Священника и его убийцу познакомила дочь писательницы Дашковой

Вдова Павла Адельгейма рассказала, что делал преступник в их доме двое суток до преступления

 Светлана Самоделова

священник Павел Адельгейм

Стали известны шокирующие подробности убийства священника Павла Адельгейма. Его жена, матушка Вера, рассказала спецкору «МК», что Сергей Пчелинцев, который нанес батюшке смертельной удар ножом в сердце, приехал по просьбе старшей дочери писательницы Полины Дашковой – Ани, которая ранее снимала о священнике фильм.

Подробности трех страшных дней, проведенных Пчелинцевым в гостях у отца Павла, — в материале нашего корреспондента.

— Отцу Павлу позвонили знакомые из Москвы, сказали, что одной абитуриентке для поступления во ВГИК нужно снять небольшой документальный фильм об интересном человеке. Кто–то посоветовал ей в качестве героя выбрать священника Павла Адельгейма. Он дал согласие, девушка приехала в Псков. Ею казалось старшая дочь писательницы Полины Дашковой. После этой картины ее без экзаменов взяли во ВГИК, она благополучно закончила вуз. Все эти годы звонила батюшке, поздравляла его с праздником. А тут вдруг решила приехать на Рождество. Попросила разрешения у отца Павла. Тот, конечно, сказал, чтобы она приезжала. Но девушка не приехал, а позвонила накануне и попросила принять ее друга Сергея, сказала, что у него возникли какие – то проблемы. Мы так поняли, что она с ним вместе училась во ВГИКе, и у них завязались близкие отношения.

 - Когда приехал Пчелинцев?

 -Должен был приехать в пятницу, 2 августа, на вечернем поезде. Мы его встречали, но молодой человек по каким-то причинам опоздал на поезд. Приехал он на следующий день, в субботу, в час дня. Около дома остановилась машина. Выяснилось, что Сергей приехал на попутке, отдав водителю 16 тысяч рублей.

 -Как выглядел молодой человек?

 Очень изможденным и уставшим. Мы предложили ему с дороги перекусить, он отказался. При этом сообщил, что он уже три дня ничего не ел и не спал. Мы положили его поспать в гостинной на первом этаже. У отца Павла как раз была назначена встреча с делегацией молодежи из Москвы. Я попросила организатора встречи Лену взять гостя с собой. Думала, что ему полезно будет послушать отца Павла. Он согласился, сел в машину. Но как только проехали минут 10, сказал: «Мне плохо, дайте подышать свежим воздухом!» Лена потом мне рассказывала, что ей очень неуютно было находиться в одной машине с этим молодым человеком. Он смотрел так, будто прожигал насквозь. Он подышал, они поехали дальше. На встречи он почти не слушал батюшку, постоянно выскакивал на улицу, ложился на траву и смотрел в небо.

Потом они поехали назад. Сережа снова попросил: «Мне плохо, отвезите меня в больницу». Завернули в приемный покой. Померили ему давление, сняли ЭКГ. Все в норме. Из больницы он вернулся к нам домой. Положили его спать, у него были с собой таблетки, он выпил феназепам. Думали он отдохнет, ему станет лучше. Вдруг хлопнула входная дверь. Кинулись, — нет ни Сережи, ни его ветровки, ни рюкзака. Его не было больше трех часов. Потом вдруг звонит, описывает место где он стоит и просит подсказать, как ему к нам вернуться. Отец Павел ему сказал: «Подойди к почте и там жди, мы за тобой приедем». Не успели прибыть на место, он снова звонит: «Я у дома №10 по Инженерной улице». Мы его просим: «Стой около магазина «Вираж» и никуда не уходи, мы едем». Прибыли на место — Сережи нет. Снова звонок, уже чужой голос спрашивает: «Скажитесвой адрес, у меня в машине сидит пассажир, он не может найти к вам дорогу». Только вернулись домой, с горочки спускается такси. Сергей сидит на заднем сидении, протягивает водителю тысячу рублей. Тот смотрит удивленно, говорит: «Молодой человек, вы же мне уже дали деньги». И сдает ему сдачу с пяти тысяч.

— Сергею удалось все–таки поспать?

 -Он лег в девять вечера и проспал до 7 утра. Проснулся в воскресенье и снова куда – то ушел. У меня было такое ощущение, что он был будто зомбированный. Кто – то внушил ему какую – то конкретно идею и он был одержим ею. Он хотел вырваться, но что – то или кто – то постоянно возвращал его к нам в дом. В час дня в воскресенье он снова появился. Съел две тарелки супа. И тут — стук в дверь. За Сережей из Москвы приехал отец. Открываем дверь, он сидит на бетонном бордюре, в дом не заходит. Вышедшему Сереже говорит: «Сынок, нам надо уезжать домой».

 — Они тут же пошли на вокзал за билетами?

 - Сначала Сережа пошел к отцу Павлу на кухню, стал его просить, чтобы тот оставил его у себя. Батюшка лишь руками развел: «Я сейчас даже не настоятель, многие священники меня опасаются. Конечно, я могу съездить в монастырь, поговорить, но то что тебя там оставят, маловероятно. Съезди домой, а потом что – нибудь придумаем». Потом Сережа выскочил на крыльцо, встал перед отцом на колени: «Папа, я тебя умоляю, не клади меня в психушку». Тот стал его успокаивать: «Никто не собирается тебя никуда сдавать».

Честно говоря, я думала, что больше не увижу Сережу. Мне было очень неуютно с ним рядом. Но в понедельник позвонила Аня и сказала, что Сережа на станции Бологое сбежал от отца, и скорее всего возвращается к нам. При этом она сказала, что у него при себе нет ни денег, ни телефона. Тут нам звонят из четвертого отделения связи, что на вокзале, и говорят: «Здесь ваш гость».

 - Отец Павел снова съездил, забрал его?

 - Да, это было в 12 часов в понедельник. До убийства оставалось 8 часов. В доме Сергей начал бегать по комнатам, суетиться, как будто что–то не давало ему усидеть на месте. Потом выскочил на улицу босиком, вернулся, сказал: «Я купался». А у самого голова сухая, одежда сухая. Потом еще четыре раза убегал. В перерыве этого забега батюшка показывал Сереже книгу «Я полюбил страдания», рассказывал о епископе Луке.

А к нам как раз приехал сын Иван, привез таз кабачков. Мы сели с отцом Павлом в гостиной обрабатывать их для овощного рагу. Стояла жаркая погода. Муж был в майке, сидел за столом чистил кабачки. Я отвлеклась, вышла по делам, вдруг слышу крик батюшки, и столько в нем отчаяния… Следом Сережа кричит: «Сатана, сатана, сатана».

Залетаю в комнату, вижу отца Павла в окровавленной майке, на столе — лужа крови и нож. А я только – только купила набор ножей, продавец еще мне сказала, что они все с отличной заточкой. Вся упаковка как раз и лежала на столе.

Я схватила этого Сережу в охапку и вышвырнула на улицу. В ограде увидела соседку, кричу: «Вызывай срочно скорую помощь». А Сережа в это время успел заскочить на кухню, схватить нож, и давай носиться по улице с криками. На какой – то момент остановился и давай полосовать уже себя.

Извините, давайте прервемся, мне очень трудно вспоминать это...

Надо сказать, что отец Павел по–особому относился к душевнобольным людям. Старшая его дочь с детства страдала эпилепсией. Переехав в Псков, батюшка принял участие в строительстве храма святого целителя Пантелеймона на территории областной Психиатрической больницы в Богданово. Он тесно общался с пациентами этой больницы. Особое внимание уделял детям, многих из них крестил. При этом каждый раз крестины превращал в детский праздник. Батюшка с матушкой Верой привозили деток в Писковичи по 10 человек, где у отца Павла был приход, заранее пекли пироги и готовили обед, крестили и гуляли с ними. Потом батюшка постоянно приезжал в клинику, служил Литургию в больничном холле. Увы, когда судьба свела священника с сумасшедшим ходоком из Москвы, Бог не отвел беду.

Источник: газета «Московский Комсомолец»

 

 

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий