Блаженная Ѳеоктиста Михайловна, Воронежская Христа ради юродива

4. Епископъ Петръ.

Какъ и все несогласное съ совѣтской властью духовенство, и Владыка Петръ былъ на учетѣ въ ГПУ, подъ постояннымъ открытымъ и тайнымъ надзоромъ. Его вызвали въ Москву — былъ тамъ какой-то главный чекистъ-слѣдователь, по фамиліи, кажется, Тучковъ. Его духовенство называло «Митрополитъ Евгеній Лубянскій» (по имени тюрьмы на Лубянкѣ въ Москвѣ). 10/23-ье число было, какъ Владыка говорилъ, роковымъ для него, въ это число его обыкновенно вызывали въ ГПУ. И вотъ 10/23-го Ноября 1925 года «Лубянскій Митрополитъ» потребовалъ его въ Москву. Когда пришли проститься съ Владыкой, онъ говорилъ о томъ, какъ трудно ему разставаться съ паствой, какъ тяжело оставлять ее. «Опять кусочекъ моего сердца остается въ Воронежѣ». Очевидно, такъ бывало и вездѣ.

Священномученикъ Петръ Воронежскій. Священномученикъ Петръ Воронежскій.

Владыка уѣхалъ. Всѣ тяжело переживали разлуку съ нимъ и обращались къ Блаженной Ѳеоктистѣ Михайловнъ: «Скоро ли вернется Владыка?», «Когда пріѣдетъ Владыка?» Она отвѣчала: «Мясоѣдомъ пріѣдетъ». И дѣйствительно, ГПУ не задержало его, онъ вернулся домой. У Владыки въ Москвѣ былъ братъ родной, юристъ Арсеній Константиновичъ Звѣревъ, сестра Варвара, жена брата и сестра жены брата. Они, эти родственники, пріѣзжали къ нему въ Воронежъ навѣстить.

Въ сочельникъ подъ Рождество Христово 1925 года ст. ст. скончался святой Старецъ Митрополитъ Владиміръ Воронежскій — тихо тихо угасъ, какъ свѣчечка. Еще 21-го Декабря онъ былъ въ алтарѣ, молился, а во время чтенія Еѵангелія подъ Рождество скончался. Слова Ѳеоктисты Михайловны сбылись точно: 28-го Декабря Владыка Петръ прибылъ въ Воронежъ на отпѣваніе и похороны почившато Святителя. Прибылъ и Митрополитъ Назарій, Курскій и Обоянскій. Они и похоронили Владыку Митрополита на указанномъ имъ самимъ мѣстѣ въ нижнемъ храмѣ, Алексѣевскомъ, Святителя Алексія, Митрополита Московскаго, подъ спудомъ за правымъ клиросомъ.

Позднѣе, по ходатайству глубоко чтившихъ Владыку рабочихъ, имѣвшихъ какое-то значеніе въ то время, Владыка Петръ 2-го Февраля 1926 года, на Срѣтеніе Господне сталъ Архіепископомъ Воронежскимъ (это и день его хиротоніи въ 1919 году).

Владыка сталъ жить тогда въ небольшомъ домикѣ недалеко отъ Алексѣевскаго монастыря (между прочимъ, есть преданіе, что Святитель Алексій, когда уѣзжалъ въ Орду исцѣлять отъ слѣпоты ханшу Тайдулу, проѣзжалъ мимо того мѣста, гдѣ впослѣдствіи былъ построенъ Алексѣевскій монастырь, и благословилъ его). Здѣсь Ѳеоктиста Михайловна постоянно навѣщала Владыку (видимо, онъ вообще былъ въ дружбѣ съ Блаженной), причѣмъ она прямо проходила въ его келію и садилась на его кровать, гдѣ ждала его, пока Владыка отпуститъ непрестанно приходившихъ къ нему. Называлъ Владыка ее всегда по имени и отчеству.

Помню еще. Въ верхнемъ храмѣ Алексѣевскаго монастыря въ честь Воскресенія Христова были двѣ чудотворныя иконы Божіей Матери: «Живоноснаго Источника», помѣщавшаяся справа, на возвышеніи, куда вели ступеньки съ металлическими перильцами, а съ лѣвой, на такомъ же точно возвышеніи помѣщалась икона «Троеручицы» (праздновали ей 12-го Іюля). И вотъ какъ-то всѣ молившіеся въ храмѣ были весьма смущены поведеніемъ Ѳеоктисты Михайловны: она забралась на возвышеніе къ иконѣ Божіей Матери Троеручицы, стала спиной къ иконѣ и начала кого-то сильно обзывать довольно некрасивыми выраженіями. Черезъ нѣкоторое время воры влезли въ ризницу, перепиливши чугунныя рѣшетки и похитили что-то цѣнное. Тогда люди поняли, что это ея выступленіе относилось къ тѣмъ злодѣямъ.

Говорили, что если она давала хлѣбъ, то это къ хорошему. Разсказывали, что разъ она пила чай у кого-то изъ сестеръ въ Дѣвичьемъ монастырѣ, вдругъ вскочила и выплеснула изъ блюдца воду во дворъ, а въ это время у кого-то поблизости загорѣлась сажа въ трубѣ. Такъ Ѳеоктиста Михайловна «залила» пожаръ этимъ своимъ прозорливымъ дѣйствіемъ.

Отъ одной рабы Божіей она отказалась принять булку, сказавъ: «Она тебѣ самой нужна, ты столько-то (она сказала, сколько) проживешь съ ней одной (больше нѣчего, молъ, будетъ ѣсть тебѣ)», что и сбылось.

Разсказывали, что передъ смертью она одѣлась во все бѣлое и умерла у кого-то въ Алексѣевскомъ монастырѣ. Вотъ то нѣмногое, что осталось о ней въ памяти.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий