Архиепископ Анастасий (Братановский-Романенко), Астраханский.

1 января 1790 года митрополитом Санкт-Петербургским Гавриилом был назначен учителем риторики в Александро-Невской духовной семинарии.

26 июня 1790 года принял монашество.

28 января 1792 года переведен законоучителем в сухопутный шляхетский кадетский корпус.

8 сентября 1792 года возведен в сан архимандрита Зеленецкого Троицкого монастыря Санкт-Петербургской епархии.

Проповеди Анастасия имели огромный успех в Санкт-Петербурге, в 1793 г. императрица Екатерина II, высоко ценившая талант Анастасия, назначила его придворным проповедником.

В 1794 году избран членом Российской Академии.

16 марта 1795 года переведен настоятелем в С. -Петербургскую Троице-Сергиеву пустынь.

С 19 мая 1796 года — архимандрит Московского Новоспасского монастыря, с того же года — член Святейшего Синода и законоучитель кадетского корпуса.

20 декабря 1797 года хиротонисан во епископа Могилёвского и Витебского.

15 сентября 1801 года возведен в сан архиепископа.

Много сил отдал урегулированию конфликтов православных с униатами и католиками. Особое внимание уделял Могилёвской духовной семинарии, оказывал семинаристам материальную поддержку. Учредил больницу, построил несколько домов для духовенства. В свободное время занимался литературными трудами, переводами.

В 1801 году по поручению императора Павла он исправил и размножил Гиббона «История упадка и разрушения Римской империи».

В 1805 году первым из архиереев был вызван в Санкт-Петербург для присутствования в Святейшем Синоде.

Составил план преобразования духовных училищ в России.

Болел туберкулезом, из-за болезни подал прошение о переводе в Астрахань.

20 декабря 1805 года был назначен на Астраханскую кафедру. 7 февраля 1806 года прибыл в Астрахань.

При нем в Астрахани в 1806 году была открыта гимназия.

Скончался 9 декабря 1806 года от туберкулеза. 11 декабря состоялось погребение, которое совершал живший в Астраханском Спасо-Преображенском монастыре на покое грузинский епископ Григорий. Похоронен в нижней церкви астраханского кафедрального Успенского собора. Завещал Астраханской духовной семинарии около 2 тыс. томов из своей библиотеки.

Он был знатоком и любителем церковного пения.

По свидетельству летописца, бывшего при нем ключарем Астраханскаго собора, преосвященный Анастасий «характер имел постоянный и миролюбивый; любил правду, щедро награждал добродетель; умел помогать, прикрывать недостатки каждого, всемерно защищал убожество. К сему еще имел дар утешения».

О частной жизни архиеп. Анастасия современник его, известный Н. Н. Бантыш-Каменский пишет следующее:
«В беседе друзей был он друг во всем значении слова сего: острые разговоры его разливали удовольствие и радость в дружеском обществе. От природы был он нрава веселого; и хотя иногда заботы, сопряженные с его званием, уменьшали сию веселость; однако лице его никогда не показывало сей несносной угрюмости и важности, которая рождает в других не столь приятные чувствования. Благодеяние, сия добродетель душ благородных и великих, было отличительнейшею чертою его характера и превосходного сердца. Никогда бедный не отходил от него без удовольствия, никогда не оставлял он страждущего человека, не подав ему помощи».

Блестящий проповедник, Анастасий был последователем митр. Платона (Левшина). Его речи, в большинстве своем обличавшие идеи энциклопедистов, были посвящены наиболее общим богословским вопросам: смерти и бессмертию, вере и неверию, благочестию и нечестивости. Он проповедовал о подчинении разума вере и обуздании чувственности, о бессмертии души, о промысле Божием и тому подобных истинах, против которых восставала тогдашняя философия.Материализму и атеизму Анастасий противопоставлял пафос искренней веры, привлекавший к нему сердца слушателей. Его проповеди помещались в хрестоматиях как образцы русского духовного красноречия.

Анастасия сравнивали с французским проповедником Массильйоном, его прозвали «русским массильйоном».

В истории русской литературы Греча имя Анастасия, как одного из «важнейших писателей» докарамзинскаго периода, поставлено на ряду с именами митрополита Платона, Ломоносова, Державина, Фонвизина и других знаменитостей тогдашней литературы. А слогом своим проповеди Анастасия, говорит Греч, «превосходнее всех ораторских произведений того времени. Анастасий отступает от сурового языка, который до сего времени почитался необходимым дли сочинений сего рода (т. е. проповедей), и приближается к приятности новейшего русского красноречия». Действительно, слог проповедей Анастасия отличается большею свободою и легкостью, нежели слог многих предшествовавших и современных ему писателей. Вместо тяжелых периодов, в проповедях Анастасия употребляются выражения и обороты разговорной речи того времени. Увлекательная сила проповедей его заключалась в их действии на сердце и чувство, к которому преимущественно обращалась одушевленная, проникнутая чувством, речь проповедника. Как в светской литературе того времени сантиментальные повести, говорящие сердцу, привлекали к себе читателей, так и проповеди, действующие на сердце, скорее других распространялись в тогдашнем обществе, удовлетворяя его литературному вкусу. Проповеди Анастасия служат памятником своего века и по своему содержанию, по тем истинам, которые он стремился проводить в умы своих современников посредством действия на их нравственное чувство.

Награды

орден св. Анны 1-й степени (1797, знаки ордена были возложены при епископской хиротонии императором Павлом собственноручно)
бриллиантовая панагия (1805 ?, за составление плана преобразования духовных училищ в России)

Использованные материалы: http://drevo

Слово на другой день Св. Пасхи. Архіеп. Анастасій Братановскій

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий