О схимонахе Иларионе, пустыннике Кавказском и о книге «На горах Кавказа»

Краткая хроника событий такова:

1912 год.

13 Августа   иеросхимонах Андреевского скита Антоний Булатович в связи с гонениями на имяславцев от Игуменов Андреевского скита и Пантелеимоновского монастыря, запретивших даже на исповеди говорить с духовниками об Иисусовой молитве, пишет Константинопольскому Патриарху Иоакиму III-му письмо с просьбой защитить имяславие. За этим посланием следует письмо группы монахов-имяславцев Патриарху по тому же вопросу.

После осуждения в России книги «На горах Кавказа» архиепископом Антонием (Храповицким), который назвал имяславие «хлыстовщиной», следует жалоба о.Антония (Булатовича) Патриарху и Обер-Прокурору Св.Синода с просьбой о защите от подобных нападок.

Игумен Пантелеимоновского монастыря Мисаил, напуганный тем, что среди Русских АФонцев имяславие приобретает авторитет и знакомый с отрицательным отзывом архиепископа Антония (Храповицкого), представил книгу «На горах Кавказа» на суд Патриарха Иоакима III-го.

12 Сентября   тот в своём Послании осудил книгу, хотя есть сведения, что первоначально (в 1907-м г. при первом издании) он её одобрил.

1913 год

9 Января   в Андреевском скиту братия в присутствии Ватопедских проэстосов, в полном соответствии с Уставом о внутренней жизни скита, сменила игумена Иеронима, не разделявшего их убеждений и намеревавшегося даже изгнать имяславцев из скита. Смена была произведена простым большинством голосов (302 против 70-ти). Новым игуменом был избран о. Давид. Ватопед вначале письменно согласился признать результаты избрания, однако, по требованию Российского Посольства, в дальнейшем отказался от своего согласия. Вскоре рота Греческих солдат заняла посты у скита.

27 Января   игумен Мисаил, опасаясь изгнания из монастыря, подписался под исповеданием имяславцев, уничтожив свой прежний Акт о недостопоклоняемости Имени «Иисус». Этот день примирения всей братией праздновался как Пасха и был назван ими «торжеством Православия».

Однако, Игумен Иероним не захотел подчиниться требованиям братии и обратился в Русское Посольство в Константинополе. После этого светские дипломатические структуры стали грубо вмешиваться во внутреннюю жизнь скита. Вице-консул Щербина потребовал от лица Императорского Правительства, чтобы братия скита приняла обратно смещённого игумена, объявив, что Правительство не признаёт(?) нового игумена – архимандрита Давида. Далее Щербина заявил что если братия не выполнит требования посла Гирса и не вернёт смещённого игумена Иеронима, то в таком случае она будет «предана на растерзание Грекам».

2 Февраля   Советом настоятелей Афонских монастырей принять «Запрет совершать Богослужения» сторонникам имяславия.

Февраль-Июнь  – блокада имяславцев на Афоне: их лишили почты, подвоза продовольствия, денежных переводов.

7 Марта   Русский посол в Константинополе Гирс отправляет на Афон с миротворческой целью церковного деятеля сенатора П.Б.Мансурова по вопросу об устройстве политического положения Русских Афонитов. Не сумев убедить монахов в «неправоте», он отказался, однако, использовать против них военный стационер и быть судьёй в Богословском споре.

30 Марта   Халкинская Богословская школа, по требованию Патр. Германа V-го, даёт отзыв о книге и имяславии. Преподаватели оной, «хотя и не дочитали книги „На горах Кавказа“, но считают себя достаточно изучившими этот вопрос, чтобы сделать определённый отзыв» и характеризуют имяславие как «пантеизм».

Великим Постом   1913 года выходит «Апология Веры во Имя Божие и Имя Иисус» о.Антония (Булатовича) с предисловием (неподписанным) о.Павла (Флоренского) и письмом (неподписанным) проф. М.Д.А. М.Д. Муретова, в которых они выступают защитниками имяславия.

5 Апреля   новый Константинопольский Патриарх Герман V, основываясь на суждении архиепископа Антония (Храповицкого), подтверждает мнение своего предшественника об имяславии как ереси и грозит упорствующим принятием определённых против них мер. О.Давида вызывают на суд, требуя отречения от игуменской власти, на что он даёт согласие, и отпускают обратно, не требуя, однако, «покаяния» и отречения от «ереси».

9 Апреля   Императорский посол в Константинополе сообщает в письме обер-прокурору Святейшего Синода В.К.Саблеру, «что Игумен Пантелеимоновского Монастыря на Афоне продолжает извещать о господствующей в среде братии обители смуте, которая ставит его в очень затруднительное положение. В связи с возникшими на Святой Горе безпорядками по поводу религиозного учения об Имени Божием, Вселенский Патриарх уже высказывал намерение послать на Афон экзарха в архиерейском сане для принятия мер к водворению мира среди монашества». Из этого же архивного дела следует, что Св.Синод хотел, по указанию П.Б.Мансурова послать на Афон архимандрита Чудова монастыря Арсения, как лицо авторитетное в среде монашества и Богословски образованное, но в связи с выставкой 300-летия Дома Романовых в Чудовом монастыре и грядущим прославлением Патриарха Ермогена, о.Арсения решено было оставить в Москве, а отправить члена Государственного Совета и Святейшего Синода архиепископа Вологодского Никона. На Всеподданейшем докладе В.К.Саблера о предстоящей поездке архиепископа Никона Государь Николай II-й написал: «Преосвященному Никону Моим именем запретить эту распрю».

18 Мая   После предварительного слушания докладов архиепископов Антония, Никона и проф. М.Д.А. С.В.Троицкого, следует Послание Святейшего Синода с разбором имяславия. Учение имяславцев в нём признано «хлыстовством» ввиду идеи «перевоплощения Божества». В этом Послании излагается три лжедогмата: Имя Божие есть «только имя, а не Сам Бог и не Его свойства, название предмета, а не сам предмет. ...оно не есть и энергия Божия»; чудеса творятся не Именем Божиим, а верой нашей; священные Таинства совершаются не Именем Божиим, «а по молитве и вере Святой Церкви».

Для урегулирования вопроса Министерством Иностранных Дел Российской Империи на Афон направлялись люди, не имевшие Богословского образования, которые заведомо не могли разрешить этот вопрос.

4 Июня   на канонерской лодке «Донец» на Афон прибыл по распоряжению Св.Синода архиеп.Никон, которому в распоряжение были предоставлены военные транспорты с солдатами. Он, приняв на веру Богословскую аргументацию архиеп.Антония, не сумел найти общий язык с Афонцами и, таким образом, был использован как лицо, возглавившее разгром Русского монашества на Афоне.

11 Июня   Русский пароход «Царь» доставил на Афон 118 солдат и 5 офицеров.

13 Июня   Протат заявил, что если «еретиков» не удалять с Афона Русские, то их удалят Греки.

С 14 по 17 Июня   в Пантелеймоновском монастыре была произведена перепись: имяборцев – 661, имяславцев – 517, 360 к переписи не явилось. В общем из 1700 насельников монастырей, участвовавших в этом догматическом споре, лишь ¼ не присоединилась к имяславцам, а сами они насчитывали лишь 100 человек неприсоединившимися.

31 июля  при насильственном выселении имяславцев с помощью солдат на прибывший военный пароход «Херсон», часть монахов Пантелеймоновского монастыря оказала сопротивление. Тогда «безоружных, совершавших церковное служение иноков, подвергли неслыханному истязанию – их в продолжении целого часа окатывали в упор из двух шлангов сильнейшей струёй холодной горной воды, сбивая с ног, поражая как сильнейшими ударами лицо и тело... Для насильственного вывоза были поставлены два пулемёта: из солдат выбирали охотников „бить монахов“, которых предварительно игумен Мисаил приказал за обедом усиленно напоить вином, и, наконец, полупьяных и осатаневших солдат бросили на безоружных иноков по команде – „бей штыками и прикладами!“... Били безпощадно!.. Хватали за волосы и бросали об земь... Били на полу и ногами! Сбрасывали по мокрым лестницам с четвёртого этажа! Били прикладами по голове, и по чём попало!.. Если не было заколотых насмерть штыками, то только благодаря крайнему непротивлению и незлобию иноков, которые, скрестив руки, не оказывали никакого сопротивления!.. Однако, было 46 раненых с колотыми, резаными... ранами, которых зарегистрировал судовой врач на „Херсоне“. Без чувств скатывались многие иноки с лестниц, а внизу их подхватывали приспешники имяборца Мисаила и избивали их там большими железными кочергами из просфорни... Совершенно потерявших чувство и убитых оттаскивали в просфорню. В ту же ночь, как утверждают очевидцы, было похоронено четверо убитых... Наконец, израненных, залитых водою иноков пригнали на пароход. Производились и кощунства над священными иконами, которые бросались на землю, топтались ногами и т.п.». Из Андреевского скита имяславцы отправились на пароход без всяких принудительных мер.

Пароход с пленными монахами стоял возле Афона до 9 Июля, а затем с 621-им монахом (418-ть из Пантелеймоновского и 183 из Андреевского скита) отправился в Одессу. 40 изувеченных солдатами монахов возвращено в монастырскую больницу с транспорта «Херсон», как неспособных следовать в Россию. После допроса в Одессе 8 человек отправлены на подворье Андреевского скита, 40 – в тюрьму, остальные в мирском одеянии и с остриженными власами и бородами – для водворения на родину по местам приписки. 17 Июля прибыли ещё 212-ть монахов на пароходе «Чихачев», которые временно были распределены по Афонским подворьям. Некоторых монахов переодевали в еврейские ермолки, что было несомненно ритуальным глумлением.

7 Июля   оставшаяся часть Афонитов по указанию архиепископа Никона и проф. М.Д.А. С.В.Троицкого подписала отвержение от учения об Имени Божием. Миссия посланцев Синода была завершена. В результате этого Русская часть Афона уменьшилась почти наполовину, так как на следующих пароходах выехало добровольно ещё большое число иноков, отказавшихся дать требуемую подписку о непризнании Божества Имени Господня.

17 Июля  Государь слушал доклад Обер-Прокурора Св. Синода В.К. Саблера о событиях на Св.Горе. В тот же день состоялась его встреча с Г.Е.Распутиным, безусловно сочувствовавшим имяславцам.

29 Июля  архимандрит Мисаил телеграфирует Обер-Прокурору Святейшего Синода В.К.Саблеру: «Почтительнейше просим Ваше Высокопревосходительство повергнуть к стопам Его Императорского Величества нашу усерднейшую благодарность за освобождение нашего монастыря от грозившей ему со стороны революционеров и сектантов опасности разорения». На Всеподданнейшем докладе об этом Государь сдержанно написал: «Желаю Пантелеимоновскому монастырю мира, тишины и благочестия».

9 Августа  в Св.Синод от уполномоченного более чем от 600 высланных иноков подано Прошение о пересмотре их дела.

27 Августа  Св.Синод, выслушав доклады архиеп.Никона и проф. С.В.Троицкого об их командировке, решает просить Константинопольского Патриарха произвести суд над упорствующими.

11 Декабря  Патриарх передаёт весь суд над ними Св.Синоду и требует, чтобы высланные даже после раскаяния не присылались вновь на Афон. Это свидетельствует о неискреннем подходе Греков к решению этой проблемы и вполне соответствует их планам эллинизации Афона.

Русскими Церковными властями прибывшие Афонцы были встречены сурово. Их разослали по разным епархиям с запретом совершать Богослужения. Многих потом погребали по мирскому обряду. Так были погребены: схимонах Ионафан и схимонах Афиноген, прожившие на Афоне один 60-т лет, а другой – 45 лет. В последнем приобщении Святых Таин было отказано схимонаху Севастиану и схимонаху Афиногену. Причём первого священник лишил даже отпевания.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий