Подвижники-Миряне. Том 1. Часть I. Жизнеописания подвижников в миру

Подвижники-Миряне

X Вайя Георганнаки1

Вайа родилась в деревни Ризовуни, располагав­шейся недалеко от города Превеза2. У неё была сестра — двойняшка, которая умерла в раннем детстве.

Вайе было всего сорок дней, когда погибла её мама — она упала с масличного дерева и разбилась. Её отец же­нился вторично, и в новом браке родилось трое детей.

Вайа очень уважала свою мачеху. Будучи старшей, она вела всё домашнее хозяйство. Девочка успевала повсюду: пасла коз на горе, в лесу рубила дрова и сама относила их домой. Она была очень любочестным и работящим ребёнком. Все работы спешила выпол­нить первой.

Замуж она вышла рано и в 1947 году родила пер­венца. У неё было шестеро детей. Она была весёлым и жизнерадостным человеком. Ею восхищались все односельчане.

Однажды тяжело заболел ребёнок Вайи. Врачи не в силах были ему помочь. Как любящая мать, она очень переживала за своё чадо и даже жизнь свою была готова отдать за него. Она сажала его себе на спину, поднималась высоко в горы и совершала мно­гочасовые пешие походы в окрестные церкви и мо­настыри, чтобы вымолить ему исцеление.

Каждый день её жизни был наполнен болью. Од­нажды она увидела во сне женщину, обратившуюся к ней со следующими словами: «Возьми своего ребён­ка и приходи в мой дом. Там ты спустишься по сту­пенькам к источнику со святой водой, омоешь чадо и попросишь священника отслужить молебен, и ребё­нок твой получит исцеление».

На следующий день Вайа рассказала сон мужу, который над ней посмеялся. Но она на этом не ус­покоилась и узнала, что такая церковь есть в сосед­ней деревне Комтсиадес — Амбе'лия. Там сохранил­ся древний маленький храм десятого века в честь Святой Параскевы. За ним есть пещера, из которой по ступенькам можно спуститься к источнику Свя­той Параскевы, который течёт, словно полноводная река. Услышав об этом, она взяла больного ребён­ка и отправилась в путь. И действительно, когда она исполнила всё то, о чём во сне говорила свя­тая Параскева, её ребёнок сразу стал совершенно здоровым.

Но вскоре заболела сама Вайа. Однажды она стира­ла одежду на источнике и внезапно лишилась чувств. С тех пор женщина стала терять сознание очень час­то, и её жизнь превратилась в сплошной кошмар. Она могла лишиться чувств где угодно: дома, в церкви, в поле и на дороге. Она падала навзничь, теряя созна­ние, и в себя приходила лишь спустя некоторое время.

Жизнь её маленьких детей теперь была наполнена страданием и страхом. Они видели, как мучается их мама. А когда она лишалась чувств, детишки плакали и кричали, думая, что она умерла. Мать заранее стара­лась их предупредить и успокоить: «Сейчас я заболею, не бойтесь, я скоро очнусь».

Почему с ней случались эти обмороки? Тётя Вайи, которая знала её с раннего детства, полагала, что виной всему был голод. Она жила в таких лишениях, которые сегодня показались бы неправдоподобными. Во всём селении не было семьи беднее, чем семья Вайи.
Но к страданию физическому добавилась и боль душевная. Некоторые злорадные люди стали «умно­жать её страдания» (Пс.68:27). Они объявили её су­масшедшей и хотели отправить в психиатрическую клинику на остров Керкира3.

Другие избегали её, словно она была прокажённой, и издевались над её детьми. Какой невыносимой пыт­кой это было для нежных детских душ и любящего материнского сердца!

 

Вайя Георганнаки в возрасте 35 лет

Вайя Георганнаки в возрасте 35 лет

Но Вайя была человеком Божиим и смогла пережить эти испытания. Она несла свой крест с терпением и великой надеждой на Бога. Ни разу не возроптала, а смиренно склоняла голову перед волей Господа.

Как любой человек, она подчас сгибалась под тя­жестью обстоятельств, страдала и плакала, особенно когда некоторые её преследовали и хотели причинить зло детям. Но Милосердный Бог, Бог обиженных и страдающих, никогда не оставлял её одну. Он давал ей силы и утешение, чтобы пережить испытания.

Вечером Вайя зажигала лампаду перед иконами. Сна­чала молилась вместе со своим младшим сыном, затем укладывала его спать. С материнской нежностью це­ловала и желала спокойной ночи. Затем становилась перед иконами и начинала свою молитву: «Благодарю тебя, Христе, Владыко мой! Да будет препрославле- но имя Твое! Пресвятая Богородица, сохрани моих детей и весь мир». В конце молитвы у неё вырывался невольный вздох: «Ох, мамочка моя!» Затем Вайя на­чинала творить земные поклоны, обращая свои мо­литвы ко Господу, его Святым угодникам и Пресвятой Богородице.

В церковь она ходила на все воскресные и празднич­ные службы. В эти дни она никогда не работала.

Так как иногда Вайя падала в обморок и во время служб, некоторые женщины настаивали на том, что­бы она прекратила ходить в церковь. Они указывали на то, что там душно, пахнет ладаном, коптят свечки. На это Вайя отвечала: «Я буду ходить в Дом Божий, даже если меня за это убьют».

Но страданиям Вайи не было видно конца. «Ибо кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему» (Прит.3:12).

Однажды её сын заболел. Придя домой, он ничего не сказал матери и лёг под одно одеяло со своими бра­тьями и сёстрами. Утром у всех на голове появилась сыпь. Вайя так переживала за детей, что не выдер­жала и была госпитализирована в больницу. Детей тоже забрали в Афины, где положили в один из из­вестных детских госпиталей. Но когда они выздоро­вели и вернулись в деревню, все (даже родственники) опасались к ним приближаться из боязни заразиться. Только одна двоюродная сестра Вайи забрала детей к себе и заботилась о них, пока Вайя не вернулась из больницы.

Но новое несчастье поджидало многострадальную женщину. Её младшей дочери Эленице4 не исполни­лось ещё и двух лет. Пока Вайя была в больнице, за старшую осталась шестилетняя Фотиния. Она вела всё хозяйство и заботилась о младших братьях и сёстрах, в том числе и о маленькой Леночке. Однаж­ды, когда малышка расплакалась, Фотиния стала ка­чать её на качелях, чтобы успокоить. Покормила, но сестрёнка продолжала плакать. Когда она замолчала, старшая сестра подумала, что девочка уснула. Спус­тя некоторое время Эленицу пришла навестить её крёстная, которая и обнаружила, что малышка умер­ла. Словно ангелочек, она улетела на небеса.

Вскоре после того как малышку похоронили, муж Вайи отправился забрать её из больницы в городе Игуменица. И туда и обратно надо было идти пешком и не один день провести в пути. В больнице о Вайе хорошо позаботились. Она поела сытной и вкусной еды и немного поправилась. Когда вернулась в дерев­ню, всем показалось, что она стала настоящей кра­савицей. Боясь её расстроить, муж сразу не сказал ей о смерти младшей дочери. Узнав горькую правду, Вайя воскликнула: «Ах! Правильно я видела во сне, что доченька умерла. А вы хотели меня обмануть».

Она долго оплакивала её. И когда её утешали, она всегда отвечала: «Мать никогда не сможет забыть своего ребёнка».

Несмотря на то, что в жизни своей пережила столь­ко тревог и испытаний, Вайя никогда никому не жа­ловалась и старалась скрыть от людей, какой тяжёлый крест выпал на её долю. Она не хотела, чтобы её жа­лели и утешали, и поэтому участвовала во всех празд­никах и печалях своих односельчан.

Вайе очень нравились школьные праздники. Она любила слушать, как дети читают стихотворения и поют в торжественные праздничные дни.
На свадьбы она всегда приходила с подарком пер­вая. Когда ей говорили:

— Георгиевна, зачем ты принесла подарок ? На тебя, такую бедную, уж точно бы никто не обиделся.

Она отвечала:

— Бедность бедностью, а свадьба свадьбой. Пусть у меня и есть нечего, но поздравить молодых я обязана.

И она не только ходила на свадьбу, но и пела там, и танцевала. Она находила силы превозмочь себя и искренне радоваться вместе со всеми.

Но всё своё сердце без остатка она отдала Церкви. В день памяти дорогих её сердцу Святых она обыч­но ходила молиться в посвящённые им церкви или часовни: Святой Марины, Святой Параскевы, Свя­той Софии, Пророка Илии, Пресвятой Богородицы в Кастри, Святого Димитрия в Филиппиаде и Пресвя­той Богородицы в Лапово.

На Пасху и Рождество она вся светилась от перепол­нявшей её радости.

Однажды в Великую пятницу Страстной седмицы она послала сына срезать несколько роз, чтобы отнес­ти их для украшения Плащаницы Спасителя. Когда по дороге в храм малыш машинально их понюхал, мать сказала ему: «Нельзя этого делать, сынок. Мы несём розы Христу. Они должны быть нетронутыми и чис­тыми. Оставь их и сбегай за новыми».

Вайя была нежной и ласковой матерью. Она готова была отказаться от всего, лишь бы её дети были рядом.

Её самопожертвование было великим. Когда Вайю забирали в больницу, она всегда оставалась там не­долго и, как только чувствовала себя получше, всеми силами стремилась домой. Никакие уговоры врачей её удержать не могли. «Я уйду, мои дети во мне нуждают­ся», — говорила она и пешком отправлялась в далёкий путь домой, куда добиралась глубоко за полночь.

Но особой была её забота о дочерях. Господь открыл Вайе время её смерти, память о которой она всегда хранила в своём сердце. Но прежде она хотела уст­роить будущее своих дочерей, собрав им приданое.

«Пусть, когда Вайя закроет глаза, её дети ни в чём не будут нуждаться». У неё было большое любочестие и чуткость к своим обязанностям. Она фактически об­рекла себя на голод, чтобы суметь скопить для своих детишек немного денег. Она получала небольшую пенсию. На все деньги она покупала нитки и шерсть и часами напролёт пряла и вязала приданое своим дочкам. Столь напряжённой работы не смог бы выдержать и совершенно здоровый человек

Её руки никогда не оставались без дела. По дороге на поля она одновременно держала на поводке коз и что-нибудь вязала.

Хотя она и была очень бедной, Вайя любила давать милостыню по мере своих возможностей. Всегда от­деляла часть полученных денег и отправляла их раз­ным семьям и людям, хотя порой сама нуждалась больше, чем они. У Вайи было небольшое поле рядом с селением Кастри, где она выращивала необходимые для пропитания овощи. Каждый день, чтобы полить огород, она проделывала часовой путь на лошади. На обратном пути она раздавала большую часть собран­ных овощей и мало что довозила до дома. Она была неграмотной, но учила не словами, а своими делами, стремясь воспитать своих детей милостивыми. Ког­да пришлось зарезать одну из коз, большую её часть Вайя отнесла двоюродной сестре мужа. Эта женщи­на часто её оскорбляла и огорчала вмешательством в семейные дела. Поступок Вайи сильно её растрогал, в корне изменив её поведение.

Она любила всех без исключения и имела обыкно­вение всегда первой здороваться даже с младшими по возрасту.

С тридцати лет она всегда носила чёрные одежды. Она обладала каким-то трогательным глубинным уважением к людям и благоговением к Святыне.

В конце жизни она страдала от лейкемии. Орга­низм отторгал пищу, приходилось терпеть сильные боли. Так она страдала несколько лет, что довело её до полного истощения. Её отправили на лечение: сна­чала в больницу Святой Ольги в городе Неа Иония, а затем в афинский госпиталь Святого Саввы. Врачи советовали каждые шесть месяцев приезжать на об­следование, хорошо питаться, побольше отдыхать и не расстраиваться. Но, вернувшись домой, она сразу бралась за домашние работы, ухаживала за живот­ными, обрабатывала поля. А болезнь потихоньку брала своё.

Кроме множества болезней и пережитых страданий против Вайи вёл брань диавол. Однажды она своими глазами видела, как он хотел сбросить её с лошади. Но Богородица, к Которой она успела обратиться, её защитила. Неподалёку от места, где это произошло, была церковь Богородицы Милующей. С тех пор Вайя всегда там останавливалась, чтобы зажечь лампадки, помолиться и ещё раз поблагодарить Богородицу.

Последний раз Вайя побывала в церкви Пресвятой Богородицы в Кастри в день Успения. После Вечер­ни взяла за руку сына и спросила его: «Сынок, скажи мне, всё то, что изображено на этих стенах, сотвори­ли со Святыми? Столько мучений и издевательств!» Посмотрела на фрески с изображениями мучений Святых подвижников и сказала своё обычное: «Велий еси, Господи, Велий. Согрешила пред Тобой, Хрис­те мой». Кто знает, что в этот момент было у неё на душе ? Она сострадала Святым, так как её жизнь тоже была одним сплошным мучением.
Но подходили к концу и её страдания. Вайю всё вре­мя рвало, и она стала худой и лёгкой как пёрышко. В начале марта ей стало совсем плохо, сердобольный односельчанин Такие Милибнис повёз её на своём такси в Афины.

Она смотрела вокруг, словно прощаясь с родными местами, и приговаривала: «Вернусь ли я сюда жи­вой?» Хотя сама давно уже знала, что отправляется в последнее в этой земной жизни путешествие. Она заранее обошла деревню и попрощалась со всеми родственниками и односельчанами.

Когда таксист привёз Вайю в Афины, никто из родст­венников не открыл свои двери, чтобы пустить пере­дохнуть многострадальную женщину. Таксист отвёз её в Народную больницу в Гуди. Её положили на раскла­душку в коридоре. Об этом узнал её сын, когда приехал в больницу навестить мать. Врач сказал, что необхо­дима операция и попросил 50 ООО драхм. Сумма была неподъёмной, деньги собрать не удалось, и операция так и не состоялась. На больничной койке она провела около недели и оставила своё многострадальное тело, а её душа, украшенная венцами веры, терпения и сми­рения, воспарила на небеса. Это случилось 10 марта 1974 года. Ей было отмерено сорок семь земных лет.

Отпевание состоялось в родном селе Вайи. Все со­страдали самой бедной, измученной и любимой жен­щине деревни. Не было ни одного человека, которому бы она нанесла обиду.

Приходской священник, который прежде никогда не говорил на похоронах, на сей раз посвятил усоп­шей много трогательных и вдохновенных слов.

Она оставила неизгладимый след в людских серд­цах. Ещё много лет женщины, встречая её детей, гово­рили: «Ах, чадо моё, ты ребёнок Вайи?» — и плакали.

Вайя предсказала многие вещи, которые сбылись в точности после её смерти.

Заранее зная о времени своей кончины, она обош­ла своих родственников, чтобы с ними попрощаться. «Скоро я ухожу. Что вы хотите передать нашей ба­бушке?» — спрашивала она.

За неделю до своей поездки в Афины Вайя отпра­вилась к своей сестре, которая была занята сбором маслин.

— Зачем ты проделала такой трудный путь, чтобы спуститься сюда ?
— Э, как мне не проститься со своей сестрой ? Для меня жизнь подходит к концу, через неделю я умру.

Когда её сын был ещё совсем маленьким, деревню посетил один архиерей. Мальчишка играл во дворе, а взрослые сидели за столом.

Внезапно Вайя подня­лась и сказала одному своему родственнику: «Ах, Ставрос, как хорошо было бы, если бы Бог сподобил моего ребёнка посвятить Ему свою жизнь».

Её пожелание исполнилось. Спустя много лет её сын избрал путь монашества.

Господь да упокоит душу многострадальной Вайи в Царствии Своём и дарует ей вечное блаженство!

1. О Вайе рассказал святогорский иеромонах Х. - Прим. авт.
2.  Превеза — город на западном побережье Греции. — Прим. пер.
3. Керкира- остров в Ионическом море. В России больше известен как Корфу. - Прим. пер.
4.  Эленица- уменьшительно-ласкательное от Элени (Елена). — Прим. пер.

Назад    Начало       Далее

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий