Смертный путь отца Павла

Адельгейм по-русски — «благородный дом»

Материал и фото:
Светлана Самоделова

Смертный путь отца Павла Адельгейма

Маленький храм Святых Жен-мироносиц в Пскове не мог вместить всех желающих проститься со священником Павлом Адельгеймом, убитым 5 августа у себя дома на улице Красногорской.

Отпевание пришлось проводить на площадке перед храмом. Люди заполнили все кладбищенские дороги. Присутствующие, не сдерживая слез, говорили: «ушел из жизни исповедник слова», «потеряли того, кому верили», «понятный был батя».

Поговорив с родственниками, друзьями, прихожанами отца Павла, спецкор «МК» выяснила, что в его жизни как в зеркале отразилась история и страны, и церкви.

«Сокровищ на земле не собрал»

С местом, где будет похоронен священник Павел Адельгейм, определились сразу. Всем было ясно, что это будет Мироносицкое кладбище в районе Завеличье, где стоит храм Святых Жен-мироносиц. 55 лет он простоял закрытым. Его восстанавливал отец Павел с прихожанами. Первая служба прошла на Радуницу 9 мая 1989 года. До 2008 года отец Павел служил здесь настоятелем, а потом и обычным священником.

— Только в субботу, накануне гибели, отец Павел провел восемь крещений, — говорит свечница Валентина Александровна. — К нему всегда на требы, отпевание или крестины народу много шло. Вы бы знали, какие у него особенные в этом году возглашения были на Пасхальной службе! За живое брал. Сердечко тогда екнуло, подумала, что становится наш батюшка все ближе и ближе к Богу…

— Его хватало на всех?

— Всем старался помочь. Дом у него был всегда полон паломников. А ведь всех надо было накормить, определить на ночлег.

Зная, что у меня больные ноги, отец Павел отвозил меня домой на своей старенькой машине. Да что там говорить, он меня практически с того света вытащил. Когда сына убили в 29 лет, я не чувствовала жизни, не жила и не умирала. Батюшка нашел нужные слова. Стала в церковной лавке работать, от веры радость на сердце легла.

Проститься с отцом Павлом приехали профессора и священники из Москвы, Санкт-Петербурга, Новгорода. Но большинство собравшихся — простые верующие, кто стараниями отца Павла стал прихожанином.

Закрывая ладонями от ветра пламя свечей, стоят воспитанники отца Павла — те, кого он спас от интерната для инвалидов и престарелых. Ольга, размазывая по щекам слезы, вспоминает, как батюшка ей, маленькой, в больнице расчесывал волосы, скатанные в войлок. До 7–летней девочки-сироты никому не было дела. А потом принес в подарок первое маленькое зеркальце в ее жизни.

— Таких людей теперь нет! — говорит Елена, которая пришла проститься с отцом Павлом, опираясь на два костыля. — Когда подходили за благословением, он не давал руку целовать, наоборот, сам прикладывался к руке просителя.

Среди присутствующих немало выпускников приходской школы регентов, которую открыл в 1992 году при храме Святых Жен-мироносиц отец Павел. Один из них, Виктор, говорит: «Личным опытом и молитвой умел помочь многим людям в их нуждах».

Прихожане его поддерживают: «Хорошо говорил, умел увлечь собеседника силой мысли». «Сокровищ на земле не собрал. Был человеком сильного духа». «У него была еще одна добродетель: он никого не осуждал».

Когда кто-то из несведущих спрашивает, откуда у священника Павла фамилия Адельгейм, ему тут же объясняют: «Дед был из обрусевших хозяйственников-немцев, служивших России с петровских времен как «дважды русские».

Одна из пожилых женщин добавляет: «Адель» в переводе с немецкого — благородный, а «хейм» — дом. Вот промысел Божий и привел его в церковь».

— Он проповедовал Евангелие не только словом, но и жизнью, — шепчет Ирина Занегина. — Не искал послабления. За правду горой стоял. Потому и врагов нажил среди священнослужителей.

В 2002 году отец Павел написал книгу «Догмат о Церкви в канонах и практике», где попытался осмыслить внутрицерковные процессы с 1993 года. После выхода книги попал в немилость к архиерею митрополиту Псковскому и Великолукскому Евсевию. Их противостояние длилось несколько лет.

Верующие ждали, кто возглавит отпевание отца Павла. Когда прозвучало имя протоиерея отца Владимира (Попова), все вздохнули с облегчением. Он один из немногих, кто не бросил в свое время камень в Павла Адельгейма.

Отпевание священника по традиции длилось около трех часов.

Могилу отцу Павлу обустроили по правую сторону храма, прямо у его стены.

— Кладбище в черте города, оно закрыто. Производят только подзахоронения, — говорит друг семьи Адельгейм Алла. — Матушка Вера сама выбрала место. На этом участке у них был похоронен кто-то из родственников. Вера Михайловна хотела, чтобы они все вместе лежали.

На похороны прилетела из Америки младшая дочь Павла Адельгейма — Аня. Старшая, Маша, сейчас в больнице. В 2-летнем возрасте она переболела менингитом и стала с годами, как сказала одна из верующих, блаженной мироносицей.

Сын Иван вспоминал накануне о недавнем разговоре с отцом, который просил для себя самый скромный гроб и простой крест, без всякого памятника на могиле.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий