Озарённая

Преподобная Евфросиния Полоцкая

Лариса Васильева

Часть II. Житие

Икона  «Благодатное Небо»
Среди правнуков княгини Евдокии Димитриевны Иванушка, будущий Иван Третий, с детства был богатырь. И статью, и умом – всем вышел в прадеда Димитрия Ивановича Донского, а лицом – в матушку свою, Марию Ярославну, серпуховскую княжну.

1445 год. В Москве землетрясение. Небольшое, но народ волнуется. Обсуждает.

Кремль не трясло. Стоит крепко. Евдокия, святая Евфросиния хранит его. Многие видели, как она в те дни то в нарядном платье, то в монашеском одеянии, прозрачная, но заметная всем, нависала над Кремлём. Отводила беду.

Помня о недавнем землетрясении, Мария Ярославна в 1447 году убедила мужа, Московского князя Василия Тёмного, не в Москве, а в Твери обручить их сына, семилетнего Ивана, с семилетней дочерью Тверского князя Бориса Марией.

Стояли дети, будущие муж и жена, на обручении, смущаясь, чуть не плача, и всем гостям было видно, как хорош собою семилетний жених и как бледна невеста, совсем слаба здоровьем. После обручения князь Борис отправил дочь в Савватееву Пустынь к отцу Евфросину. Просил его укрепить девочку молитвами. Старец Евфросин отказался было молиться за здоровье явно обречённой девочки, но его решение смягчили особые слова князя Бориса:

– Если от твоих святых молитв Мария будет жить, ты помиришь два недружных княжества, Москву и Тверь.

Отмолил девочку у Неба старец Евфросин. Да так, что спустя пять лет, став мужем и женой, Иван и Мария зажили счастливо. Они родили сына, назвали Иваном и прозвище ему дали «Молодой», чтобы с отцом не путать.

В 1462 году, после смерти Василия Тёмного, Иван Третий взошёл на престол, а в 1467-м его жена Мария внезапно умерла. Красавец вдовец погоревал и задумался о будущем.

Жена одного из католических королей Европы Анна была его родной сестрой. Она, тоже правнучка Евдокии Московской, довела до сведения Римского Папы Павла Второго о вдовстве своего брата. Папа задумался: «Не следует ли попробовать католичеству пройти на Русь с помощью женщины?»

И вот византийская царевна София (Зоя) Палеолог, жившая изгнанницей в Риме, едет невестой к Ивану Третьему. Говорили, везла с собой, кроме приданого, также и навязанного ей Папой Павлом Вторым католического кардинала Антония, в малиновом одеянии с серебряным крестом. А ещё везла икону «Благодатное Небо», данную ей королевой Анной, сестрой. По преданию, этой иконой благословили Анну родители, князь Василий Тёмный и Мария Ярославна, и была та икона взята из молельной княгини Евдокии.

Перед въездом в Москву невесте пришлось, по желанию Ивана Третьего, спрятать кардинала, а после венчания она отослала его обратно в Рим.
Великий князь, встретивший византийскую царевну в воротах Кремля, поразил её мужественной красотой. Но  более всего поразил сам Кремль. Он выглядел ветхо. Успенский собор захирел, другие соборы – также. Ордынские чиновники охотно селились внутри стен Детинца и во множестве сновали по тесным площадям его и узким переулкам. Но сквозь всё это запустение новая хозяйка Кремля прозрела для себя главное: Москва будет Константинополем.

Она никогда не видела родного города, но мечтала его воссоздать.

Икона «Благодатное Небо» каждое утро слышала её молитвы. Рассказы кремлёвских старожилов о княгине Евдокии становились для княгини Софии необходимостью, она впитывала их благодарно, жадно.

Женщина своими руками творила мужа, а он творил мир вокруг. И сам хорошел. Стал называться Государем всея Руси. Жена внушала ему, что Москва – наследница Византии. Из Италии приехал зодчий, Аристотель Фиораванти, строил, достраивал, перестраивал соборы Кремля. Росли новые кремлёвские стены с башнями, стрельницами, тайными ходами и переходами. Появилась новая геральдика – герб, двуглавый орёл и Георгий Победоносец, поражающий змея. Вознеслась в небо колокольня Иоанна Великого. Повсюду в Кремле с раннего утра работали каменщики, плотники, маляры.
Новая княгиня София, узнав о привычке княгини Евдокии Димитриевны сиживать в Кремле над Тайницким садом, попробовала повторить эту привычку. Понравилось. Она, впрочем, садилась по-своему: лицом к площади, наблюдая за стройкой, делая замечания, высказывая пожелания, а спиной – к дороге, откуда обычно приходила Орда, с которой у княгини были свои счёты. Она не могла и не хотела терпеть над собой иго и любыми путями старалась сбросить его. Уговаривала мужа не платить Орде дань, не ходить на встречи с баскаками. Жаловалась иностранцам, с её приездом буквально повалившим на Русь:

– Я жена татарского присяжного.

Старалась достроить храм Рождества Богородицы, начатый при княгине Евдокии. Незримое присутствие в Кремле прабабушки мужа София ощущала всегда и везде. Свободно ходила в её молельную, молилась перед разными иконами. С удивлённой радостью приняла особый знак судьбы, когда её муж возглавил войско, пошёл на бой с ханом Ахматом. Стал у реки Угры, желая принять бой, но битвы не случилось. Постояли два войска, одно против другого, погрозили друг другу. И разошлись. Почему?

В ослабшей Орде возникла междоусобица. Ахмат не решился принять бой, убежал от Угры. Иван Третий не преследовал его.

В чём же был особый знак? В датах.

Ровно через столетие после Куликовской битвы без боя была побеждена Орда: 1380 год и 1480 год.

Икона "Благодатное Небо". Кострома. Первая треть XVIII века

Во дни стояния русского войска на Угре княгиня София непрестанно думала о княгине Евдокии. Она снилась ей по ночам то в княжеском наряде, то в монашеской одежде. А порой Софии казалось, что на иконе «Благодатное Небо» в лике Богородицы ей видятся черты лица прабабушки мужа.

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий