Киевская Русь. V. Общественные отношения Киевской Руси (продолжение)

В 40-х годах С. В. Бахрушин отошел от этих позиций26.

Само собой разумеется, что раннесредневековые государства складываются при известных условиях, но уже на развалинах родового строя. Мы можем указать на некоторые совершенно определенные признаки, отделяющие родовой строй от государственного. Для родового строя, конечно, прежде всего характерна его бесклассовость. Последний период в истории родового строя характерен наличием следующих учреждений: народного собрания, совета родовых старейшин и военачальника.

С развитием классового строя эти учреждения перестают удовлетворять потребности общества, некоторые из них делаются уже невозможными, и родовому устройству общества наступает конец. На его место становятся государство, либо преобразующее учреждения родового строя, либо заменяющее их новыми, конечно, не вдруг. Это процесс длительный. Но если мы лишены возможности на нашем материале проследить отдельные его этапы, то не имеем права закрывать глаза на факты, нам известные, и должны иметь смелость называть эти факты их именами. Если, например, родовые союзы уже заменились территориальными, если власть отделилась от народных масс, если у власти успел встать наиболее сильный экономически класс, если этот класс организовал аппарат властвования, то мы смело можем говорить о замене родового строя государственным, как о факте уже совершившемся.

В первых главах мне как будто удалось показать, что в VI— VIII веках мы во всяком случае имели уже право говорить о возникновении классов, в VIII—IX веках эти классы делаются нам известны с достаточной ясностью, об X—XII веках нужно сказать то же, но с гораздо большей конкретностью. Этим самым мною показаны основания, по которым мы имеем право говорить и о возникновении государства27.

Обратимся за некоторыми справками к нашим древним источникам.

Как летописец понимал Киевскую Русь? Считал ли он ее государством, хотя бы и в своем собственном понимании термина? Это далеко не праздный вопрос. Ведь летописец говорит все время и о таких государствах, которые не вызывают никаких возражений в праве их называться этим именем даже у тех авто¬ров, которые готовы отказать в этом праве Киевской Руси. Лето¬писец формулирует свою задачу следующим образом: «Повесть временных лет: откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуда Русская земля стала есть».

Что подразумевает летописец под термином «Русская земля»? Только ли географическое понятие или же и политическое? А если и политическое, то какое именно? М. Ф. Владимирский- Буданов отвечает на этот вопрос решительным утверждением, что летописец под термином «земля» в данном случае понимал не географическое пространство, а обозначал этим словом понятие государства. В доказательство своей мысли Владимирский-Буда¬нов приводит очень убедительные факты. Некоторые из них я и позволю себе повторить здесь.

Он указывает на то, что именно термином «земля» летописец обозначает и соседние иностранные государства. «Когда угры, победив славян, основали свое государство, то «оттоле прозвася земля Угорьска». Князья моравские прислали к византийскому императору просьбу дать им учителя христианской веры и говорили так: «Земля наша крещена, и несть у нас учителя». Игорь, помирившись с греками, «повеле печенегам воевати Болгарскую землю», т. е. государство, враждебное Византии. В Польском государстве по смерти Болеслава Великого возник «мятеж»; об этом наш летописец говорит так: «умре Болеслав великий в Лясех, и бысть мятеж в земле Лядьске». В таком же смысле пользовался термином «земля» и наш князь Святослав, когда говорил: «хочю жити в Переяславци на Дунай, яко то есть среда в земли моей». «Для юридического значения (термина. — Б. Г.) всего важнее знать, — пишет М. Ф. Владимирский-Буданов, — как именуют государство того времени люди в трактатах, заключенных между двумя государствами. В договоре Олега выражаются так: если греческий корабль потерпит крушение, то русские обязаны про¬водить его «на землю крестьянску» (что однозначаще с «христи¬анским царством», ст. 14), а если крушение случится близ земли русской, то «да проводим ю в Русскую землю». Когда послы Олега возвратились в Киев, то «поведаша Олегу вся речи обою царю, како створиша мир и уряд положиша межю Грецкою зем¬лею и Русскою». То же словоупотребление и в том же смысле мы имеем и в «Правде Русской» («Правда установлена Русской земли») и много раз в «Слове о полку Игореве» («полегоша за землю Русскую», «погании... прихождаху с победами на землю Русскую», «тоска разлилася по Русской земле» и т. д. н т. д.).

Приведенные здесь факты могут служить доказательством тому, что термин «Русская земля» был в X—XII веках тождествен понятию «Русское государство»: поскольку древние авторы термин «земля» прилагали и к Византии, и к Польше, и к Венгрии, и к Болгарии, и к Руси, мы в праве допустить, что у них было какое-то основание выражаться именно так, а ие иначе. У всех перечисленных здесь политических организаций в глазах наших древиих авторов было нечто общее, и мие кажется, что это общее, их объединяющее, заключалось в их государственности: все эти политические организации были государствами.

Факт заключения договоров с нх основной целью создания торговых и политических связей, гарантируемых государственными санкциями с обеих сторон, говорит о наличии в обеих договаривающихся странах классов, заинтересованных в торговле и политических, между двумя государствами, отношениях, а также и о наличии государственного аппарата, способного обеспечить выполнение заключаемых договоров.

В договоре Игоря совершенно ясно названы общественные силы, больше других заинтересованные в создании торговых связей с Византией. «А великий киязь русский, — читаем в дого¬воре, — и боляре его да посылают в Греки к великим цесарем греческим корабли, елико хотят, со слы и с гостьми». Это князь и «боляре его». Они имеют право посылать в Византию свои корабли в неограниченном количестве «со слы и с гостьми». Едва ли мы ошибемся, если сделаем отсюда вывод, что хозяином
положения, ответственным руководителем пресловутой торговли Русн с Византией, был князь и его бояре, богатые, влиятельные люди, — как мы уже видели, крупные землевладельцы, имеющие свои дружииы. Гости-купцы играют тут роль довольно второстепенную. Бояре сажают их вместе со своими «слами» на корабли, отправляемые в Византию. Конечно, в данном пункте речь идет только о торговых сношениях Руси с Византией, и этим не решается вопрос о роли купцов, равно как и боярства, в общественной жизни Киевской Руси.

Само собой разумеется, что государства эти находились не на одном уровне своего стадиального развития: нельзя ставить знак равенства, например, между Византией и Русью в X веке. Само собой разумеется также, что государства эти не оставались в неподвижности. Русь времен Олега или Игоря не та, что Русь времен Владимира или Ярослава. Все это совершенно правильно. Критики упрекают меня в том, что я в X веке вижу уже создавшееся «территориально-политическое единство» (Н. Л. Рубинштейн) нли «большое, хорошо организованное, феодальное государство» (С. В. Бахрушин)28. Относительное единство несомненно было. На этом я настаиваю, но о «хорошей» организованности государства, если иметь в внду государство централизованное, я ие говорил и говорить не собираюсь.

Я понимаю, что слов здесь недостаточно. Необходимы доказательства, а источники слишком скудны. Ведь недаром по этому предмету спорили раньше, спорят и сейчас.

Невольно хочется напомнить слова А. Е. Преснякова, сказанные им по поводу состояния источников, относящихся ко времени княжения князей Олега и Игоря: «Разве с отчаяния перед... сбивчивостью (источников. — Б. Г.) можно пойти за А. А. Шахматовым, вовсе разрывая всякую связь между Олегом и Игорем. Скорее, особенно под влиянием «еврейского документа», можно соблазниться, во всяком случае, остроумной догадкой киижника-летописца, который создал то построение, какое находим в Новг. I (летописи.—Б. Г.)»29.

В работе В. В. Мавродина, вышедшей в 1945 г., без всяких оговорок и колебаний Древнерусское государство изображается как раннесредневековое государство, как самое крупное государство в средневековой Европе30.

О соображениях А. А. Шахматова и самого А. Е. Преснякова о «еврейском документе» и пр. — в своем месте. Сейчас я ставлю перед собой очень скромную задачу — показать, в каком положении находится в настоящее время вопрос о политическом строе Киевской Руси — даже не весь вопрос в целом, а лишь одна его сторона: мне хотелось высказать несколько соображений относительно взглядов авторов, либо совсем ие склонных признавать Киевскую Русь государством в качестве одного из этапов в истории нашей страны, либо признающих Киевскую Русь государством, но со столь большими оговорками и ограничениями, что самое признание делается равносильным непризнанию.
Продолжаю рассмотрение вопроса в следующей главе, посвященной специально положению княжеской власти в Древнерусском государстве, причем предполагаю пользоваться главным образом договорами Руси с греками и некоторым другим актовым материалом, прибегая к летописному рассказу лишь в редких случаях. Это ограничение в круге источников делаю умышленно, чтобы избежать упреков в следовании за концепцией нашего первого историка-летописца, действительно не чуждого тенденциозности, особенно в вопросах, связанных с характеристикой деятельности древнерусских князей.

В положении князя и в изменениях этого положения я постараюсь проследить эволюцию надстроечных явлений в связи с изменениями в базисе, т. е. в экономическом строе общества на каждом этапе его развития.

Пимечания:
26.  «Под знаменем марксизма» № 7—8, 1943, стр. 102—103.
27.  Более подробно я высказываюсь по этому предмету в книге «Борьба Руси за создание своего государства», М.—Л. 1945.
28.  С. В. Бахрушин, правда осторожно, говорит, только о том, что «соз¬дается впечатление большого, хорошо организованного феодального госу¬дарства» («Историк-марксист» № 3, 1937, стр. 167).
29.  А. Е. Пресняков, Лекции по русской истории, ч. I, стр. 72.
30. В.В.  Мавродин, Образование древнерусского государства, Л. 1945.

 

Назад            Начало            Далее

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий