Духовное и историческое значение наследия равноапостольного Космы Этолийского (1714—1779) и преподобного Паисия Святогорца (1924—1994). Часть 4

Равноапостольный Косма Этолийский и преподобный Паисий Святогорец

Отношение к Преданию и модернизму

Проповедь святых Паисия и Космы не была бесцветным морализаторством, богословие позиционировалось ими как онтологическая основа православной нравственности. От веры через рассказ о таинствах и духовной жизни они переходили к насущным проблемам людей, подробнейшим образом касаясь острых и актуальных проблем своего времени.

В словах обоих подвижников присутствовал и человеческий элемент – как следствие их знаний и опыта. Иногда они употребляли фразы: «Помысел говорит мне, что...» или «Я думаю вот как...»1.

Поучения подвижников отличала простота и доступность. Интересно, что их жизнеописатели, характеризуя наставления святого Космы и старца Паисия, используют одно и то же сравнение с «проповедью рыбаков (святых апостолов)»2.

Богословие святых было основано на Евангелии. В их поучениях мы неоднократно находим прямые отсылки к тексту Ветхого и Нового Завета. Паисий Святогорец и Косма Этолийский анализируют Священное Писание, объясняют его, пытаются донести до каждого слушателя.

Богословие обоих подвижников было популярным: сложные богословские истины они легко объясняли всего в нескольких предложениях и примерах. При этом они подчеркивали, что Бог познается не рационально, а в опыте духовной жизни и прежде всего через участие в Таинствах.

Для объяснения своим слушателям сложных догматов: о Святой Троице и Божественных Энергиях в своих проповедях Косма Этолийский активно использовал примеры из творений Григория Паламы, Феофана епископа Никейского, Иоанна Златоуста и других отцов Церкви. Паисий Святогорец также неоднократно ссылался на своего любимого автора преподобного Исаака Сирина и других отцов Церкви (в том числе и на святого Косму).

Косма Этолийский и Паисий Святогорец были одаренными богословами. Многие их построения были оригинальны, они творчески осмысливали Предание и Писание. В их учении есть темы, которые до них никто не рассматривал столь же глубоко и под тем же ракурсом3.

В учении святого Космы мы можем найти и возвышенное учение о Святой Троице, и истолкование домостроительства спасения человека, совершённого Сыном Божиим, и восходящие к ареопагитскому корпусу умозрения об ангельской иерархии, и примеры из житий святых. Столь же насыщены в смысловом отношении были и поучения Паисия Святогорца.

Наставления Паисия Святогорца были “ясными, поэтичными и афористичными”4. Подобно Косме Этолийскому он приводил примеры из природы и жизни, «глаголал в притчах» и рассказывал истории из своего богатого жизненного опыта.

Проповеди подвижников адаптировались в зависимости от времени, места или аудитории, перед которой они выступали. В некоторых областях Косма Этолийский призывал слушателей не говорить по албански, в других жертвовать храмам купели, в третьих прививать плодовые деревья. Его «Слова» были построены таким образом, чтобы быть полезными каждому конкретному слушателю. То же можно сказать и о старце Паисии: его поучения обращенные к сподвижникам по Святой Горе, монахиням и мирянам, порой, заметно отличаются. «Он был способен духовно руководить монахами и монастырями, разрешать проблемы мирских людей – неженатых и семейных, беседовать с учёными, на которых производили впечатления его знания и гибкость ума. Он умел снисходить или подниматься до того образовательного уровня, на котором находился собеседник, и до того духовного состояния, в котором тот пребывал. Он принимал во внимание его характер, профессию, происхождение, интересы и другое”5.

“Старец не читал лекций, не стремился изобразить из себя учителя”6 и святой Косма также «говорил с народом на равных, а не как учитель с учениками»7. Паисий и Косма могли свободно говорить много часов подряд, не готовясь заранее, а слушатели ловили буквально каждое их слово. Оба святых обращался к аудитории не только посредством своей устной проповеди, но старались по мере своих возможностей пообщаться с каждым лично.

Многие современники отмечали удивительную силу слова Космы Этолийского. Так информатор венецианских властей, Дзонца рассказывает о влиянии, которое оказывала на народ его проповедь: «Они бежали за ним, целуя ему руки и ноги, почитая его словно настоящего спасителя, даже преступники, кто находились вне закона, примирялись со своими врагами и впредь жили мирно»8. Не менее впечатляющим было и воздействие слова преподобного Паисия: «На меня производило впечатление, – говорил бывший наркоман, – то, что двумя-тремя словами Старцу удавалось прийти к взаимопониманию с такими, как я, и пробудить в нас интерес к жизни»9.

В центре учения Космы Этолийского и Паисия Святогорца лежало традиционное православное учение о молитве и аскетических подвигах как обязательных условиях духовной жизни христианина. Они исходили из того, что «аскетизм есть общая христианская обязанность, осуществимая в различных условиях монашеской и общественной жизни»10.

“Живя рядом со старцем я понял что аскеза это путь ведущий к Богу. Он убедил меня что аскеза обязанность не только монахов но и всякого христианина. Человек аскезы – это человек Божий” 11, — писал один из паломников близко знавший Паисия Святогорца. С Космой Этолийским12, которого многие современники называли «аскетом Космой»13, старца объединяло бескомпромиссное отношение к ревизии православной традиции. Он «не принимал и бичевал любую модернистскую тенденцию: будь то отмена ношения священниками ряс, перевод литургических текстов на современный язык, сокращение постов и тому подобное. Православное Предание вообще и святогорское Предание в частности были самыми любимыми темами Старца Паисия”14.

Контакт Космы Этолийского и Паисия Святогорца с любыми слоями общества, людьми самых разных национальностей и достатка всегда строился на единой основе – православной традиции, Священного Писания и Предания. Они не предлагали слушателям «облегченную», «адаптированную», приспособленную к современным реалиям версию Православия. Оба святых исходили из того, что нельзя быть подлинно православным, сочетая это со служением греху, и призывали мирян к совершенной подвижнической жизни. О богословах-модернистах старец Паисий говорил: «Они стремятся найти оправдание своей греховной жизни в святоотеческих текстах. Они превратно истолковывают Священное Писание, чтобы найти оправдание своим ошибкам»15.

Святые Паисий и Косма выступали против любых форм модернизации и искажения Предания, даже в угоду сиюминутному «миссионерскому» успеху у слушателей. Для них в Православии не было мелочей, как живая, многовековая традиция оно должно было остаться нетронутым. Именно таким, каким оно дошло в живом преемстве от апостолов, святых отцов и Самого Христа. Кроме того, не стоит забывать, что Православие рассматривалось святыми как ключевой, неотъемлемый элемент национальной идентичности.

Причину бед постигших народ святые Косма и Паисий видели в грехе, тяжелой духовной болезни общества. Они утверждали, что за духовным возрождением неизбежно последует и национальное, поэтому тема борьбы с грехом занимает центральное место в их богословских построениях. Покаяние предстает не только как личное перерождение, но и как начало «преображения всей человеческой жизни и человеческого общества вообще»16.

Когда Старца Паисия спросили, о времени освобождения Кипра, он ответил: «Кипр будет освобождён тогда, когда покаются киприоты. Устраивайте на Кипре духовные военные базы, чтобы разогнать военные базы турок, англичан и американцев». То есть на кипрскую проблему Старец смотрел как на проблему духовную – а не как на национальную или политическую. Он верил, что разрешение этой проблемы – в покаянии народа и в молитве”17. Позиция старца пересекается с построениями святого Космы, согласно учению которого «в своей жизни люди должны не только рассчитывать на собственные силы, но и полагаться на Бога, без помощи Которого сложно чего-либо добиться: «надейтесь на Бога…, и Он будет хранить вас…, если же вы возгордитесь и будете надеяться только на силу оружия, знайте: Господь не защитит вас»18.

Максимализм был образом жизни для Космы Этолийского и Паисия Святогорца и программным пунктом их учения19. «Образцом в духовной жизни должны быть святые, а не люди мира сего. Бегуны на стадионе не оглядываются назад, чтобы увидеть, где находятся последние. Ведь если они будут глазеть на последних, то станут последними сами. Если я стараюсь подражать тем, кто преуспевает, то моя совесть утончается. Глядя же на тех, кто плетётся в хвосте, я нахожу себе оправдание, извиняю себя тем, что, в сравнении с их погрешностями, мои собственные невелики. Я успокаиваю себя помыслом, что есть кто-то и хуже меня. Так я душу в себе совесть, или, лучше сказать, делаю моё сердце бесчувственным, словно его покрыли слоем штукатурки”20.

  Комментарии:

1 Иеромонах Исаак Житие старца Паисия Святогорца. М., Издательский дом «Святая Гора», 2006.С. 573. Косма Этолийский «Слова». Москва, «Святая Гора», 2009. С. 125-126.

2 Зоитакис А.Г. Житие и пророчества Космы Этолийского. Москва, «Святая Гора», 2013.С. 36 Иеромонах Исаак Житие старца Паисия Святогорца. М., Издательский дом «Святая Гора», 2006.С. 571.

3 Это можно сказать и о других выдающихся современных богословах. См. Например: Старец Софроний Сахаров: «Святой Силуан оставил нам богатейшее духовное наследие»

4 Иеромонах Исаак Житие старца Паисия Святогорца. М., Издательский дом «Святая Гора», 2006.С. 571.

5 Иеромонах Исаак Житие старца Паисия Святогорца. М., Издательский дом «Святая Гора», 2006.С. 572-573.

6 Там же.С. 571.

7 «Учу братьев моих по силе своей – не как учитель, но как брат» (Διδαχές Κοσμά του Αιτωλόυ //Μενούνος Ι. Κοσμά του Αιτωλόυ διδαχές και βιογραφία. Αθήνα, 2002. Σ. 22-23); «недостоин я, братья, учить и советовать вам» (Διδαχές Κοσμά του Αιτωλόυ //Μενούνος Ι. Κοσμά του Αιτωλόυ διδαχές και βιογραφία. Αθήνα, 2002. Σ. 57)

8 Ξανθοπούλου Κυριάκου Α. Ο Κοσμάς Αιτωλός και οι Βενετοί (1777 – 1779). Τα τελευταία χρόνια της δράσης του και το πρόβλημα των διδαχών. Θεσσαλονίκη, 1984. Σ. 33,81.

9 Иеромонах Исаак Житие старца Паисия Святогорца. М., Издательский дом «Святая Гора», 2006.С. 572.

10 Соколов И. Свт. Григорий Палама. Его труды и учение об исихии. СПб., 2004.С. 50

11 Γεωργίου Κρασανάκη Η παιδαγωγία του γέροντος Παισίου

12 Косма Этолийский «Слова». Москва, «Святая Гора», 2009. С. 215.

13 Αναλυτική βιβλιογραφία Κοσμά του Αιτωλού. 1765—1973. Αθήνα, 1974. Σ. 39-45.

14 Иеромонах Исаак Житие старца Паисия Святогорца. М., Издательский дом «Святая Гора», 2006.С. 687

15 Γεωργίου Κρασανάκη Η παιδαγωγία του γέροντος Παισίου

16 См.: Радович Амфилохий. Основы православного воспитания. Пермь, 2000. С.104.

17 Иеромонах Исаак Житие старца Паисия Святогорца. М., Издательский дом «Святая Гора», 2006.С. 713.

18 Διδαχές Κοσμά του Αιτωλόυ //Μενούνος Ι. Κοσμά του Αιτωλόυ διδαχές και βιογραφία. Αθήνα, 2002. Σ.189.

19 Косма Этолийский «Слова». Москва, «Святая Гора», 2009. С. 215.

20. Старец Паисий Святогорец. «С болью и любовью о современном человеке» Слова. Т. I. М., Издательский дом «Святая Гора», 2003. С. 32-33.

Источник: «Издательский дом Святая Гора»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий