Блаженная Параскева Старобельская

Блаженная Параскева Старобельская в центре

Блаженная инокиня Параскева (в миру Прасковья Семеновна Дыбина) родилась в 1867 году 27 октября в селе Новоахтырка, Старобельского уезда, Харьковской губернии в крестьянской семье. Родители её Симеон и Мелания были простыми, совсем неграмотными людьми. Скорбя о своей неграмотности, просили в своих молитвах Господа, дабы Он послал им умное дитя. И Господь услышал их усердные молитвы, даровал им первенца — дочь Параскеву. После неё в семье родилось ещё четверо детей: Анна, Епистимия, Косма и Иаков.

Уже с раннего возраста было видно, что Параскева — необыкновенный ребёнок: когда Паша подросла, всегда держалась стороной своих сверстников, редко с ними не играя. Совсем ещё несмышлёное дитя, она своим поведением удивляла взрослых: сверстницам предсказывала события их будущей жизни, что впоследствии в точности сбывалось, а о себе говорила, что будет жить сама, то есть останется незамужней, одинокой.

Подростком, как и все крестьянские дети, она помогала родителям в ведении хозяйства. Был случай, когда её послали пасти скот. А она возьми да и загони всё стадо на своё поле, засеянное озимой пшеницей. Всё было вытоптано скотом, что нанесло непоправимый ущерб отцовскому хозяйству, и за это Паша понесла суровое наказание: отец её жестоко избил.

Не ведали взрослые, что этим поступком Паша проявила дар прозорливости в отношении грядущих страшных событий разрушения вековых патриархальных устоев не только крестьянского хозяйства, но и всей царской России. Пройдёт ещё много лет, когда люди поймут на первый взгляд, “несуразный” поступок блаженной девушки.

Спустя некоторое время, когда юная Параскева пасла скот, ей было таинственное видение, о содержании которого она никому никогда не рассказывала. Но известно, что после увиденного она ушла в Свято-Скорбященский Старобельский женский монастырь, где и осталась. Всполошившиеся родители начали искать свою пропавшую двенадцатилетнюю дочь, но нигде не могли её найти. Кто-то им сказал, что видел Пашу в монастыре, и что она там пасла скот.
Родители сразу же отправились в Старобельск. В монастыре им сообщили, что действительно такая девочка у них. Напуганные родители пробыли в обители три дня, но дочь так и не увидели: Паша всё это время пряталась в сене под яслями. Когда родители уехали, она снова объявилась, взяла то, что они для неё оставили, и всё раздала.

Каждый раз, когда приезжали родители, чтобы забрать дочь домой, она, провидя их приезд, всегда пряталась то в стоге сена, то в камышах у озера так, что её никто не мог найти, и выходила только тогда, когда они уезжали. Следуя воле Божией, она избрала монастырь единственным местом, где беспрепятственно могла исполнять свое особенное служение.

Добровольно приняв на себя подвиг юродства, то есть притворного безумства, Паша смиренно вступила на особый путь служения Богу во имя правды и любви к ближним. Уничижая и выставляя себя на посмешище, она, тайно и явно, стала обличать пороки и слабости ближних ради их вразумления, искреннего покаяния и исправления. Одних сестер обличала в нерадивости и склонности к различным прегрешениям прямо, другим давала намёки иносказательно, разными способами. К её словам прислушивались как насельницы монастыря, так и приходившие сюда на богомолье миряне.

Приняв иночество, она строго соблюдала правила начальной степени монашеской жизни. Своими дарами смирения и прозорливости инокиня Параскева привлекала к себе многих людей, обращавшихся к ней со своими нуждами, оказывала им духовную помощь. Говорила она скороговоркой на местном диалекте украинского языка; в её речи часто скрывались мудрые советы, иногда иносказательные, иногда конкретные, часто предвещала события будущей жизни.

Когда в монастырь поступила новая послушница, будущая инокиня Онисифора, Параскевушка, взглянув на нее, сказала: «Девку привезли — будет стенку подпирать». Сказанное ею вначале было непонятным, но затем, когда ту взяли петь на клирос, где обычно становилась у стены, поняли смысл слов блаженной.

Часто Параскеву можно было найти сидящей на ступеньках Троицкой церкви, ведущих к монастырской колокольне. Окружённая голубями, во множестве слетавшимися к ней, она кормила их пищей, которую приносили ей люди. Юродствуя, часто надевала на себя светскую одежду. Предвещая грядущую революцию и приход к власти “красных”, бывало, переоденется во всё красное и бегает по улицам города.

Предсказывая наступление грозного для церкви времени, юродивая Параскева часто перед началом полунощницы в храме, убранном и приведенном монахинями в полный порядок, посдёргивает полотенца и покрывала, посдвигает с мест аналои, переставит цветы и т.п. А перед самим закрытием обители все алтарные окна Троицкого зимнего собора она закрывала травой и лопухами.

Часто брала в руки метлу и мела чистые дорожки монастырского двора, приговаривая: «Шиворот-навыво­рот». Дойдёт до ворот и выметает на улицу. Однажды, когда она мела у входа в обитель, на подводе подъехал один мужчина. Выгрузив то, что привез в монастырь и собравшись было уже уезжать, подошёл к Параскевушке, а та всё метёт. Не успел обратиться к ней с вопросом, как она, бросив своё занятие и пристально посмотрев на него, сказала: «Да разве ты не знаешь? Власть скоро поменяется!». Этим она давала понять грядущие перемены: то, что скоро всех выметут, выгонят из монастыря. Мела она и перед Николаевской церковью, а возле Покровского собора, бывало, сметёт весь мусор в большую кучу, да и ударит сверху по ней метлою так, что всё разлетится по сторонам. С приходом новой власти собор взорвали.

В 1924 году Старобельский монастырь был закрыт. Выселенные монахини снимали квартиры у жителей города, нанимались к ним в прислуги. Инокиня Параскева, вместе с большей частью насельниц закрытой обители, перешла в Фомовский Свято — Успенский-Серафимовский (Раздабаровский) женский монастырь, располагавшийся в 8 верстах от с.Сватовой Лучки. Здесь она продолжала нести духовный подвиг юродства — обличала нерадивых, отличалась даром прозорливости, возвещала всем волю Божию.

Блаженная Параскева Старобельская

Однажды в день праздника Нерукотворного образа Господня пришла очередь казенному трактору молотить монастырский хлеб. Игумения пришла к блаженной с вопросом: «Можно ли молотить зерно в этот день?». Та строго приказала: «Не молотите, а то всё сгорит!». Настоятельница пошла просить трактористов, чтобы те перенесли день, а они не соглашаются, говорят: «Если не хотите молотить в этот день, то ваша очередь пропадёт и потом неизвестно когда будет». Матушке пришлось согласиться. Случилось так, как предупреждала Параскевушка: не успели ещё домолотить, как загорелся хлеб и сгорел весь дотла вместе с инвентарём.

Навещали инокиню Параскеву в монастыре и её родственники. Анна, родная сестра блаженной, со своим мужем Гавриилом часто приезжала к ней за советами по различным житейским вопросам. На вопрос, женить ли им старшего сына или нет, матушка отвечала: «Жените, это ему пригодится». И действительно, это ему пригодилось: когда он с войны возвратился инвалидом, жена с любовью за ним ухаживала.

Матушка советовала Гавриилу продать часть своего скота и на вырученные деньги купить для семьи одежду, а то, говорила, что всё пропадёт. Но тому жалко было продавать, не послушался совета блаженной, и всё пропало: началась коллективизация, весь скот угнали в колхоз.
Зная, что скоро закроют и эту обитель, и она будет вынуждена скитаться по белому свету, быть гонимой за веру, блаженная стала готовить себе в сподвижницы некоторых девушек, бывших с нею.

В 1926 году в монастырь из Сеньково, что возле Купянска, на богомолье пришла кривая на одну ногу девушка Надя; тогда ей было 25 лет. Прослышав о том, что в нём живёт прозорливая инокиня, она очень хотела встретиться и побеседовать с ней. Параскеве девушка сразу приглянулась, и она оставила её возле себя. Когда Надя собралась идти домой, матушка незаметно в её сумку положила книгу. Обнаружив дома в сумке книгу, та, боясь, чтобы не обвинили её в воровстве, опять отпросилась у матери в монастырь. Так повторилось два раза. На третий — блаженная не отпустила девушку, оставила возле себя, сказав: «Будешь со мной до моей смерти, а потом сама Царица Небесная будет тобой управлять».

Однажды сильно заболела восемнадцатилетняя девушка Мариша из села Алексеевка (ныне Новоайдарский район). Всё её тело с головы до ног покрылось незаживающими ранами, особенно болела рука. Сначала она обратилась к врачам, но те не могли её вылечить, убеждали ампутировать руку. Оставалась одна надежда на Бога: ей очень хотелось пойти в монастырь, где она надеялась получить исцеление. Из их села часто в обитель ходила одна верующая женщина, и Мариша просила родителей отпустить и её, но отец не разрешал. Тогда, накануне Пасхи, тайно от родителей, она с этой женщиной отправилась в долгожданное паломничество. В монастыре их встретила инокиня Параскева и, сразу взяла под свою опеку девушку. Сразу велела прибывшей в церкви приложиться к иконе Божией Матери. В монастыре Мариша пробыла целых три недели, и все это время блаженная не отпускала её от себя, наставляла её христианским истинам, научала, как той жить дальше, и строго приказала, чтобы та никогда не выходила замуж, даже если к ней будут свататься. За время пребывания в монастыре девушка полностью исцелилась: её тело стало чистым, рука перестала болеть — не осталось и признаков страшной болезни. Затем инокиня Параскева заставила Маришину спутницу отвести её домой, сказав, что там отец уже с ума сходит, не ест и не спит, всё думает о пропавшей дочери, не знает, где её искать. И действительно, когда она возвратилась, застала убитого горем отца. От радости, что нашлась дочь, он даже её не ругал, тем более что она возвратилась полностью здоровой.

Позже, в 1933 году семью Мариши раскулачили, родителей вывезли из Алексеевки на Ярки (возле села Смоляниново Новоайдарского района), где они и умерли, а дети были определены в приют. Там вскоре и они скончались, после чего Мариша отправилась на поиски инокини Параскевы, начавшей уже странствовать после закрытия монастыря.

Раздабаровский монастырь закрыли в 1928 году, большинство изгнанных из его стен насельниц стали странствовать по селам Сватовщины и соседних районов. Бесстрашно стоя на позициях Патриарха Московского Тихона, они призывали верующих не посещать храмы, где служили обновленческие священники, не вступать в колхозы, не подчиняться постановлениям безбожной власти.

Когда закрыли монастырь, блаженная Параскева собрала всех странников и обозом отправилась на Сватово. На пути им встретилась одна раба Божия Анна, шедшая на своё поле с узелком в руках. Матушка остановилась, взяла из рук Анны узелок и сказала: «Ты нашей будешь!» С этими словами блаженная отправилась дальше в путь, прихватив с собой узелок. Растерянная Анна осталась стоять на дороге с пустыми руками, сетуя на то, что осталась на целый день без еды. Но, немного проехав, Параскева остановилась и возвратила Анне её узелок, в котором еды оказалось ещё больше, чем было.

Когда доехали до села Рудовка, встретили пожилого крестьянина, который сеял пшеницу на своём поле. Уставшая лошадка с трудом переставляла ноги, казалось, что сейчас совсем свалится, да и вид самого хозяина был не лучшим. Узрев такую картину, блаженная решила помочь страдальцу: выпрягла лошадь, вместо неё поставила странников, насыпав в подол зерна, пошла сеять, а странники следом волочили. Всё время Параскева пела: «Величит душа моя Господа, и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем…». А хозяину поля приказала: «Вари, дед, кашу!» Тот посетовал, что взял мало пшена и хлеба, а она в ответ: «Вари в ведре, будет пшена полно». Пшена была всего горсть, а когда стало вариться, то, на удивление всем, получилось полное ведро каши. После обеда матушка сказала: «Когда Господь уродит, придём убирать». Пшеница уродилась на славу, все проходившие мимо люди дивились урожаю поля, засеянного странниками.

Скитаясь по сёлам, а также часто бывая в Старобельске, Сватове, Кременной, Боровском, блаженная Параскева со своими последователями несла верным христианам Слово Божие, за что её неоднократно арестовывали, бросали в тюрьму, где приходилось сидеть по два и более месяца. В Меловатке одна женщина заявила на неё в милицию, после чего Параскеву снова арестовали. Там, усмотрев в её поведении душевную болезнь и подержав немного, отправили в психбольницу в Чернигов, откуда ей удалось бежать и вернуться в родные края.

Мариша нашла инокиню Параскеву в п.Боровском, после чего неотступно следовала за ней, усердно неся все послушания.

В 1933 году блаженную Параскеву в очередной раз арестовали, посадили в тюрьму, после чего отправили в ссылку в город Котлас, что на Северной Двине в Архангельской области. Сильно обеспокоенные этим обстоятельством, её духовные сёстры стали думать о том, как бы её оттуда вызволить. Одна женщина продала всю птицу, какая была в её хозяйстве, и на вырученные деньги поехала в Харьков, к одному мудрому и рассудительному священнику, у которого и попросила благословения ехать за блаженной. Однако батюшка её не благословил, а сказал, чтобы она отдала деньги матушкиным послушницам — Надежде и Анне, которые должны будут поехать и привезти Параскеву.

Отправившись в путь, Надежда и Анна добрались до Архангельска, а там у них кончились деньги. Пришлось у церкви просить милостыню, чтобы собрать деньги на пароход в Котлас. Накопив четыре рубля и купив билеты на пароход, отправились они в путешествие вверх по Северной Двине. В тот день, когда их пароход причалил в Котласе, блаженная Параскева, предвидя их приезд, послала на пристань одного старца купить соли. Он и привёл их к матушке. Только Надежда и Анна пришли к инокине Параскеве, как выясняется, что большинство заключённых, в том числе и матушку, будут переводить в другое место. Всех собрали и погнали на пристань, а Надежда и Анна — неотступно следовали за Параскевой. Когда они проходили через площадь, матушка обратилась к ним: «Вон едет Георгий Победоносец на коне и говорит, чтобы мы ехали на Украину в град Лисичанск …». Блаженная Параскева вышла из колонны, — охранники даже не обратили на неё никакого внимания, — и вместе с послушницами ушла из города. Так они втроём отправились пешком в обратный путь.

Приходилось по-разному: где кормили и пускали на ночь, а где шли голодными и спали под открытым небом. Так, они добрались до Костромы, где их арестовали и вернули обратно в Котлас. Здесь им выдали документы, но без печати, дающие право на выход в ближайшие деревни. И снова решают идти домой. На одной станции им люди купили билеты до Москвы, но на поезде они доехали только до Мценска, потом опять пришлось идти пешком, ночевали в стогах сена. Пришли в город Бирюч, оттуда в “телячьем” вагоне приехали в Белгород, откуда уже и добрались до Лисичанска. Здесь их снова арестовали и посадили в тюрьму. Сидеть пришлось два года в Макеевке и в Артёмовске.

Освободившись из заключения, блаженная Параскева опять спешила с духовной помощью к гонимым за веру православным христианам. В период массовых репрессий, когда людей изгоняли из своих домов и ссылали в лагеря, она день и ночь находилась на станциях, переполненных страждущими. Что тогда творилось там: неимоверная теснота, давка у кассы, истошный крик перепуганных и голодных детей, плач матерей, стоны больных и стариков сливались в жуткий гул. Весь этот ад источал страшный смрад и сизые клубы папиросного дыма. Часто послушницы говорили блаженной: «Матушка, пойдёмте отсюда, зачем мы здесь сидим, здесь такой шум и смрад, что мы можем здесь сделать?». А она отвечала: «Люди терпят, и нам надо пострадать вместе со страждущими. А смрад и шум перетерпим добровольно, да избавлены будем вечного смрада».

Многим блаженная Параскева помогала советом, смысл которого вначале не был ясен обращавшимся к ней, но со временем, когда послушав её, отводили от себя страшную беду, понимали, что в её иносказательных словах выражалась Божия воля.
Так, в период, когда производили изъятие продовольственных запасов у сельского населения, матушка Параскева начала ходить к одним людям, мужу и жене, у которых был огород и хозяйство. Придёт на огород, наломает початков кукурузы и бросает их свиньям. Накормленные животные их не ели, а почти все втаптывали в грязь.

Возмущённая хозяйка хотела запретить блаженной поступать так, но муж удержал её: «Матушка знает, что делает». Дошла и до них очередь: пришли уполномоченные и почти всё зерно и свиней забрали. Над семьёй нависла угроза умереть голодной смертью, тогда пришла матушка, выковыряла из земли початки кукурузы, втоптанные свиньями, обрушила их и из этого зерна сварила им кашу. Эта кукуруза и явилась источником пропитания на всю зиму, спасла от голода.

Одному рабу Божию Фёдору приказали сдать государству семьдесят пудов зерна. Зовёт его к себе инокиня Параскева и говорит: «Возьми свой хлеб и развези его, а то у тебя его весь заберут», — и указала, кому везти. Фёдор всё так и сделал: развёз зерно монахиням и бедным семьям, за что его арестовали и посадили в тюрьму. Его жена носила ему передачи и однажды передала книжку о Святогорском преподобном Иоанне Затворнике. Фёдор с умилением читал его житие и горячо молился Богу о своём скором освобождении. Через время из Харькова приехала комиссия, вызвала его на допрос, спрашивают: «За что сидишь?». «Не знаю», — отвечает тот. Они ему стали читать его дело, а сами смеются, потом говорят: «Пока иди домой, потом тебя вызовем». Освободился он, идёт домой, а по дороге встречается ему блаженная Параскева и даёт такой совет: «А теперь в своем доме подпили балки, поруби лучшие в саду деревья и остриги полголовы. А если кто спросит, что́ ты делаешь, говори, что здесь будут дорогу строить». Фёдор исполнил всё, что велела блаженная, после чего его стали считать сумасшедшим. В милицию больше его не вызывали, полностью сняли все обвинения и дело закрыли. После этого случая Фёдор стал верным послушником матушки и пошёл странствовать вместе с ней.

Три раза водила инокиня Параскева своих послушников в Киев на богомолье и на поклонение мощам святых угодников Божиих, почивающих в Киево-Печерской Лавре.

Первый раз шли пешком до Белгорода, оттуда в Киев приехали поездом. Там тогда в одном из женских монастырей находилась одна из матушкиных послушниц Анна из Насветевича.

Приехали паломники в Киев, пришли в монастырь, а Анна только что уехала домой. А так как монахини их не знали, то и не пустили на ночь в обитель. Пришлось ночевать на улице. Тогда блаженная приказала своим послушникам Надежде и Фёдору: «Кричите к Царице Небесной, чтобы вернула Она нам мать Анну». Те стали горячо молиться Пресвятой Богородице, и их молитва была услышана: через три дня Анна приехала и рассказала, что только возвратилась домой, а душа разрывается, нужно снова ехать в Киев, бросила всё и поехала.

У матушки Анны был внук, которому в то время исполнилось три года, но при этом он не мог ходить и не разговаривал. Его родители и она очень переживали, боялись, что тот останется на всю жизнь калекой. Однажды, приехав домой, обратилась м. Анна к Параскеве с просьбой помолиться о даровании исцеления ребенку. Поразмыслив, блаженная сказала: «Ну, бери его в Киев, там батюшки помолятся». Собрались в дорогу, приехали в Сватово на вокзал. Анна пошла в кассу за билетами, а ребёнка оставила на лавочке возле матушки. Тот тихо сидел, смотрел на проходивших мимо людей, а блаженная, улучив момент, когда он отвлёкся, неожиданно шлёпнула его ладонью по спинке. Мальчик, испугавшись, как побежит к Анне и кричит: «Ой, бабушка, бьют меня!» А та остолбенела – ведь он не ходил и не разговаривал…

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий