Озарённая

Преподобная Евфросиния Полоцкая

   Вдова

  Глава шестая.

Разное рассказывали о последних минутах князя. Евдокия якобы стояла у его смертного одра, едва держалась на ногах, тщась не выпустить из рук несколько дней назад рождённого ею ребёнка. Неслышно шептала молитву. Хотела привлечь к сыну внимание умирающего. Владимир Андреевич, князь Серпуховской, решительно взял младенца. Князь Димитрий слегка пошевелил пальцами. Возможно, желал благословить дитя.


После соборования, казалось, обрёл силы. Заговорил тихо, но внятно: «Ухожу ко Господу… оставляю княгиню с детьми на попечение родни, бояр и слуг, а их всех – на её попечение». Попросил во всём слушаться мнения княгини, «у неё со мной всё согласовано».     Всю Москву, особенно Кремль, словно тучами заволокло. Беда висела серыми облаками. Ходили неслышно, разговаривали шёпотом, плакали беззвучно. Люди любили князя. Не боялись, хотя знали,что строг бывает. Доброту его чуяли сердцами своими. Княгиню жалели. Хрупкая. Нежная. Немногословная. Как она будет без него? Кто-то прозревал в её кажущейся слабости силу, говоря: «Она не жалости достойна – восхищения. Она ещё соберётся и сохранит в себе всё, что завещает ей князь. Она ещё прославит Москву».

Друг другу повествовали, что князь Димитрий Иванович «яко отец – миру, яко око – слепым, нога – хромым, столп, страж и мерило всех правлений, ведущих к Свету». Иные причитали: «Как будем без него?»

Вспоминали его благородный обычай неповинных любить, а виновных прощать. У каждого был свой случай с князем Димитрием, чаще придуманный, но с любовью.
Вспоминали, как после разорения Москвы Тохтамышем князь Димитрий Иванович повелел собирать мёртвые тела и с достойными песнопениями погребать. Давал средства на поддержку вдов и сирот. Среди толпы выделялся ростом, косою саженью в плечах, осанкой, самой что ни на есть величавой. Неспешный, но проворный. Хорош собой.

С детских лет окружённый святыми людьми, князь Димитрий Иванович был образец яркой души, широкой. Особенно на фоне суетливых, мечущихся из края в край за добычами, жадных и завистливых князей и князьков, соседей и родственников. Озорничать любил, по-доброму.

В храмах Москвы люди молились о его здравии, зная, что надежда слабая. В те дни все святые подвижники сошлись к Соборной площади. Никогда прежде не было такого единения сердец в беде. Уходил великий человек. Умел прощать врага, не тая на него зла. Поведение князя бывало непонятно людям, не способным на щедрые поступки...

Светлая, безграничная любовь Димитрия и Евдокии выделяла их среди всех семейств княжеского круга. Чего стоит его последний выдох, принятый ею в себя! Зачем их любовь забыта?

Если посмотреть из наших дней сквозь времена, можно увидеть необъяснимую картину. На князя Димитрия Донского при жизни было немало наветов: то мягок, то жёсток – много народу в битвах положил. То расточителен на бедных, то скуповат к бедным. Поди, пойми. Евдокию оговорили всего однажды, после его смерти, по пустяку, из-за не вдовьих нарядов. Между тем она, принятая в сонм святых ещё в ХVI веке, ХХ столетию оказалась неизвестной, а он, знаменитый по сей день, находясь для потомства в одном мощном воинском ряду с Александром Невским, Александром Суворовым, Михаилом Кутузовым, стал святым для Русской Православной Церкви лишь в самом конце ХХ века. У меня нет объяснения почему.

Димитрий и Евдокия явили в реальности не сложность после-свадебных отношений, а подлинное, реальное непреходящее счастье огромной семьи, где дети зарождались от гармоничных отношений, от обоюдных содроганий, дарованных Богом. Чудо расцветало в Московском Кремле.Не устану повторять: ни до, ни после не было на Кремлёвском холме ничего подобного. Хотя нечто засияло после Смутного времени. Если свет любви озарил собою в ХIV столетии нарождающуюся страну и дал России силу, которой хватило на несколько веков, то когда сила стала угасать, явилось похожее семейное счастье: Михаил Романов и Евдокия (одно имя!) Стрешнева. Их любовь и многодетность после ужасов Смуты заново сложили разрушенный Кремль, а с ним Россию как государство.

Вернёмся ко вдове князя Димитрия, с сухими глазами провожавшей гроб мужа в Архангельский собор Московского Кремля. Почему не плакала? Иные люди того времени понимали явление чуда много лучше нынешних. Считали – не плачет княгиня Евдокия, ибо несёт в себе Божий дар целительницы, возвращающей зрение ослепшим. Бережёт свои очи для них.

Наивно и трогательно было такое понимание, но – было.

Думаю, не плакала московская княгиня, понимая бестелесную смерть как другую меру жизни. Если там он будет жив, не следует оплакивать живого.

С уходом великого князя Димитрия Донского перевернулась страница истории. Чуткие к чуду святые из окружения княжеской кремлёвской семьи заметили – в Успенском соборе Кремля в день похорон князя Димитрия замироточила Корсунская икона Богородицы. То же произошло с Гребневской, со списком Иверской, с другими иконами Богородицы, находившимися в кремлёвских соборах. В народе говорили, что, источая миро, заплакали образа Богородицы по всей Руси.

Перешёптывались о будущем княгини Евдокии. Рассказывали – едва князь смежил веки, она собралась в схиму, но святой игумен Сергий Радонежский спросил её:

– Князь говорил с тобой о монастыре?
– Просил оставаться в миру при детях. Следить, как исполняют его завещание.
– Кого опасался? Орды?
– И Орды, и литовской родни в нашей семье. Как, вы думаете, мне нужно поступить?
– Послушайся мужа. Молись открыто. Живи открыто. На тебе дом, дети, Русь.

Неожиданно для всех княгиня Евдокия вскоре сняла траурные одежды. Стала облачаться в привычные княжеские платья. Смолоду любила и умела беречь свои наряды. Димитрий, тоже смолоду, был очень внимателен к ним. С удовольствием разглядывал на жене новое. Давал советы. Она охотно следовала им, хотя далеко не всегда бывала согласна.

– Себя не вижу, а он – первый смотрит на меня, должна радовать его взоры, – говорила она в лучшие годы Варваре-Айше, самой надёжной своей подруге.

На удивление окружающим, переоделась княгиня в свои довдовьи одежды. И ещё удивление: кремлёвские белошвейки начали шить для неё обновы. Со временем к ней как будто вернулась молодость. Беременности остались в прошлом. Она вновь была тонкой, как весенняя ветка.

Игумен Сергий одобрял, повторяя:

– Вернись, вернись к себе прежней. Плакать не можешь? Хорошо. Душа князя там меньше будет страдать от твоих страданий. Нужно оставаться в силе – тяжёлые времена не за горами. И замечай знаки судьбы. Князь, будь уверена, не спустит с тебя глаз. Живи так, словно он где-то поблизости.

Так и жила.

При домовом храме у княгини был мир Богородицы. Списки икон Владимирской, Донской, Иверской, Корсунской,Тихвинской… В своём большинстве то были образа Богородицы, явившиеся на Руси при жизни княгини. Евдокия всегда понимала образ как чудо. Не потому ли и списки икон в её присутствии становились чудотворными, мироточили, жили в согласии с мыслями и чувствами.

Она чётко понимала, перед какой иконой и почему должна преклонить колена в ту или иную минуту. О чём может или не может, о чём должна или не должна просить заступничества Богородицы, стоя перед иконой. Гармония души, духа, тела была от рождения свойственна Евдокии. Боготворил Евдокию Владимир Андреевич, князь Серпуховской. Все видели, он не скрывал. Такая любовь никому не мешает. И вообще редко случается. Для Димитрия Донского в Евдокии не было ничего недозволенного, потаённого. Открыта ему настежь. Серпуховской князь не смел позволить себе такого. Она ответно любила обоих. По-разному. Димитрия, как своё первое «я», Владимира, как брата не только по крови, но и по духу.

Поначалу после смерти князя ждала прихода Димитрия в снах. Засыпала с надеждой на встречу. Не приходил. Никаких сновидений после его ухода туда у княгини вообще не стало. Но в домовой церкви, где княгиня, князь и дети прежде вместе молились, ей всё чаще теперь хотелось побыть одной. Уединение не одиночество. Уединение светло и многозначно, наполнено раздумьями и чувствами, молитвами и надеждами. Увлекательно. Одиночество мрачно и безысходно. Она одиночества не знавала.

Современных историков, пристально изучающих жизнь и Житие княгини Евдокии Московской, преподобной Евфросинии (мне, правда, таковые не встречались), мог бы интересовать вопрос: была ли регентшей при сыне княгиня-вдова? Даты красноречивы: князь Димитрий умер в 1389 году, его сыну-наследнику Василию в то время шёл восемнадцатый год. Возраст вполне достаточный для начала престольной жизни, а значит, у княгини Евдокии, при условии в то время несомненного мира между её сыновьями, не могло быть оснований затевать своё регентство. Никаких документов о том не осталось. Даже слухи о регентстве не ходили. Доверие, уступчивость, внимание друг к другу были в семье естественны, как воздух. В наши дни чудовищно звучат чиновничьи фразы, отражающие действительность, вроде «мы работаем не с людьми, а с документами» – тогда в основе семейных отношений были люди, ибо Димитрию и Евдокии так было угодно.

Известен другой титул княгини: матёрая вдова. Это определение историка ХIХ столетия Ивана Забелина. Мать властителя – матёрая вдова, имевшая в Новгородской и в Киевской землях сильные юридические права, заботилась, чтобы случайные фигуры не перехватили власть у сына. Без собственных властных претензий, хотя жила во всеобщем уважении и в богатстве.

Матёрая вдова Димитрия Донского оказалась отлично обеспеченной мужем. Князь щедро завещал ей земли и поселения. Вот далеко не самый полный их список, взятый из летописи:

«Скирмановская слобода, с Шепновым, Смоляные с Митяевским починком и с бортью, с вышегородскими бортниками, Кропивна с бортниками кропивенскими, исменскими, гордошевскими, рудскими, Железнова слободка с бортью и селом Ивана Хороброва, Исконская слободка, Кузовская слободка, на Коломне примысл, Самойлецов починок с деревнями,Савельевский починок со многими разными деревнями, Микульское село, Бобышево, Ослябятевское; из юрьевских покупок – Петровское село…»

Княгиня Феодосия, дочь князя Ивана Калиты от второй жены, прабабушка, благословила великую княгиню Евдокию Городком и Волочком. Этими волостями Феодосия пользовалась во всём продолжении жизни своей, после смерти её они отошли к великой княгине Евдокии Димитриевне.

Сама великая княгиня прикупила себе Лохно. Ей выделено также было в пожизненное владение по нескольку волостей из удела каждого сына. Этот наследственный приём, замысленный князем Димитрием, должен был держать в узде сыновей: если вдруг кто из них полезет на братнюю землю, а в ней – материнский кусок земли, словно напоминание о том, что здесь одна семья. Назад!

Из великокняжеской Владимирской области княгиня, по летописным сведениям, получила в Переяславском уезде Юлку, в Костромском – Иледым с Комелою, из владимирских сёл – Андреевское, из переяславских – Доброе, из Коломенского уезда – Канев, Песочну, а из сёл Малинское, Лысцево. Были эти поселения самим князем Димитрием Ивановичем взяты от старшего сына Василия для жены своей и Василиевой матери Евдокии Димитриевны.

Далее, от владений второго сына Георгия отъял князь Димитрий для жены своей из Галича. Не забыл князь Димитрий облегчить материнским куском земли владения третьего сына, Андрея. Из Белоозера отдал княгине Вольское с Шаготью, из Можайского удела – Верею, Числов, село Лучинское.

От владений четвёртого сына Петра князь отнял для своей супруги Ижво и Сяму из Дмитровского удела.

Ей также принадлежало село Репенское и московские сёла: Семцинское с Ходынскою мельницей, Остафьевское, Илмовское, наконец, Холхол и Заячков.

Согласитесь также – назидательно поступал князь Димитрий Иванович, подчёркивая этими актами необходимость для сыновей уважать силу материнства. Понимал, мудрый, жена его сумеет распорядиться благами по их достоинству. Не растранжирит. Сбережёт.
Собственные владения княгини Евдокии богатели. Приносили доходы. Они были необходимы ей для великих дел. Общемосковских. Общероссийских. Для возведения в стенах Кремля Вознесенского монастыря, храма Рождества Богородицы, церкви Святой Екатерины. Если не хватало средств, Евдокия приращивала их с помощью богатых бояр, не способных отказать вдове Димитрия Донского. Не гнушалась копейками бедняков – так учил Христос.

Нельзя не обратить внимания на названия сёл, деревень и разного рода поселений, коими владела княгиня Евдокия. Они звучали по-древнему, по-старинному и всеми своими звуками, в последующих временах, укрепляли мысли искателей истины в том, что земли вокруг Москвы, Переяславля, Владимира, Суздаля, Галича, Белоозера, Можайска, Дмитрова и многих других мест были издревле населены людьми финно-угорского наречия, сливавшегося с окраинным южным говором, медленно, но верно образуя сплав сильного языка, как солью присыпанного ордынскими глуховатыми созвучиями.

Где брала силы не страдать, не горевать о том, без кого не мыслила своей жизни с той минуты, как свет очей Владимирской иконы Богородицы пронизал её тело и душу? Нигде. Страдала, горевала, мучилась – разрывалось сердце. Никто не знал о том. Игумену Сергию на исповеди не признавалась в желании вспоминать, как горячие ладони любимого Димитрия касались её плеч. Сергий был суров, когда речь шла о плоти. Её, говорил он, следовало умерщвлять.

Игумен, впрочем, понимал княгиню без признаний. Он, монах, не нуждался в женских откровениях. Оба были ясновидящими, оттого лишних разговоров между ними не случалось. Каждому своё страдание было дадено. Незадолго до ухода Сергия туда княгине явственно привиделись похороны игумена. Он как раз был у неё в Кремле. Понял всё по взгляду. Улыбнулся. Сказал в пространство, с уверенностью в том, что княгиня внимательно слушает его:

– Недавно явилась в селе Батюшкове, вблизи от Москвы икона Божией Матери. Это – знак тебе, чтобы не забыла заложить в Кремле храм Рождества Богородицы. В честь победы князя на Куликовом поле. Ты сделай для себя и для церкви списки, а саму икону отправь в Тамбов. Там она через несколько веков пригодится святителю Питириму. Освящу вскоре закладку храма Рождества Богородицы и 25 сентября уйду к князю Димитрию.

Точь-в-точь сдержал своё слово.

Овдовев, княгиня Евдокия остро осознала, как много сама по себе значила фигура князя Димитрия. Он мог болеть или отсутствовать, но факт его земного существования держал в узде тех, кто готов был передраться из-за земли или злата. А ещё княжеские амбиции творили свои злые дела.

В первый год княжения их сына Василия случилось то, чего княгиня ожидать не могла: дядя и племянник рассорились. Владимир Андреевич, князь Серпуховской, мог жизнь свою положить за двоюродного брата – так воспитала его мать князя Димитрия, княгиня Анна, но переносить это сильное чувство на Василия, старшего сына Димитрия, не собирался. Это и породило первую ссору дяди и племянника. Евдокия, не привыкшая к конфликтам внутри своей семьи, упустила начало ссоры.

Гордость. Владимир Андреевич вспылил перед «мальчишкой» Василием, посмевшим указать дяде на место при нём, великом князе. Покинул Москву. Уехал в Серпухов, где супруга Елена Ольгердовна сильно опечалилась его разладом с Кремлём. Рассердился ещё больше. Рванулся из Серпухова в Торжок. Ото всей родни подале. Ещё не решил, как будет вести себя, но тут  явился к нему посланец из Москвы. Этого он не ожидал. Княгиня Евдокия Димитриевна памятью князя Димитрия Донского просила его вернуться в Московский Кремль. Перед тихими пожеланиями этой княгини никто устоять не мог. Владимир Андреевич не был исключением ещё и потому, что, не решаясь до конца объяснить природу своего чувства к Евдокии, отчётливо понимал: во всех случаях жизни поступит так, как хочет она. Не заупрямился, не закапризничал, не поставил княгине условий. Просто вернулся в Московский Кремль. Не колеблясь подписал договор с племянником. Обязался верно служить ему. Скрепил обязательство своей подписью под договором.
Подписав договор, Владимир Андреевич имел беседу с княгиней Евдокией. Никто той беседы не слыхал, но шептались, якобы он предупреждал великую московскую княгиню об опасности недавнего, неожиданного приезда в Москву дочери князя Витовта, княжны Анастасии, готовой стать невестой великому князю Василию. Витовт перестал быть изгнанником, набирал силы, воевал Смоленск, и отправляя дочь в Москву, говорил ей:

– Пора привыкать быть великой княгиней в Кремле. Там жирно живут. Я не отказался бы жить там.

Грубый человек Витовт. Жадный.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий