Архипастырские послания и письма епископа Гомель- ского Тихона (Шарапова) из заключения и ссылки (июль 1925 – август 1926 г.)

 

А. В. Слесарев

Χ Ρ Ο Ν Ο Σ. Церковно-исторический альманах, № 1 2013 г.  Весьма примечательной, но практически забытой страницей белорусской церковной истории ХХ в. является период управления Гомельской православной епархией епископом Тихоном (Шараповым) (1886– 1937).

Архиепископ Гомельский Тихон (Шарапов). Прибыв в свой кафедральный город в марте 1925 г., архипастырь по прошествии немногим более месяца был арестован и выслан из Гомеля. На протяжении нескольких последующих лет он управлял жизнью Гомельской епархии посредством переписки. Упоминание о написании епископом Тихоном писем и посланий к гомельской пастве содержится в некоторых следственных материалах 1930-х гг., находящихся на хранении в архиве Управления КГБ по Гомельской области.

До недавнего времени эти архипастырские послания считались утраченными и их содержание оставалось неизвестным. Однако в начале 2000-х гг. неизвестный гомельчанин передал в Гомельский Свято-Николаевский мужской монастырь одиннадцать писем и посланий епископа Тихона (Шарапова) за 1925–1926 гг. Благодаря этому бесценному дару стало возможным восстановление не только целого ряда исторических сведений о жизни Гомельской епархии середины 1920-х гг., но и светлого облика православного архипастыря, сохранявшего трепетную  заботу о своей пастве даже в суровых условиях заключения и ссылки.

Епископ Тихон (в миру Константин Иванович Шарапов) родился 7 апреля 1886 г. в семье служащего г. Тулы. Начальное образование получил в городской четырехклассной школе. В шестнадцатилетнем возрасте Константин Шарапов поступил послушником в Белевскую Свято-Макариевскую пустынь Тульской епархии, где по прошествии двух лет был пострижен в рясофор. В 1911 г. он стал насельником Свято-Успенской Почаевской Лавры, приняв в ней монашеский постриг и диаконское рукоположение. В январе 1912 г. состоялась иерейская хиротония Тихона (Шарапова), вскоре после которой он получил назначение на должность помощника редактора журнала «Русский инок». В феврале 1914 г. иеромонах Тихон стал главным редактором названного издания. Вскоре после начала Первой мировой войны будущий гомельский архипастырь был мобилизован в Российскую императорскую армию и направлен на территорию Галиции, где активно проводил воссоединение местных греко-католиков с Православной Российской Церковью. Ревностное служение иеромонаха Тихона в качестве полкового священника было отмечено целым рядом высоких наград. Так, к 1916 г. ему были пожалованы орден святой Анны с мечами, орден святого Владимира с мечами и золотой наперсный крест. В декабре 1917 г. за организацию православного братства в 177-м пехотном Изборском полку иеромонах Тихон (Шарапов) был удостоен благословения Всероссийского Поместного Собора с грамотой от Святейшего Патриарха Московского и всея России Тихона (Белавина). После подписания Брестского мирного договора (1918 г.) и выхода России из Первой мировой войны иеромонах Тихон был назначен на служение в подворье Почаевской Лавры, находившейся в городе Здолбунове (ныне Ровенская область, Украина). На новом месте служения он основал православное братство в честь Пресвятой Богородицы, за что в 1918 г. был повторно удостоен Патриаршей грамоты1.

После прихода к власти украинского националистического правительства С. В. Петлюры активная деятельность иеромонаха Тихона (Шарапова) по воссоединению украинских греко-католиков послужила поводом к аресту. В 1919 г. священнослужитель был заключен подстражу и направлен в греко-католический базилианский монастырь в местечке Бучача Тернопольского округа. На протяжении нескольких месяцев он разделял заключение с пребывавшими под арестом в этой же обители митрополитом Киевским Антонием (Храповицким) и архиепископом Волынским Евлогием (Георгиевским)2. Поражение петлюровского правительства позволило иеромонаху Тихону получить освобождение и продолжить приходское служение в Здолбунове, в 1921 г. оказавшемся на территории восстановленного польского государства. В 1922 г. постановлением патриарха Тихона и Священного Синода Здолбуновскому православному братству был дарован ставропигиальный статус, а председатель братства иеромонах Тихон удостоен возведения в сан архимандрита. В том же году он получил назначение на должности настоятеля Жировичского Свято-Успенского мужского монастыря, благочинного монастырей Гродненской епархии и благочинного приходов Бытеньского округа Гродненской епархии3.

В июле 1924 г. по предложению Министерства исповеданий Польши архимандрит Тихон (Шарапов) «за нецерковное и противоиерархическое выступление» был освобожден от всех занимаемых должностей и запрещен в священнослужении. Причиной тому послужило резкое противодействие архимандрита Тихона автокефальным тенденциям Православной Церкви в Польше и переводу церковного месяцесловия на новый календарный стиль. 15 октября 1924 г. по распоряжению польских властей архимандрит Тихон был арестован и депортирован в Германию, после чего добровольно переехал в Советский Союз4.

Определением Святейшего Патриарха Московского и всея России Тихона (Белавина) от 5 марта 1925 г. архимандрит Тихон (Шарапов) был избран епископом Гомельским с наделением правом «попечения о православных христианах Польши, сохраняющих верность Святейшему Патриарху Московскому»5. Во время совершения архиерейской хиротонии, состоявшейся 22 марта 1925 г. в Москве, Святейший Патриарх обратился к новопоставленному епископу со словами: «Приветствую тебя с благодатью архиерейства. Промышлением Божиим твоя хиротония совпала с поклонением Кресту Господню и с памятью сорока мучеников и совершена в их храме в день их страданий. Все это как бы предуказывает, что предстоящий тебе путь Святительского служения в исключительно трудных условиях есть путь Крестный и Мученический. И, может быть, твое сердце трепещет и смущается. Мужайся! Благодать Святого Духа и сила крестная укрепит тебя. Взирай на твердость мучеников Христовых и их примером воодушевляйся на предстоящий тебе подвиг»6. Весьма примечательно, что жизненный путь свел епископа Тихона (Шарапова) с тремя выдающимися иерархами, возглавившими три крупные части Православной Российской Церкви: с Патриархом Московским и всея России Тихоном (Белавиным), с Первоиерархом РПЦЗ митрополитом Антонием (Храповицким) и с Экзархом Константинопольского Патриарха для русских приходов в Западной Европе митрополитом Евлогием (Георгиевским). Еще более примечательно то, что слова святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, произнесенные при епископской хиротонии епископа Тихона (Шарапова), во многом оказались пророческими…

По приезде в свой кафедральный город епископ Гомельский Тихон (Шарапов) поселился в сторожке, находившейся на территории Свято-Петропавловского кафедрального собора. Через несколько дней он пригласил к себе благочинного городских церквей Гомеля протоиерея Павла Левашева, который ознакомил архипастыря с непростым положением местных церковных дел. Еще в июле 1922 г. все духовенство Гомельского епархиального округа уклонилось в обновленческий раскол и вступило в группу «Живая Церковь», возглавляемую одним из наиболее одиозных лидеров обновленческого Высшего Церковного Управления протоиереем Владимиром Красницким. Единственными священнослужителями Гомельского епархиального округа, отказавшимися от присоединения к обновленчеству, оказались протоиерей Павел Левашев, священник Елисей Назаренко (д. Песочная Буда) и священник Феодор Рафанович (д. Шерстин). Серьезным импульсом к преодолению обновленческого раскола на Гомельщине стало принятие обновленческим «Вторым Поместным Собором» (1923 г.) неканоничных постановлений об извержении из сана и лишении монашества Святейшего Патриарха Тихона (Белавина), о введении женатого епископата, второбрачия духовенства и переводе православного месяцесловия на григорианский календарь. Эти решения произвели большое смущение у верующего народа и побудили многих православных гомельчан к разрыву с обновленчеством. В марте 1924 г. состоялся Съезд гомельского духовенства и мирян, участники которого декларировали свой отход от обновленчества, переход в юрисдикцию Патриаршей Церкви и создание Гомельского епархиального управления. Однако установленной процедуры воссоединения из раскола, предполагавшей публичное покаяние, гомельское духовенство не проходило. Учитывая это обстоятельство, епископ Тихон (Шарапов) обязал духовенство Гомельской епархии пройти все необходимые процедуры по воссоединению из раскола. Кроме того, протоиерей Павел Левашев был назначен епархиальным духовником и наделен правом принятия покаяния у возвращающихся из раскола священнослужителей. Совершая частые архипастырские поездки, епископ Тихон в кратчайшие сроки практически нейтрализовал деятельность обновленческого движения в регионе7.

Весьма показательно свидетельство протоиерея Павла Левашева о принципиальной непримиримости епископа Тихона (Шарапова) по отношению к обновленчеству, данное в 1937 г. на допросе следователю НКВД: «В Тихоне Шарапове я видел решительного и деятельного борца за религию, укрепление Церкви (…), так как он с первых дней своего приезда в г. Гомель поставил резко вопрос борьбы с обновленчеством.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий