Боярыня Морозова. Житие и исторические факты из первоисточников

Феодору преблаженную чту с любовию и благоговением, яко святую и преподобную, яко мученицу и исповедницу, яко великую угодницу Божию, и молитвенницу о душах наших (из канона святой преподобномученице)

Боярыня Морозова

«Увы, Феодосья! Увы, Евдокея! Два супруга нераспряженная, две ластовицы сладкоглаголивыя, две маслицы и два свещника, пред Богом на земли стояще! Воистину подобны есте Еноху и Илии. Женскую немощь отложше, мужескую мудрость восприявше, диявола победиша и мучителей посрамиша, вопиюще и глаголюще: «приидите, телеса наша мечи ссецыте и огнем сожгите, мы бо, радуяся, идем к Жениху своему Христу» – так писал святой священномученик Аввакум о великих русских страдалицах за истинную веру и благочестие 1.

«Феодосия Прокофьевна Морозова (в девичестве Соковнина, в иночестве Феодора; 21 (31) мая 1632—2 (12) ноября 1675, Боровск) — верховная дворцовая боярыня, деятельница русского старообрядчества, сподвижница протопопа Аввакума. За приверженность к «старой вере» в результате конфликта с царём Алексеем Михайловичем была арестована, лишена имения, а затем сослана в Пафнутьево-Боровский монастырь и заточена в монастырскую тюрьму, в которой погибла от голода» – читаем в краткой справке, которую дает Wiki-энциклопедия. Но, как бесценное духовное сокровище, дошло до нас и подлинное житие ее, составленное в 17-ом веке одним из очевидцев ее страдания.

В 1682 г. на месте захоронения сестёр

В 1682 г. на месте захоронения сестёр их братья Алексей и Фёдор Соковнины положили надгробную плиту. Боровск. Снимок 1909 года.

Месяца ноемврия во 2 день, сказание отчасти о доблести и мужестве, и изящном свидетельстве, и терпеливодушном страдании новоявленной преподобновеликомученицы болярыни Феодосии Прокопиевны, нареченной во инокинях Феодоры, по тезоименству земныя славы Морозовы, и единородной сестры ее и сострадалицы ее, благоверной княгини Евдокии, и третей соузницы их Марии; имать же сия повесть поведание вкратце. (Житие).

О ранней молодости и светском периоде жизни боярыни-исповедницы известно, что она была очень красивая, умная и набожная девушка. Семнадцати лет вступила в брак с представителем одной из самых влиятельных фамилий при Московском дворе – Глебом Ивановичем Морозовым.

Брат его, Борис Иванович Морозов, стоял в близких отношениях к царю Алексею Михайловичу, был его любимцем и советником. Евдокия Прокопьевна была замужем за князем Петром Ивановичем Урусовым. Боярыня Феодосия имела острый ум и была начитана в церковной литературе. С ней любил беседовать по духовным вопросам боярин Морозов и всегда после беседы говорил, что насладился речами ее «паче меда и сота». В молодых летах Феодосия овдовела, оставшись с единственным сыном Иваном.2.

Боярыне Феодосии было чуть больше тридцати лет от роду, когда она приняла в свое распоряжение огромное наследство: практически одновременно с братом скончался также и бездетный Борис Иванович, и совокупное состояние обоих братьев было завещано малолетнему сыну Глеба и Феодосии Морозовых — Ивану Глебовичу. Бысть же в дому ея имения на двесте тысящ или на полтретьи, и христианства за нею осмь тысящей, рабов и рабыней сто не одно, близость под царицею – в четвертых бояронях 3.

Но роскошь и светская слава отнюдь не прельщали истинную Христову подвижницу, которая избрала для себя узкий путь аскетизма и отречения от земных наслаждений еще задолго до начала гонений от новообрядческих реформаторов.

{Широкой рукой она раздавала милостыню направо и налево. Морозова ежедневно посещала дома бедных, тюрьмы, богадельни – и всюду оделяла нуждающихся своей милостыней, часто очень щедрой. В ее приветливом доме находили себе приют странники, бедные, нищие и гонимые за старую веру. Здесь же нашел себе пристанище протопоп Аввакум по возвращении из Сибирской ссылки. Он оказал большое влияние на боярыню Феодосию. Зная во всех ужасающих подробностях его страдания, преклоняясь пред его непоколебимой стойкостью, она признала этого пастыря церковного святым человеком и с радостью подчинилась его воле} 4.

Боярыня Морозова навещает Аввакума в тюрьме

Яко ревностная исполнительница Евангелия, нищих миловаше, странных приимаше, и всем требующим помощи служаше, Феодосие любвеобильная (из канона преподобномученице).

Воспитывая свою духовную дочь в строгости и воздержании, нелицеприятный пастырь не избирал изысканных выражений, соответствующих ее знатному роду, но простыми и искренними словами наставлял на путь спасения:

Свет моя, государыня! Люблю я правило нощное и старое пение. А буди обленишься на нощное правило, тот день окаянной плоти и есть не давай. Не игрушка душа, что плотским покоем ее подавлять!

… Али ты нас тем лутчи, что боярыня? Да единако нам Бог распростре небо, еще же луна и солнце всем сияет равно, такожде земля, и воды, и вся прозябающая по повелению Владычню служат тебе не больши, и мне не меньше. А честь прелетает. Един честен – тот, кто ночью востает на молитву5.

Стремясь все к большему совершенству в духовных подвигах, молодая боярыня пожелала и вовсе отречься от всех мирских утех и принять на себя великий ангельский образ. Большое влияние оказывала на нее в то время и старица Мелания, умудренная годами и крепкая в вере инокиня, которая, спасаясь от гонений, приютилась у любвеобильной боярыни. Жили с нею вместе и другие пять изгнанных за правую веру инокинь и, таким образом, когда новомодная московская знать, по западному примеру, начала уже заводить в домах своих комедийные театры, благочестивая Феодосия фактически организовала в своем доме тайный монастырь и сама подчинилась иноческим уставам.

Последи же от страдальца отца Трифилия уведе о некоей инокине благоговейной, именем Мелании, и призвавши ю, и слышав словеса ее, возлюби зело, и изволи ю в матерь себе избрати. И смирившися Христа ради, отдадеся ей под начал, и до конца отсече свою волю. И сице пребысть до конца опасная [старательная] послушница, яко и до дня смерти своей ни в чем повеления ее не ослушалася.

Потом же Феодосия тщашеся всяку волю Божию делом совершить и нудяше плоть свою на постнические подвиги; питаше бо ся постом и цветяше молитвами, смертною памятию содрогашеся и радостотворным плачем исполняшеся, жегома и разжигаема огнем Божия любве распадающиеся — не згараше, но Дух Святый ю орошаше.

Феодосия же начат мыслию на большая простиратися, желая зело аггельскаго образа. И припаде к матери, лобызаше руце ее, и поклоняяся на землю, моляше, яко да облечет ю во иноческий чин. Мати же паки отлагаше многих ради вещей. Первое — мыслящи, — яко вещи сей невозможно есть в дому утаитися, и аще уведено се будет у царя — многим людем многие будут скорби, расспросов ради уведения: «Кто постриг?» А другое дело — и еже из дому скрытися — другая беда. Третие: аще и утаится, приспе время сына браком сочетати, и убо ту потреба быти многой молве и попечению, и о свадебных чинех уряжение, а инокам таковая творити не в лепоту. Четвертое: потреба, еже до конца ошаятися [воздерживаться] и малого оного лицемерия и приличия ради уже не ходити к храму, но стати до конца мужески.

Она же зело распадающийся любовию Божиею и зельно желаше несытною любовию иноческого образа и жития.

Мати же и в сем паки видя веру ее велию, и усердие многое, и непреложный разум, изволи быти сему: молит отца Досифея, яко да сподобит ю аггельскаго одеяния. Он же постриже ю, и наречена бысть Феодора, и даде от Евангелия матери Мелании [Житие].

 

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий