Игумения Анисия: жизнь в радости и смирении

Старица Кассиана, прожив долгую жизнь, мирно скончалась. Были совершены похороны и сороковины. Никто из оставшихся монахинь не проявлял тщеславия и даже не помышлял о месте игумении. Все они были настолько смиренны, что создавали впечатление, будто ни одна из них не подходит для этого места. Монахини думали, что владыка позаботится о назначении игумении. И действительно, он позаботился. И как он это сделал? Однажды владыка пришел в монастырь и отслужил литургию. После чего спустился, подозвал сестру Анисию и повел ее к Царским вратам. Она изумилась. И, когда она поняла, что владыка собирается назначить ее игуменией, у Анисии едва не остановилось сердце.

– Высокопреосвященнейший, что случилось? Куда Вы меня ведете?

– Иди за мной, будь послушна.

И, обратившись к сестрам, смотревшим на него с недоумением, владыка сказал: “Сегодня мы сделаем Вас матерью-игуменией”. Все монахини приняли это с большой радостью. Уже один этот факт показывает, насколько велика была их добродетель. Их лица сияли счастьем. Ни одна из них не воспротивилась и не высказалась против такого решения, как это обычно происходит с теми, чей разум затмевается гордостью и жаждой власти. Все они являлись избранными душами, жили благочестивой жизнью. Эти сестры поистине были олицетворением райского братства. Но выбор владыки был сделан отнюдь не случайно, а был следствием Божественного Промысла. Когда монахиня Христонимфи увидела святую Параскеву и спросила, с какой сестры брать пример и с кем советоваться, святая ответила: “С Анисией”. Владыка Господь просветил Анисию, чтобы она могла достойно принять игуменское служение.

Старица Анисия явилась ростком от вечнозеленого древа рода некоего святого иерея, который, будучи наделенным множеством даров, творил как при жизни, так и после смерти многочисленные чудеса. Имя его было – Иоаннис Павлидис. Он происходил из малоазийской деревни Имера. Анисия росла очень красивой, и отец из страха перед турками хотел выдать ее замуж уже в юном возрасте. И когда он сказал ей о своем намерении, девушка призналась, что мечтает стать монахиней. На что отец ответил: “Когда мы поедем в Грецию, тогда ты и станешь монахиней”. Этот святой человек понимал, что обстановка в Турции была не подходящей для женского монашества1.

Однажды Богородица уверила девушку в правильности ее решения встать на путь монашества. Случилось следующее. Согласно обычаю, бездетные женщины в праздник Сретения поднимались на второй этаж храма, в особое место для женщин. Там иерей раздавал им иконы с Младенцем-Христом, чтобы впоследствии они смогли родить. Все иконы были одинаковыми. Юная Анисия, не зная об этом, из любопытства поднялась и взяла икону. Но когда она посмотрела на нее, оказалось, что ее икона чудесным образом отличается от других. На ней была изображена лишь Богоматерь со сложенными крестообразно руками. И когда девушка узнала, что священник раздает иконы на деторождение, она твердо уверилась в том, что Богоматерь желает видеть ее монахиней. Поистине, Анисия была ростком от святых корней.

Отец ее был святым. Это подтверждают некоторые знамения.

Он не успел вернуться в Грецию и мирно скончался в Малой Азии. Турки, даже будучи неверными, каждую ночь видели на его могиле небесный свет. Испугавшись, что происходит нечто странное, они пошли в полицию. И, когда ночью группа полицейских тайно отправилась туда, чтобы все выяснить, они своими собственными глазами увидели свет, исходящий от могилы отца Анисии. По традиции в могилу ставили зажженную лампаду. И, о чудо, когда по прошествии многих лет могила была раскопана, лампада по-прежнему оставалась зажженной и полной масла.

Когда произошел греко-турецкий обмен населением2, греки пожелали взять с собой мощи новоявленного чудотворца, но это оказалось невозможным. Однако он совершил столько чудес для турок, что и они никогда не забывали этого святого целителя, которого Бог даровал им, несмотря на иную веру.

Существует пророчество, гласящее, что треть этого народа обратится в христиан, ибо они принимают наших святых, а святые подготавливают их, делая плодородной почвой для принятия христианства.

Позднее в Греции было основано общество малоазийцев, которое издавало свой журнал. И когда Анисия уже была монахиней, ей высылали этот журнал с рассказами о различных чудесах, совершенных ее отцом после смерти. Из такого святого рода происходила игумения Анисия.

Когда в монастырь прибыла старица Евфимия, Анисия встретила ее с великой радостью и любовью. Но, тем не менее, она не собиралась надолго отставлять свои духовные труды. Старица рассказывала: “Мы разговаривали примерно десять минут, после чего она прерывала разговор и начинала читать Евангелие. Однажды мы вдвоем ходили к старцу и отцу Исааку”. Говоря о старце, она имеет в виду отца Григория – духовника и восстановителя монастыря, где она была игуменией. Что же касается отца Исаака, то речь идет о современном святом старце арабского происхождения, родом из Ливана. Около 1975 года он пришел монахом на Афон и окормлялся святым старцем Паисием, который признал его и постриг в великую схиму, переименовав из Филиппа в Исаака.

С тех пор он подвизался в Капсале на Святой Горе, где находился до своей мирной кончины. Сейчас преемником кельи является его первый послушник, замечательный иеромонах Евфимий.

Старица Евфимия рассказывала: “Мы спросили, где находится игумения, и нам ответили, что она в келье Хрисонимфи. Я туда пришла и увидела, как она, склонившись, читает Святое Писание. Я постучала в дверь и спросила, знает ли она, кто я. Она ответила: “Ты Евфимия”. “Да, да, старица”, – подтвердила я.

“Как поживаешь, Евфимия? У старца и сестер все хорошо? Как они?”

Мы проговорили только пять минут. После чего Анисия снова взяла Новый Завет и, добавив: “Всего вам хорошего, будьте все послушны и смиренны” – снова обратилась к своему любимому чтению. Она не сочла нужным извиниться, ведь таков для нее был образец правильного монашеского поведения. Долгие беседы – пустая трата времени. И конечно, старица вкусила духовные плоды молчания, молитвы и чтения Святого Писания.

Примечания:

1. Несмотря на то, что греческое население Понта и Малой Азии было либо истреблено, либо изгнано, в XX веке оно подарило Церкви множество святых. И не только новомучеников, но и подвижников и преподобных. Достаточно упомянуть хотя бы Арсения Каппадокийского (1924) и его славного потомка, которого он собственноручно крестил, – известного благодатного старца Паисия (1994). Оттуда происходят отец Георигй Карслидис (1959), преподобная София (1974), Иероним Эгинский (1966) и многие другие. Последнего я посещал в его жилище на Эгине. Он поведал нам и о множестве других современных святых аскетах, которых он знал, в частности, о своем старце Мисаиле. И сейчас к сонму современных малоазиатских святых присоединился и отец монахини Анисии, преподобный Папаянис Чудотворец.

2.  Принудительный обмен населением, имевший место между греческой, турецкой, а также болгарской сторонами в 1923 гг. по Лозанскрму мирному договору. Стал результатом поражения Греции во Второй греко-турецкой войне 1919—1922 гг. В греческую историографию вошёл как «Малоазиатская катастрофа».

Монах Иосиф Дионисиатский: Монахиня Христонимфи. Современная святая 1923—2005, стр.65-70

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий