Императрица Афинаила-Евдокия: Путь к трону

Императрица Афинаила-Евдокия: Путь к трону

Аннотация.

В статье идет речь о ранних годах императрицы Афинаиды-Евдокии (V в. н.э.), затрагиваются вопросы ее происхождения, социального статуса, образования и истории восхождения на трон. Автор предполагает, что Афинаида родилась после 401 г. (возможно, около 405 г. н.э.), что социальный статус ее семьи был достаточно высок и у нее были связи в придворных кругах. Местом ее рождения, скорее всего, были Афины, предположения о ее связи с Антиохией и Александрией не имеют достаточных оснований. Возможно, она принадлежала к тому же кругу, что и Синезий Киренский (ее дядя Асклепиодот мог быть адресатом одного из писем Синезия). Этих людей, лояльных к христианскому государству и охотно принимающих христианство, но довольно свободно относящихся к его догматам, можно назвать «христианскими эллинистами». После смерти отца Афинаида попала в Константинополь, где представители партии «христианских эллинистов» устроили ее брак с Феодосием II. Роль, приписываемая в бракосочетании Феодосия и Евдокии сестре императора, Пульхерии, преувеличена и связана с последующей корректировкой истории после прихода Пульхерии к власти. В основе этого брака лежала близость интеллектуальных интересов жениха и невесты, поскольку Феодосий II был эрудитом в позднеантичном духе. Автор предполагает, что наиболее значительное влияние на Евдокию оказал сам Феодосий II, который обратил ее в христианство и сделал выразительницей собственных идей. Имя «Евдокия» («Благоволение»), полученное Афинаидой при крещении, является своего рода «программой» царствования Феодосия.

 Введение

Судьба императрицы Евдокии, супруги Феодосия II, овеяна многочисленными легендами, которые многократно воспроизводятся византийскими историками и хронистами. При общей скудости информации о ней эти легенды заменили собой исторические факты. Тем не менее сопоставление легенд с обрывками фактов оказывается вполне плодотворным для исторических реконструкций, которые в ряде случаев подтверждаются другими свидетельствами. В данной статье мы рассмотрим начало жизненного пути Афинаиды и попытаемся ответить на вопрос, было ли воцарение вчерашней язычницы, образованной эллинки, принявшей христианство, просто счастливой случайностью или закономерностью в тогдашней церковно-политической ситуации, а также попытаемся объяснить возникновение связанной с ней легенды.

Первое по времени историческое свидетельство о происхождении Евдокии содержится в еще прижизненной «Церковной истории» Сократа. «Будучи дочерью софиста Леонтия, она была образована и наставлена отцом в науках всякого рода. Когда же царь захотел жениться на ней, то епископ Аттик присоединил ее к христианству и во время крещения вместо Афинаиды нарек Евдокией» 1 . Таким образом, достоверно известно имя отца Афинаиды, а также то, что, став императорской невестой, она еще не была крещена.

Более подробно историю восхождения Афинаиды-Евдокии на трон первым передает Иоанн Малала (VI в.), хотя у него, несомненно, уже был какой-то источник. В хронике Малалы в классическом виде представлена «история Золушки, ставшей королевой». Именно это повествование впоследствии с минимальными вариациями будет повторяться у всех византийских историков.

Малала рассказывает, как молодой царь Феодосий решил жениться и возложил заботу по поиску невесты на свою безбрачную сестру Пульхерию. В качестве первых и главных условий Феодосий выдвигал выдающуюся красоту невесты и ее девственность. Пульхерия принялась искать невесту, в чем ей помогал друг детства Феодосия – Павлин. В то время в Константинополь прибыла прекрасная и образованная девушка Афинаида – дочь афинского философа Леонтия, к тому времени уже умершего и оставившего, помимо дочери, двух старших сыновей – Валерия и Гессия, которым он и отписал по завещанию все имущество. Афинаиде же отец завещал лишь 101 номисму золота 2 . Афинаида умоляла братьев разделить имущество поровну, но они отказались и даже выгнали ее из дома. Тогда осиротевшую девушку приютила тетка, сестра матери, и вместе с ней отправилась в Константинополь к другой своей сестре. Там они добились приема у августы Пульхерии, которая, приглядевшись к Афинаиде, сочла, что та по всем параметрам отвечает вкусу ее брата. Феодосий, которому невесту почему-то даже не показали, заинтересовался и вместе с другом Павлином изловчился подглядеть за Афинаидой в спальне, после чего влюбился окончательно и женился на ней. Услышав о том, что Афинаида стала царицей, братья сначала попробовали бежать, но сестра милостиво обошлась с обидчиками и даровала им высокие должности: Гессий был назначен префектом претория в Иллирике, а Валерий – «магистром» 3 .

Даже по пересказу легко понять, что эта история представляет собой не что иное, как искусно и занимательно обработанный бродячий сюжет 4 , хотя в него вплетены и некоторые реальные факты. Было установлено, что подлинны имена братьев Афинаиды, которые впоследствии занимали видные государственные должности, причем те самые, которые названы у Малалы: Валерий был комитом священных щедрот, магистром оффиций и консулом 5 . Младший, Гессий, занимал должность префекта Иллирика 6 . Каковы на самом деле были их отношения с сестрой, и были ли они ее гонителями – неизвестно, но, вероятно, после воцарения Евдокии они держали ее сторону, а не противоположную.

Романическая история об Афинаиде-Евдокии двухчастна. Первая часть – история ее восхождения на трон, вторая – история удаления из Константинополя в Иерусалим. В обеих частях фигурирует друг Феодосия Павлин, во второй части играющий роль героя-любовника, в преступной связи с которым царь заподозрил жену. Интересно, что об измене как таковой у Малалы не говорится – это скорее печальное недоразумение. Нельзя не заметить, что Евдокия у него изображена с большой симпатией, как персонаж положительный: она оказывается в роли невинно-гонимой жертвы в ссоре с братьями; сохраняет девственность (этот момент подчеркивается особо); нравится премудрой Пульхерии; по-христиански прощает гонителей-братьев; наконец, во второй части она опять играет роль жертвы, но уже в столкновении с ревнивым мужем. Эта трактовка в целом и утвердилась в последующей истории, хотя в других источниках интерпретация роли Евдокии может быть и совсем иной. Например, в сборнике повествований о константинопольских древностях «Patria» рассказывается о семи языческих философах, пришедших с Евдокией и произносящих странные, по-видимому, глумливые речи 7 , а «история с яблоком» подается именно как история измены царицы: сказано, что она была влюблена в Павлина (3, 146).

В целом из повествования вполне четко вырисовываются исторические силуэты Феодосия, Пульхерии, Евдокии и Павлина. Отметим, что Пульхерия, Евдокия и Павлин оцениваются положительно, а Феодосий выведен слабым, безвольным, зависимым от чужих мнений и подверженным страстям. К этому моменту мы еще вернемся.

В конце XX в. на основе этой «истории Золушки» были созданы две реконструкции возможной исторической правды. Первая принадлежит Алану Кэмерону, который вполне допускает, что рассказ Малалы отражает действительность и Афинаида действительно была изгнана братьями и попала на прием к Пульхерии, которая выдала ее замуж за своего брата. Кэмерон отмечает нелогичность введения Афинаиды во дворец Пульхерией и объясняет такой поворот сюжета лишь тем, что так и было в действительности. Таким образом, Кэмерон считает воцарение Афинаиды-Евдокии случайностью 8 .

То, что афинская девушка-сирота попала на прием к августе, исследователь объясняет, основываясь на упоминании об ее константинопольской тетке. В «Житии Симеона Столпника» (VS, 130–131) говорится о дяде царицы – Асклепиаде, – Апеллес ответил: «Я удивляюсь, зная, что, когда Олимпийские игры прекратятся, лошади будут ездить верхом на людях» и т.п. (Berger 2013, 104.) которого идентифицируют с Асклепиодотом, консулом 423 г. и префектом претория Востока 9 . Считается, что он был мужем этой не названной по имени константинопольской тетки 10 .

Кэмерон исследует также происхождение Евдокии и, на основании упоминаний у византийского грамматика Иоанна Цеца, что она училась у Ориона Фиванского и Иперехия (Chil. 52f), пытается установить ее связь с Египтом, утверждая, что примерно до 415 года Афинаида жила в Александрии (датировка базируется на хронологии историка Олимпиодора, который упоминает отца Афинаиды – Леонтия 11 в таком контексте, что его утверждение на афинской кафедре риторики можно отнести именно к этому времени) 12 .

Вторая точка зрения принадлежит Кеннету Холэму, который отрицает афинское происхождение Афинаиды и считает, что это ошибка, основанная на созвучии ее имени с названием города. Холэм утверждает, что Афинаида на самом деле уроженка Антиохии (почему она и пишет стихотворное житие антиохийских святых Киприана и Иустины, а свою речь, произнесенную в этом городе во время паломничества, заканчивает гекзаметрической строчкой, сохраненной в «Пасхальной хронике»: «Вашему роду причастна я кровью своей и корнями») 13 .

Холэм считает невозможным, чтобы Пульхерия приняла во дворец Афинаиду – свою будущую соперницу в борьбе за влияние. В истории Олимпиодора он замечает рядом с эпизодом, рассказывающим о софисте Леонтии, другой эпизод, где, также около 415 г., упоминается некий правитель Фракии по имени Валерий 14 и предполагает, что это и есть брат Афинаиды. Холэм считает, что Афинаида мола быть ставленницей партии языческих традиционалистов, а ее фракийско-иллирийские покровители, возможно, имели выход к константинопольскому двору через Павлина – сына комита доместиков. В начале V в. в Константинополе эти люди группировались вокруг софиста Троила 15 . Видимо, к их кругу принадлежал и префект претория Востока Анфемий, имевший большое влияние в пору детства Феодосия и, по мнению Холэма, ушедший в тень после провозглашения августой Пульхерии 16 . В воцарении Афинаиды-Евдокии Холэм видит стремление этих людей противопоставить свою кандидатуру благочестивой христианке Пульхерии 17 .

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий