Протоиерей Александр Мень

Протоиерей Александр Мень, 19 ноября 1988 г. ДК "Красная Пресня" Предки отца Александра по материнской линии (Василевские) в начале 19 века уже жили в России, один из них был артиллеристом в армии Александра 1, а сын его, отслужив 25 лет при Николае I, получил для себя и своих детей право жительства в столицах. Прабабушка отца Александра Анна Осиповна, рано овдовев, тем не менее одна воспитала  семерых детей. Трое из ее сыновей были образованными инженерами, жили  в Москве. В молодости, в период своей жизни в Харькове, она тяжело заболела и ее исцелил молитвой сам отец Иоанн Кронштадтский (не так давно причисленный Церковью к лику святых).


Бабушка и дед отца Александра кончили университет в Берне (Швейцария). После учебы некоторое время жили в Париже. В роду отца Александра по материнской линии кроме инженеров и военных было также два писателя. Предки по отцовской линии известны плохо.

Родители Александра Меня принадлежали к поколению, которое, в целом, не испытывало сомнений в правильности избранного пути и строило будущее общество, не ставя перед собой метафизических вопросов. Отец священника Вольф Григорьевич Мень родился в 1902 году, жил в Киеве. Поступил училтся в технический институт и затем полностью отдался своей работе инженера текстильной промышленности. Любая религия была ему чужда, но он терпимо относился к ней.

 Елена Семеновна Мень Зато мать Александра — Елена была глубоко религиозна. Родившаяся, как и отец, в еврейской семье в 1909 году,  Елена Семеновна Мень (в девичестве Цуперфейн) была воспитана в любви к Богу. "Когда я впервые услышала слова о страхе Божием, — вспоминает она, — я с недоумением спросила маму: «Мы ведь любим Бога, как же мы можем его бояться?» Мама ответила мне: «Мы должны бояться огорчить его каким-нибудь дурным поступком». Этот ответ меня вполне удовлетворил. Именно ее бабушка Анна Осиповна вложила в сердце девочки первые понятия о Боге. Елена находилась под большим влиянием своей бабушки. В семье не без гордости рассказывали, как она была исцелена самим Иоанном Кронштадтским возле Благовещенского собора в Харькове. В 1890 году, оставшись вдовой с семью детьми, она заболела. Врачам не удавалось ее вылечить. Однажды соседка рассказала ей, что в городе проездом находится знаменитый проповедник и уговорила ее пойти к нему. Собор и площадь вокруг него были переполнены людьми, но они смогли пробиться к о. Иоанну. Посмотрев на нее, он сказал: «Я знаю, что вы еврейка, но вижу в вас глубокую веру в Бога. Помолимся вместе Господу, и Он исцелит вас от вашей болезни». Месяц спустя она была совершенно здорова.

Живя в Харькове, в 1917 году Елена поступила в частную гимназию, в которой с увлечением (несмотря на еврейское происхождение) ходила на уроки Закона Божьего. В 8-м и 9-м классе уже жила в Москве у своей бабушки, где сдружилась со своей двоюродной сестрой — Верой Яковлевной Василевской, теткой будущего священника, оказавшей огромное влияние на его воспитание. После девятилетки Елена жила в Москве и работала чертежницей. Вышла замуж за Вольфа Григорьевича в 1934 году.

Александр Вольфович Мень родился 22 января 1935 года в родильном доме им. Грауермана на Большой Молчановке, напротив церкви Преподобного Симеона (сегодня — это начало Нового Арбата).

В первые полтора года семья Меней жила в  доме в Коптельском переулке. Когда ребенку исполнилось 2 года они переехали в дом 38 на Большой Серпуховской в коммунальную квартиру 14. Маленького Александра отдали в прогулочную воспитательскую группу в одном из Арбатских переулков и с прогулками по Гоголевскому бульвару связаны самые теплые воспоминания отца Александра о детстве.

Религиозное становление Елены Семеновны происходило в среде духовных детей и друзей известных  московских священников  — «маросейского» священника о. Алексея Мечева и настоятеля храма свв. Кира и Иоанна на Солянке архимандрита Серафима (в миру Сергея Михайловича Батюкова, 1880 года рождения).

Маленького Александра одновременно с его мамой отец Серафим крестил 3 сентября 1935 года. Таинство  крещения было совершено  в одном из подпольных женских монастырей в Сергеевом Посаде  тайно, ибо с  начала 30-х годов архимандрит Серафим перешел в юрисдикцию Катакомбной Церкви, управляемой тогда епископом Афанасием (Сахаровым).

Отец Серафим, ставший на несколько лет духовником маленького Александра а также его матери и тети, жил в подполье и  только чудом избежал ареста. «В своей пастырской деятельности, — писал отец Александр, -  о. Серафим, как и отцы Мечевы руководствовался советами оптинского старца Нектария». Его непосредственным наставником был старец Зосима (в схиме Захария). О.Серафим был подлинным продолжателем традиции русского старчества. Его подход к людям был всегда глубоко индивидуальным. Главное свое призвание о. Серафим  видел в том, чтобы быть пастырем, кормчим душ, и «оберегать чистоту православия». Из домика  в Загорске он продолжал духовно окормлять своих духовных детей. Незадолго до своей смерти в 1942 году он с определенностью предсказал матери  маленького Александра, что ее сын станет великим человеком в Православной Церкви.

схимонахиня Мария схимонахиня Мария
После кончины о. Серафима, маленького Александра и его мать продолжали духовно окормлять ученики старца, но наибольшее влияние на развитие будущего священника в те годы оказала настоятельница подпольного монастыря схимонахиня Мария (1879—1961).

Позже отец Александр напишет о ней: «Подвижница и молитвенница, она была совершенно лишена черт ханжества, староверства и узости, которые нередко встречаются среди лиц ее звания. Всегда полная пасхальной радости, глубокой преданности воле Божией, ощущения близости духовного мира, она напоминала чем-то преподобного Серафима или Франциска Ассизского. У матушки Марии была черта, роднящая ее с Оптинскими старцами и которая мне так дорога в них. Эта черта — открытость к людям, их проблемам, их поискам, открытость миру».

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий