Заповедь 8: «Не укради» — не вреди и внешнему твоего ближнего, — его имуществу, равно как и своей собственности

Нравственное богословие для мирян; http://svavva.ru/

протоиерей Евгений Попов

Раздел: Неправедное присвоение чужой собственности обманом

Делание фальшивой монеты или только сбыт ее заведомо

«Чье это изображение и надпись? Говорят ему: кесарево» (Мф.22,20-21). Да; самому царю принадлежит право повелеть – производить денежную монету, а государству всему следует доход от нее. Таким образом работа фальшивой монеты, хоть бы из металла и материалов того же достоинства, составляет кражу у самого царя и всего государства.

Каждому открыты способы трудится для приобретения состояния: между тем работою фальшивой монеты и кредитных билетов, имеющих в общем обрашении свое достоинство, иные не тру­дясь хотят вдруг обогатится в счет государства; они хотят жать там, где не сеяли и не работали; они собственным трудом и преобразования никакого не делают в монете по виду ее, а только копируют произведение царя и тем самым еще оскорбляют самое произведение. Главное же: изготовляя деньги, эти люди обессиливают госу­дарство в основании его, хотят усвоить себе самим часть государственной силы посредством быстрого обогащения. Государство, посему, и справедливо вступается за свои права: так например, оно преследует даже тех, которые хоть не принимают никакого участия в работе фальшивой монеты, но знают о ней достоверно и между тем не доводят до сведения правительства; преследует и одну случай­ность получения фальшивых денег, если кто положим, добросовестно получил монету, не зная об ее фальшиво­сти, но жалеет потерять собственное и потому спешит передать ее другому под видом настоящей. — О, если б подделыватели или переводчики фальшивых денег, до привлечения их к делу, вразумились и добровольно по­спешили открыть правительству своих соумышленников, еще не известных! Тогда они доставили бы средства обна­ружить и пресечь преступные действия других к пользе государства, а сами были бы помилованы правительством: их имена даже сохранились бы втайне, по крайней до гласного разбора дела.

Незаконная продажа золота, равно как такая же работа из него вещей

«Лучше тысяч золота и серебра» (Пс.118,72), сказано в слове Божием о дарах духовных. Следовательно, между дарами же вещественными, или в природе видимой, золото есть первая драгоценность. Кому же, как не целому государству, перво­начально должна принадлежать эта драгоценность? Да; уже государство предоставляет от себя другим как добычу золота, так и торговлю им по частям. Но скажут: «не счастье ли человека, который случайно нашел целый самородок золота или серебра или же кусок драгоценного какого камня, например, алмаза»? Счастье пусть будет счастьем. Но как всякую находку надобно предъявить хозяину ее; так известно каждому и хозяин драгоценностей из недр земли. Хозяин в настоящем случае—казна. Она не оставляет без вознаграждения того, кто случайно найдет кусок золота или драгоценного камня; но она не предоставляет этому человеку непосредственно продавать най­денное, которое он и стал бы продавать ничтожною це­ною. Золото на этот раз можно отнести к вещам, которые общи для всех, как свет или воздух, и которых исключительно один кто либо не может зачислить за со­бой собственностью. Как в семье все имеют одинаковое право смотреть на какую либо драгоценность или пользо­ваться этой драгоценностью: так и члены всей государствен­ной семьи равны в правах на драгоценное. Где же бу­дет справедливость, если один кто завладеете золотом? Еще скажут: «иной отыскивал золото или обработал его». Но и другой также употреблял усилия отыскать: чем же достойнее первый, чтоб исключительно и без­гласно один мог завладеть отысканным? А если личным трудом на обработку золота признать тот труд, который употребляется на обращение золота в слитки: то пред ценностью металла в природе этот труд ничего не зна­чит.—После сего преступно поступают и те, которые производят и продают какие либо золотые вещи без установленных клейм, которые сплавляют золото и се­ребро не в пробирном учреждении, употребляют только в малом виде серебро для вещей без законной пробы, а также выдают под видом золотых вещей бронзу и т.под.—Так, читатель, золото нельзя сравнить с ягодой в поле, которую может всякий сорвать и съесть. Да иной раз, например, в садах, и ягоды не дают рвать.

Подложные в деньгах или по имуществу документы, а также утайка подлинных

Пример таких подлогов видим из евангелия в приставнике дома. Этот человек дозволил должникам своего господина писать фальшивые долговые расписки и сам скреплял каждую из расписок. Так, например, кто был должен сотнею мер пшеницы, тому он говорит: «напиши восемьдесят». И ныне есть люди, поступающие так же в делах денежных или имущественных. Но, к сожалению, они еще хотят оправдать себя примером этого человека, потому что сказано-де в евангелии: «и похвал господин управителя (Лк.16,7-8). Напрасно! Похвала здесь от­носится не к утайке, которую никак нельзя похвалить с нравственной стороны, а собственно к самозаботливости. «Приставник» заботился задобрить должников господина, чтоб затем найти у них пристанище и покровительство, т.е. в случае удаления своего от должности. Что он действовал и в настоящий раз не так, как позволительно было бы каждому поступить в затруднительных обстоятельствах жизни,—видим из собственного его взгляда на свои действия и, затем, из постороннего свидетель­ства о его действиях. Сам он только «призвав должников господина своего, каждого порознь» (Лк.16,5), заставлял писать фальшивые до­кументы, т.е. вел дело с каждым из должников не иначе, как только порознь или с глазу на глаз: следовательно, опасался того, чтоб не открылась его сделка. А посторонний голос называет его «неправедными» (Лк.16,9) даже и после того, как он такою ловкостью вышел из опасного состояния.—Ты, христианин, отвергай и в душе и на деле все эти хитрости, которые придумывает корысть человеческая, чтоб завладеть чужим и только посредством бумаг, имеющих достоинство денег или предоставляющих право на имение!

Продажа или изготовление вещей, которые продавать и изготавливать можно по особенному лишь дозволению и праву

Так например, в аптеках продают настоящие яды или только сильно действующие вещества не в таком вид или не тем лицам, в каком и каким дозволено про­давать, продают т же ядовитые вещества и другие, кото­рые вовсе не имеют на то права по закону; некоторые производят недозволенно табак и имеют иные фабрики, например, карточные, без узаконенных дозволений и свидетельств. Вина этих людей заключается в том, что они вредят чужим интересам: другие оплачивают права, а они под чужими правами продают и сбывают еще и больше других; потому что могут уступать больше или же пользуются слабостью людей бросаться на запрещенные покупки.—О, производители запрещенной продажи иди производства! у вас одна только забота, чтоб взять огромный барыш. А о том вы не подумайте, что вещью, которую тайно продаете или изготавливаете, например, порохом, может иной страшно злоупотребить! (Сколько вот этот же порох в связи с модными и распространенными револь­верами делает ныне ужасных, невозвратимых бед!)

Тайная уклончивость от положенных пошлин

«И от тайных моих, очисти меня» (Пс.18,3). Так, например, на таможне просто провозят или покупают вещи, хоть и дозволенные законом, но обложенные пошлинами; там же пассажиры провозят товары или вещи не оплаченными в тайных, например, в своих в экипажах (автомобилях) или около себя, например, зашитыми в одежду. Посылают по почте под видом казенного, следовательно, без платы, свое частное и личное, например, пакет, посылку (часто это допускается должностными лицами); на почте же оценивают уже чрезмерно малою цифрою и при средствах своих что-либо посылаемое, чтобы меньше заплатить в страховой сбор или же отправляют опять в тайных помещениях ящика поклажи такое, что подлежит особой пошлине. Затем, оценивают доход от своего завода или строения во много раз меньше, чтобы не увеличен был на них узаконенный налог. И сколько случаев, где легко и неуловимо уклоняются от положенных пошлин! Но тут-то христианин и должен показать, что действует по со­вести, что не дожидается посторонних настояний или на­поминаний к уплате того, что требуется пошлинными пра­вилами. Он помнит, что, если и успеет сберечь малое, то в другом месте потеряет немалое; потому что не оплатил пошлины с сознанием; и эта уклончивость его остается тайною только для людей, но она открыта пред лицом всевидящего Бога. Он не оправдывает себя на сей раз тем, что у него и без того много таких потребностей в жизни домашней и общественной, в которых уже никак не может обойтись без платежей, если не в данное время, то после. Но если он и во многом нуждается, если даже и для всех ныне предметы продовольствия в жизни дороги; то первоначальную причину всего этого он полагает не в ином чем, как в грехе человеческом, ко­торый породил и поддерживает скудость на земле. — Впрочем, благочестивый христианин, и здесь также можем мы с тобой по духу «свободы Христовой» (Пс.18,13), без боязни и недоумения обойти иной раз малую пошлину. Это можем мы позволить себе, когда находимся в особенной нужде не платить пошлины (все уважительные исключения в общем законе не могут же быть исчислены), когда тем более выполняем такое полезное дело, пред которым неоплаченная пошлина как капля воды в море и которое между тем могло бы замедлиться.

 

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий