Корабли святому Брендау мореплавателю

Корабли святому Брендау мореплавателю

Это история о поисках Земли Обетованной Святым ирландскими мореплавателями Кельтской Церкви, как она запечатлелась в хрониках, книгах, картах и памяти христиан от Средневековья до наших дней.

протоиерей Александр Шабанов

Святой Брендан

Святой Брендан, икона. Работа тверского иконописца Игоря Маркова

Берег хорош собой,
И многообразней стократ.
Но бьёт о песок прибой,
И люди в море глядят.
Не видят они далеко,
Не видят они глубоко,
Но, хоть и бессилен взгляд,
Они всё равно глядят...

Роберт Фрост «Ни далеко, ни глубоко» (Перевод Андрея Сергеева)

Путешествуя по русским равнинам или вглядываясь в густое ма­рево израильской пустыни, укрываясь от ливня где-то между Костро­мой и Ярославлем, однажды утром просыпаясь на сельской «заправке» по дороге в Осло, о море и не вспоминаешь.

Это на Кипре — Крите оно то преследует, то, нечаянно обгоняя, встречает тебя, сверкая солнцем или поблёскивая отражающейся луной, — море, вздыхающее прилива­ми и шелестящее в отливах. Жить около моря всё равно что пить еже­дневный эликсир от одиночества. Когда вспоминаешь библейское «и Дух Божий носился над водою», то чувствуешь близость этих влажных крыльев, их движение вокруг тебя и вообще повсюду. На земле такое случается редко, верно, оттого, что линия горизонта в море не имеет изломов, и, обращаясь к ней, мы словно пытаемся разглядеть источ­ник этого таинственного присутствия. Кельты древнего Уэльса знали особое слово, что означало и ощущение близости чудесного и благо­говения перед ним: по-валлийски они говорили «хад» — и становилось ясно, что речь идёт не о простом любовании морским пейзажем или вершинами гор, а о духовном переживании того, что пусть и много раз было видено, но словно только что открылось.

Море имеет свой «хад». Оно — дорога к другому берегу и в веч­ность одновременно. Величественнее моря может быть только океан. За океаном — мирные воды Творения, в которых повсюду поднимаются острова. На их берегах усталые путники находят прибежище и отшель­ники обретают покой.

... Смирились волны мощные,
Покрылись льдом, но — диво!
Бурлят в часы урочные Приливы и отливы.
В разгар зимы приятен мне Шум вод — души веселье,
Под пенье моря внятное,
Я дремлю в мёрзлой келье...
«Крик Гарба» Из «Стихов о Суибне Безумном», XII в.

(Перевод Владимира Тихомирова)

Потом появляется корабль. Поэты средневековой Скандинавии, скальды, чьи саги не возникли бы без кельтской лирической традиции и живого влияния, называли корабль «морским конём». Море было «землёй кораблей», «дорогой китов», а небо — «домом ветров». Путе­шествие превращалось в «плавание на морском коне по земле кора­блей под кровом дома ветров». Часто оно становилось нелёгким вы­живанием, не имея воли к которому дорога странников могла стать последней.

Море — самый великий музей Истории. Без привратников и экскур­сий, без залов и портьер, оно хранит прошлое надёжней и молчаливей, чем все другие тайники. Историк, стоящий на палубе корабля, ищет в море то важное звено, что, может быть, свяжет его с прошлыми време­нами. Он надеется разглядеть древние бури и штили. Ему, похоже, нужно заговорить с теми людьми, кто был среди этих волн, чьи мысли и чувства заставили его подняться на эту палубу и отправиться в плавание.

Писать о море — занятие хотя и приятное, но рискованное. Книги такого содержания советуют в библиотеках подросткам наряду с де­тективами и фантастикой. Впрочем, эти страницы не столько о море, сколько о преданиях, с ним связанных. На кораблях ходили миллионы людей, но читающих про те плавания куда больше.

Путешествовал и святой Брендан. Очень давно, в VI веке. Конеч­но, были и другие, его современники, что, удивлённые, возвращаясь, спешили поделиться новым опытом и мудростью с теми, кто хранил верность дому на берегу. Но святой Брендан Мореплаватель из Клон- ферта всё же самый известный из средневековых странников. Его ле­гендарное Плавание поражало воображение всего Западного мира не одно столетие.

Как писал Антон Джерард ван Хамель, «деяния других нужно рассматривать как повод для размышлений». Эрнест Ренан называл «Плавание святого Брендана» «уникальным продуктом комбинации кельтского натурализма с христианской духовностью. И здесь есть над чем подумать.

Существует определенная польза от перечитывания собственных старых книг: вдруг удаётся разглядеть что-то совсем новое, прежде упущенное, оживить детали, прежде воспринимавшиеся как антураж. В 2001-м году я издал книгу «Святой Брендан Мореплаватель. Поиски Зем­ли Обетованной». Тираж был небольшой, и книга быстро разошлась. В ней, опираясь на три текста: «Navigatio Sancti Brendani» («Плавание свято­го Брендана») VII — VIII веков, «Voyage of Saint Brendan» («Пу­тешествие святого Бренда­на») XII века и «Vita» (Житие), — пересказал историю поис­ков Блаженной Земли среди океанского безбрежия, столь любимую западными христи­анами времен неразделённой Вселенской Церкви.

Повествование было снабжено историографиче­скими комментариями, а в одной из глав — «Остановка на Северо-Западе» — излагалась гипотеза о роли иро-кельтских миссионе­ров в формировании культурно-религиозного единства северо-запада Европы и будущей России.

Казалось, что после публикации вопрос исчерпан. Но образ свя­того Брендана Мореплавателя вновь, и опять, и снова приходил на ум. Так появились дополнения, замечания, — казалось бы, мелочи, — кото­рые неожиданно зажили собственной жизнью.

Я назвал эти тексты — «Кораблики святому Брендану», что спустя столетия плывут вослед за кораклом великого монаха-мореплавателя VI века, которому были открыты глубины Творения и тайны будущих времён.

«Кораблики...» размещались в 2013-м году на церковных «интер­нет-ресурсах» Твери и Санкт-Петербурга.

Текст «Плавания святого Брендана» («Navigatio Sancti Brendani», далее: «Плавание...») в нашей книге — не прямой перевод латинского оригинала на русский язык. Читателю предлагается реконструкция не­скольких вариантов. В составлении рассказа использованы: английский перевод «Navigatio...», помещённый в книге «The Age of Bede» («Время святого Беды»), «The Voyage of Saint Brendan» (1965), с дополнением из более поздних англо-саксонских источников, собранных в исследо­вании Джесси Кросланда (Jessie Crosland) «Святой Брендан и его Пла­вание. Приключенческая повесть средних веков» (St. Brendan and his Voyage. An Adventure Story of the Middle Ages» by J. Crosland, 1972), а так­же классическая публикация Карла Селмера «Navigatio sancti Brendani Abbatis» (Notre Dame, Indiana, 1959).

Вслед за ирландскими Перегринами1 каждый из нас может по­знать присутствие Господа в Его Творении, но действительно ценным остается не количество чудес, а вера в Его Промысел и Любовь.

И в конце путешествия внимание святого Брендана не приковано исключительно к чудесам мира. За годы странствия преподобный убе­дился: быть очевидцем чудес не требуется тому, кто верит, — и тогда он возвращается на родину. Об этом спустя столетия скажет Райнер Мария Рильке: «Есть мистическое восприятие Родины — как страны, гранича­щей с Богом».

А страна вовсе не Империя, а Остров спасения в немирном океане.

Надеюсь, что молитвы святого Брендана Мореплавателя помогут всем нам обойти рифы и претерпеть муки «моря житейского», сохра­нят от глубинных его чудовищ, скал и штормов.

Глядя на гребни волн стальные И слыша птичьи весенние песни, ранние, Я взял себе монастырское имя: «Склонившийся ныне главой к Ирландии».

1.  Перегрины (от лат. peregrinus — иностранец, чужеземец) — путешественник к Святой земле и другим географическим местностям, имеющим сакральное зна­чение для христианской веры с целью поклонения и молитвы; вообще духовное путешествие к святым местам на поклонение.

Далее следует

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий