряжению Божию стал отмстителем за Навуфея»[39]. Кирилл: «Ииуй был помазан для того, чтобы отмстить кровь Навуфея, который был из Изрееля»[40].

В некоторых вариантах LXX в этом месте вместо «дома Ииуева» оказался дом Иудин. Это, по выражению Иеронима, «неудачно удержавшееся ошибочное чтение»[41] перешло и в сделанные с LXX древнелатинские переводы, а также в арабский и церковнославянский. Кирилл Александрийский также обращает внимание на это разночтение[42]. «Мне кажется, что это чтение, — пишет Иероним, — утвердилось не по вине LXX толковников, а вследствие невежества переписчиков, которые, не зная об Ииуе, написали Иуда»[43].

Арамейская парафраза 4-го стиха много длинней еврейского текста. Вот что мы читаем в Таргуме Йонатана: И сказал ему Господь: назови их рассеянными, ибо еще немного, и Я взыщу кровь почитателей идолов, которую пролил Йеху в Изрееле, который убил их, потому что они поклонялись Ваалу. Они вновь стали блуждать вслед за тельцами Бейт-Эля, потому взыщу за невинную кровь с дома Йеху и отвергну царство дома Израилева. В понимании Йонатана, «Бог сеет» означает, что Он рассеивает – отправляет Свой народ в рассеяние, в диаспору. Карбоне и Рицци так комментируют появление в этом стихе бейт-эльских тельцов: «Арамейская глосса имеет ясную галахическую природу, она подчеркивает, что совершавшийся Йеху грех идолопоклонства еще тяжелей (чем истребление в Изрееле)»[44].

…в тот день. היום ההוא – это специфическое выражение часто используется пророками для обозначения особого божественного вмешательства в историю (ср. Ис 2:20;3:18; 4:1; 10:20; Иер 39:16-17 и др.). У Захарии  «тот день» становится абсолютно синонимичным эсхатологическому «дню Господню» (Зах 14:1 ® 14:6,13,21) – более редкому выражению, хронологически впервые появляющемуся у Амоса (Ам 5:18) и, в отличие от выражения «тот день», всегда имеющему эсхатологическое значение (ср. Иоил 1:15; 2:1,31. Соф 1:14)[45]. В Ос 1:5 тот день, в 1:11 названный днем Изрееля, не имеет далекой эсхатологической перспективы и указывает на какое-то современное пророку событие – видимо, на завоевания Галилеи Тиглатпаласаром III в ходе экспедиции 734-732 гг.

…сокрушу лук Израилев в долине Изреель. Лук здесь – образ войны. Сломанный Богом лук означает прекращение войны и наступление мира: «Придите и видите дела Господа, какие произвел Он опустошения на земле, прекращая брани до края земли, сокрушил лук и переломил копье, колесницы сжег огнем» (Пс 45:9-10); в том числе окончательного, эсхатологического мира: «Тогда истреблю колесницы у Ефрема и коней в Иерусалиме, и сокрушен будет бранный лук, и Он возвестит мир народам, и владычество Его будет от моря до моря и от реки до концов земли» (Зах 9:10). Но у Осии образ переломленного лука означает, в отличие от приведенных текстов, не военное поражение врагов, а поражение самого Израиля, военную мощь которого (лук)  Бог сломит руками его врагов – ассирийцев.

В Таргуме появляется эсхатологический оттенок: И будет в то время, Я сокрушу силу тех, которые ведут войны Израиля на равнине Изреель. Карбоне и Рицци так комментируют слова таргумиста: «Пророчество о несчастье Северного царства, содержащееся в оригинале, приобретает новую, эсхатологическую ориентацию, использованием языка мессианских пророчеств намекая на полное исчезновение войны в Израиле»[46]. Мессианско-эсхатологическую интерпретацию мы еще не раз встретим в тексте Таргума Осии. Да и во многие другие пророческие тексты Таргум Йонатана вводит мессианский смысл. Вот, например, как выглядит в Таргуме Пророков процитированный выше стих Зах 9:10: «Рассею колесницы из Ефрема и коней из Иерусалима и сокрушу лук воюющих, войска народов, и [Мессия] судит мир царству и будет править от моря до запада солнца[47] и от Евфрата до концов земли».

Интересно в этой связи заметить, что Септуагинта часто делает противоположное Таргумам: греческая Библия умаляет явное мессианское содержание некоторых пророчеств, переводчики LXX нередко изменяют смысл текста, стараясь избежать его мессианского прочтения. Если в Таргумах по отношению к еврейскому тексту эсхатология и мессианизм резко усилены, то у LXX – резко снижены, а в некоторых местах и вовсе удалены. Темой элиминации «мессианизмов» в греческой Библии и вообще темой богословской  интерпретации в ней сейчас активно занимается отечественная исследовательница Мария Гордийчук, которая произвела в этой области небезынтересные наблюдения, отраженные ею в ряде докладов[48].

Лорухама. לא רחמה. Глагол, стоящий здесь в породе pual, означает быть помилованным или быть любимым. Русский Синодальный перевод точен: с отрицанием לא  имя первой дочери пророка означает Непомилованная или Нелюбимая.

О глаголе רחמ  стоит написать несколько отдельных слов. В масоретском тексте этот важный глагол встречается очень часто и всегда в породе piel или, как здесь, в породе pual[49]. Порода piel выражает интенсивное действие, а порода pual – его пассивную форму. В книге Осии глагол встречается 9 раз: 4 раза в piel (1:6,7; 2:6[50],25[51]) и 5 раз в pual (1:6,8; 2:3[52]; 2:25[53]; 14:4). Корень r-h-m встречается во всех известных семитских языках[54], его первое, исконное значение – материнская утроба, матка. Таково и прямое значение еврейского существительного רחמים   рахамим . А в переносном значении – материнская любовь, милость, нежность, сострадание[55]. То, что это слово многократно используется в Танахе для описания отношения Бога к человеку, говорит о многом[56]. Как о многом говорит и это ужасное имя – Ло-рухама, Непомилованная.

Кстати, греческий глагол σπλαγχνίζομαι сострадать, миловать, 12 раз встречающийся в Новом Завете, тоже происходит от существительного, обозначающего утробу, внутренности – от σπλάγχνον (11 раз встречается в Новом Завете, причем только единожды, в Деян 1:18 – в прямом значении: внутренности). Но LXX при переводе Осии используют другой глагол — ἐλεάω, тоже означающий миловать, поэтому Непомилованная в LXX носит имя Οὐκ-ἠλεημένη .

В последнем стихе 2-й главы милость Божия, Его рахамим вновь проявится, Непомилованная будет названа Помилованной. Но пока пред лицом всего народа Божьего пророк называет собственное дитя лишенным милости, чтобы всем стало ясно: Господь не помилует Свой народ в его противостоянии ассирийцам, сопротивление израильской армии будет сломлено, словно лук, и свободный и независимый народ Израиля будет пленен и рассеян по просторам Ассирийской империи.

Христианская древность в лице Иеронима и Кирилла Александрийского усматривает в имени дочери пророка именно такой смысл и видит в нем пророчество о скором ассирийском плене: «После того, как лук Израилев был сокрушен и разбит в долине Изреель и царство десяти колен было разрушено, так что они были отведены в плен, рождается уже не Изреель, то есть семя Божие, и не сын, принадлежащий к мужескому полу, а дочь, то есть женщина слабого пола, которую легко могли опозоривать победители и которая называется Непомилованною. Ибо она была уведена в плен потому, что Господь не помиловал ее»[57]. «Кажется, здесь пророческое слово опять указывает нам на пленение Израиля Феглаффелласаром, и также Салманассаром, царями ассирийскими, которые, опустошив города самарийские, переселили Израиля из Самарии в персов и мидян»[58].

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий