Подвижники-Миряне. Том 1. Часть I. Жизнеописания подвижников в миру

Подвижники-Миряне

XIX. Ламбрини Вецью1

Ламбрини родилась в 1918 году в деревне Агиа Параскеви в области Арта2. Её родители Спиридон и Феодора Дривасы были одними из самых состоятельных людей этой местности. Кроме младшей дочери у них было ещё три сына. Братья очень любили свою сестрёнку за её характер, поведение и доброе ко всем отношение.

Ламбрини была воспитана по-христиански, с детства старалась любить ближнего и строить свою жизнь согласно Воле Божией. Она закончила в школе только семь классов. Научившись читать, девушка посвящала много времени изучению Священного Писания и духовной литературы. И об этой чудесной поре своей жизни она вспоминала: «Мне тогда было восемь лет. Я сидела на стуле во дворе дома. В руках у меня было Евангелие. Книга меня захватила. Я как раз дошла до отрывка: “И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестёр, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную” (Мф. 19:29). Эти слова тронули меня до глубины души. Я всем сердцем возлюбила Господа. С той минуты во мне зажглась жажда монашеской жизни. Я подумала: “Не надо мне ничего: ни полей, ни домов, — стану монахиней”.

Внезапно передо мной появился невероятно красивый, облачённый в архиерейские одежды человек. Ангел ? Не знаю. Он был невероятно красив. Я с восторгом на него смотрела.

— Что ты Мной восхищаешься ? Это Я сотворил тебя такой красивой по Своему образу и подобию.
— Меня родила моя мама, она сейчас на кухне. Позвать её ?
— Нет, ты Мне нужна.

Он коснулся моих волос и спросил.

— А их кто сотворил ?
— Раз Ты сотворил меня, то и их, конечно, тоже.
— Да. Что ты будешь делать? Какую жизнь хочешь избрать ?
— Эта Книга открыла во мне жажду Великого Бога. Я хочу быть с Ним. Я буду работать Ему, а Господь будет меня укреплять.
— Ты достигнешь многого, дитя Моё.
— А кто Ты ?
— Тот, Чьё имя ты назвала. Ты хорошая девочка. Есть у Меня и другие добрые чада; придёт время, и Я всех вас соберу рядом с Собой.

В тот же миг Он стал невидимым».

После этого Ламбрини усилила свои подвиги. Стала ещё больше поститься и молиться — она готовилась посвятить себя Богу. Духовником её был отец Митрофан из монастыря Ровелйста Арты. Рассказывает Ламбрини: «Когда мне исполнилось семнадцать лет, я поехала в монастырь и открыла старцу своё желание. Он разрешил мне остаться, но на следующий день в обитель приехали мои родители и устроили скандал. Игумен, видя их озлобление, отпустил меня со словами, чтобы я немного подросла, а затем приходила.

Почти сразу началось сватовство. Я всем отвечала отказом, находя тот или иной предлог. Когда меня спросили, что я в конце концов хочу, я ответила: “Помолюсь этой ночью, и Господь просветит меня”.

Так я стала молиться: “Господи, об одном Тебя прошу: сподоби меня стать невестой Христовой”.

В ответ я услышала голос:

— Мы имеем тебя в виду. Однажды ты станешь нашей. Но ты должна выйти замуж и окрепнуть. Обуздать рот, ноги, руки, плоть.
— Обуздать плоть? И при этом предлагаешь мне выйти замуж ?
— Да, потому что и плоть тоже благословенна. У тебя будет много искушений.

Я продолжала молиться, желая для себя лучшей доли — стать монахиней.

— Лучше всего для тебя выйти замуж, пережить испытания, подготовиться. Если ты станешь монахиней, стольких мучений у тебя не будет. В монастыре ты будешь делать то же, что и другие. В миру же встретишь злобу, зависть, трудности. Пусть с тобой будет сила и просвещение, подвизайся по мере своих возможностей.

Всю свою жизнь я трудилась, боролась с искушениями. Семья мужа не приняла меня. Они прогоняли меня, ругались и поносили непотребными словами. Всё случилось так, как и было мне открыто во время той незабываемой ночной молитвы».

Итак, в двадцать лет Ламбрини вышла замуж за Аристидиса Вецьоса из селения Коломбдиа. У них родилось двое детей, Спиридон и Стафула (Евстафия).

Жизнь Ламбрини в семье мужа была совсем не простой. В доме жили тринадцать человек, и у каждого были свои особенности характера. Очень плохо к Ламбрини относился свёкор. Он ранил её своим пренебрежением и жестокостью. Но благодаря своему терпению она всё смогла преодолеть. Трудно ей приходилось и с мужем.

Однажды Ламбрини была на Всенощной в соседнем селении Гликбризо. Вдруг она услышала голос: «Горит твой дом». Когда после службы она вместе с другими женщинами вернулась пешком в деревню, она увидела свои книги сожжёнными и выброшенными из дома на улицу. Её муж в ярости требовал, чтобы она немедленно убиралась. Ламбрини возражала: «Нет, ты мой муж, и здесь мой дом. Убей меня или делай со мной что хочешь, но я отсюда не уйду». Ночью он не пустил её ночевать. Она смиренно терпела. «Это искушение. Он хороший человек и ни в чём не виноват. Его так настроили против меня, его гнев пройдёт», — думала Ламбрини.

Несмотря на все трудности и утомительные сельскохозяйственные работы, она ни одной минуты не проводила без молитвы и славословия Богу. Уходя на полевые работы, она всегда брала с собой книгу. От постоянного чтения у неё «износились» четыре больших Часослова. «Книги — вот всё, что у меня есть», — говорила Ламбрини.

После рождения двух детей супруги Вецью жили как брат с сестрой. Когда муж по ночам спал, Ламбрини при свете лампады или свечи читала свои любимые книги.

Она была очень воздержана в еде. Её обычной пищей были хлеб и маслины. В период сугубого трёхдневного поста она ничего не ела и не пила. Причащалась в среду, а потом продолжала строгий пост. В дни, когда она не вкушала, Ламбрини выпивала в три часа пополудни ложку горячей воды. Её обычной пищей была варёная картошка с уксусом. Дети хотели заста¬вить её есть, на что Ламбрини отвечала: «Не переживайте, я не умру с голода. Молитва — вот моя пища. Телом своим я не пренебрегу, ведь оно одеяние души. Когда надо будет, я поем. Не волнуйтесь». Утром дочь варила ей кофе, но, приходя вечером, находила его нетронутым. На Пасху за праздничным столом Ламбрини съедала ложку йогурта или немного салата. Она говорила: «Сегодня самый великий Праздник. Сегодня воскрес Христос. Если бы мой умерший сын воскрес, я разве сидела бы за столом ? Я бы готовила ему встречу».

В последние двадцать лет своей земной жизни Ламбрини ела только хлеб, воду и уксус. Однажды она на неделю должна была отправиться в Афины, где делали операцию её брату. Одна её знакомая испекла хлеб из кукурузной муки и дала ей кусочек в дорогу. Ламбрини с радостью приняла этот дар. Она знала, что эта женщина всегда готовит с молитвой. Вернувшись из столицы через неделю, она первым делом зашла поблагодарить женщину и по секрету рассказала, что этого куска хлеба ей хватило на всю неделю: «Я ела понемногу каждый день, а Господь мне его увеличивал».

Незадолго до смерти Ламбрини довольствовалась лишь одной ложкой святой воды и просфорой.

Устроив судьбу своих детей, она с сорока пяти лет прекратила полевые работы и всю себя посвятила аскезе и молитве. Её жизнь теперь была постоянным славословием Бога, она молилась дома и в церкви. Не пропускала служб и часто причащалась.

Ежедневный типикон Ламбрини был таков: она спала два часа в сутки с трёх до пяти часов утра, коленопреклонённо молилась по чёткам, совершала земные поклоны. Полунощницу и Утреню вычитывала в полумраке, при свете лампадки или свечи. Изучала Священное Писание и святоотеческую литературу. Днём читала Часы и другие молитвы. Тем, кто восхищался, что она так много времени уделяет чтению, она отвечала, что такая возможность есть у каждого.

Достаточно прочесть с верой хотя бы одну страничку в день.

Все свои подвиги Ламбрини совершала с благословения духовника. Отец Митрофан и благословил её совершать строгое молитвенное правило. В четыре часа она вычитывала Великое повечерие. Если кто-то её прерывал, она начинала читать всё сначала.

Если в округе в какой-то церкви служили Всенощную, Ламбрини всегда спешила туда. Обычно к ней присоединялись несколько женщин из соседних сёл. Иногда они по ночам собирались в доме Ламбрини на совместную молитву.

Когда Ламбрини было тридцать, она сшила майку из грубой мешковины, которую носила всю оставшуюся жизнь. Никто об этом не знал. Она носила её 54 года и ни разу за это время не постирала. Все, кто видел эту майку, свидетельствуют, что она была чистой и благоухала, словно её только что достали из стиральной машины.

Хотя Ламбрини жила в миру, жажда монашеской жизни и любовь к Церкви помогла превратить её комнату в настоящую иноческую келью. Всякое попавшее к ней изображение Святых матушка благоговейно вешала на стену. В её доме была неповторимая атмосфера.

Она не любила деньги, была бессребреницей. Единственное, что её беспокоило — помощь людям. Ламбрини раздавала свою пенсию и деньги, которые ей давали дети. Она говорила им: «Деньги, которые я раздаю, не мои, а ваши. То есть это вы творите милостыню, а не я». Ламбрини даже избегала того, чтобы трогать деньги руками, а брала их салфеткой или кусочком ткани.

По ночам она тайно выходила из своего жилища и шла по домам нуждающихся, оставляя около них свои подарки и помощь. Булочнику она сделала заказ — обеспечивать хлебом семью бедняков так, чтобы никто не узнал об этом. Лишь перед смертью Ламбрини раскрыла тайну своей дочери, наказав продолжить начатое и после её смерти. Матушка советовала: «Большую благодать обретает человек, творящий милостыню. Помогая беднякам, жертвуйте им самое лучшее, а не избавляйтесь от лишних и ненужных вещей. Пусть родители не переживают, что не могут оставить имущества своим детям, а заботятся о том, чтобы они преуспели в духовной жизни. Об остальном позаботится Сам Господь».

Ламбрини посещала больных, не опасаясь заразить¬ся какой-нибудь болезнью. Часто принимала Причастие, подходя к Чаше за смертельно больными людьми. Она не боялась смерти, полагая, что та лишь приблизит её к Богу.

Однажды матушка поехала в паломническую поездку к святителю Спиридону на Керкиру. С собой она взяла своего крестника. Денег с собой у Ламбрини не было, но с помощью Божией они совершили это путешествие. Ни в автобусе, ни на корабле денег за проезд у них не попросили.

Бабушка Ламбрини всем сердцем возлюбила Хрис¬та. Она непрестанно молилась. Многие хотели с ней встретиться, посоветоваться, попросить её молитв. Целые автобусы останавливались рядом с её небогатым домишкой. Она всех принимала беспрекословно, часто в течение целого дня.

Эти визиты постепенно стали ежедневными. Никакого графика посещений не было. Каждый приходил и уходил, когда ему вздумается. Бабушка Ламбрини без ропота принимала всех. Когда она оставалась одна, то читала или молилась. Чтобы размяться, она иногда выходила на прогулку в апельсиновый сад и творила Иисусову молитву.
Она часто говорила о терпении: «Нам, христианам, предстоит пережить здесь великие испытания, даже в нашей семье. Мы должны относиться ко всему с тер¬пением, любовью. Творить милостыню».

Тем, у кого были проблемы дома, она советовала не разрушать свои семьи. «Это искушение вас к этому подвигает», — говорила она.

Молодым, посещавшим её, Ламбрини говорила следующее: «Решил жениться ? Будешь терпеть. И не один, а много раз. Регулярно ходите в церковь, исповедуйтесь, причащайтесь, молитесь. Когда будете так делать, будете со Христом. Будете всегда радоваться».

Хотя Ламбрини и не получила хорошего образова¬ния, она читала всегда много духовной литературы. Понимала её сама и могла объяснить другим. Образованные люди, даже преподаватели университетов приезжали послушать бабушку Ламбрини. Они относились с большим благоговением к человеку, который всю свою жизнь посвятил Христу. Также большое впечатление производили чудеса, которые через неё совершала Божественная Благодать. Она знала тайные помыслы людей, предсказывала события будущего.

Рассказывает Ламбрини: «Моей дочери Стафуле исполнилось 18 лет. Пришло время выдать её замуж. Начались сватовства, но ни один жених мне не приглянулся. Это были состоятельные, хорошие люди. Но они не сохранили целомудрия. В те годы невеста не имела особого права голоса в выборе жениха. Так как забота о счастье дочери лежала на мне, я прежде всего хотела, чтобы её суженый был чистым, целомудренным. У Евстафии, в отличие от меня, не было склонности к монашеской жизни. Необходимо было найти ей жениха.

Однажды вечером перед сном я, как обычно, села читать. Я была расстроена, переживала за судьбу дочери. Едва мой муж заснул, окно в моей комнате отворилось само по себе. В комнате появился мой Ан гел-хранитель. Он взял с собой мою душу. На кровати осталось моё полуживое тело. Мы шли в непонятном направлении. Так мы достигли города Превезы, и Ангел сказал: “Не останавливайся, мы идём на остров Левкада3”. Я последовала за ним.

Мы достигли острова, подошли к калитке одного дома. Ангел снова обратился ко мне: “Подожди здесь, я открою калитку, а ты смотри во двор”. Ворота распахнулись, и я увидела стоящего ко мне спиной юношу. Он повернулся, чтобы закрыть калитку, которая, как ему показалось, отворилась сама по себе. Так я смогла разглядеть его лицо. При этом мы с Ангелом оставались для него невидимыми.

— Хороший жених для твоей дочери ?

— Да, но больно далеко от нас живёт.
— Он тоже ангел.

Я не поняла, что он говорит о целомудрии юноши, и переспросила:

— Ты предлагаешь дочери в мужья Ангела ? Она же человек.
— С этих пор не принимай больше сватов. Через несколько лет я приведу к вам жениха, который сам найдёт твою дочь.

Минуло три года после этого разговора. Моя дочь с сыном пошли в одну кондитерскую, где и встретили того самого молодого человека. Едва увидев её, он тотчас пришёл свататься. Я поняла, что так исполнился Промысл Божий, и прославила Господа».

Однажды Богородица показала Ламбрини Рай и ад. Вот её рассказ: «В 1982 году я оказалась в пещере святой Параскевы в местечке Ханбпулу. Я молилась там вместе с другими женщинами. Мне подумалось “Здорово бы было найти эту пещеру раньше — она стала бы моей”.

Внезапно мне ответил голос:

— Нет, нет. Твоя пещера — это пещера Пресвятой Богородицы.
— Где же она ?
— Я покажу её тебе, но через некоторое время.

Прошло пять лет. Я тем временем начала поиски.

Ходила по окрестным пещерам, но вечером на молитве каждый раз слышала: “Нет, чадо моё. Напрасно ты мучилась. Это не твоя пещера”.

Однажды в гости меня пригласила двоюродная сестра из города Арта. Выяснилось, что на следующий день она собиралась с подругами посетить какую-то пещеру. Я решила составить им компанию. В пять часов мы вышли из дома. На месте обнаружилось, что вход в пещеру был очень узким, а рядом с ним располагалась небольшая церквушка.
С собой у меня были свечи. Когда я задумалась, а та ли это пещера, услышала голос: “Да. Возьми свечку и иди внутрь”.

Чтобы отстать от спутниц, я сослалась на усталость и сказала, что прилягу отдохнуть. Едва они удалились, я зажгла свечу и вошла под своды пещеры. Она была большой. Внутри я увидела Богородицу, пала ниц и Ей поклонилась. Я забыла обо всём на свете, хотела остаться там навсегда. Всё время кланялась Богородице, которая вдруг сказала:
— Ты много здесь увидишь, увидишь тот свет. Обо всём этом расскажешь людям, которые смогут тебя понять. Если будешь встречать безразличие, ничего не рассказывай. Не говори ничего и женщинам, которые с тобой пришли. А теперь выходи, так как они тебя ищут. Потом найди способ возвратиться.

Я вышла из пещеры и успокоила своих спутниц, которые уже звали и искали меня повсюду. Вскоре зажгла свечу и вернулась. Богородица ждала меня: “Не бойся, больше искать тебя они не будут”. Мы оказались на поле, размером примерно с небольшой город. Там было две дороги, и я спросила, какую из них мне выбрать. “Какую хочешь”, — отвечала Богородица. Я пошла по одной из дорог.

На пути встретились свадьбы, влюблённые пары, дети... “Как здесь хорошо!”, — воскликнула я. “Так и обманывается народ в нижнем мире, лукавом”, — услышав эти слова, я не хотела идти дальше, но Богородица сказала: “Пойдём вперёд. Не бойся”. Я набралась смелости и продолжила путь.

Я увидела огненную реку, волны которой обжигали троих моих знакомых. Богородица сказала: “Не расстраивайся. Что заслужили своей земной жизнью, то и получили. И тебя разве они слушали ? Я облегчаю их страдания каждый год: от Пасхи до Пятидесятницы”.

Неподалёку была река из кипящей смолы. Туда входили и оттуда выходили усопшие. Их одежды были белыми, хотя они и мучились, горели в кипящей смоле.

Потом я оказалась около большой бочки, откуда меня по имени окликнул какой-то страдалец. Он пытался выбраться и умолял смочить мой пальчик и облегчить его мучения. Я узнала его по голосу и сказала:

— Это ты? Такова твоя участь? Помнишь, как утром я возвращалась из храма, а ты шёл с рынка и стал насмехаться надо мной ? Над моей верой в ад и Рай. И говорил, что нет жизни после смерти. А я пыталась тебя переубедить. Помнишь ?

— Помню. Но теперь уже поздно. Постарайся, пока жива, спасти как можно больше людей от этой муки.

Душа моя болела о нём. Я очень чувствительна к боли других. Если узнаю, что кто-то голодает, сама не ем, если не могу отнести этому человеку еду. Теперь я была в сомнениях: дать ему немного воды или нет ? Богородица сказала, что если я так сделаю, моя рука обгорит с одной стороны до самого плеча. Это смутило меня, но сердце всё равно болело об этом человеке.

Я попросила Богородицу разрешить немного облегчить его страдания.

— Что тебе сказать? Ты обожжёшь свою руку. Но если так хочешь — попробуй. Я буду рядом с тобой.
— Да, хочу. Это тоже живая душа. Может, и меня ждёт такая участь.
— Да не будет этого!

Я действительно обожгла свою руку. С тех пор палец на ней не сгибается. Он не чувствует боль, даже если его проткнуть ножом.

— То, что ты видела, не должно послужить причиной твоего расстройства. Теперь ты должна приложить все свои силы, чтобы помочь душам, устремлённым к Небу.

Уходя, Богородица сказала:

— Да благословит вас Господь и сохранит до Своего второго пришествия !

Потом мы попали в добрый мир. Как же хорошо там было! Я со многими познакомилась. Встретила там пары, которые жили в любви. Богородица хотела меня познакомить и с другими людьми, но я попросила её:

— Только не с молодыми. Мне больно, когда люди умирают юными.
— Хорошие люди, как правило, умирают в зрелом возрасте. Остальных мы забираем молодыми, чтобы они избежали грехов, в которые бы впали.

Мы встретили там пожилую пару. Богородица мне сказала:

— Сейчас сюда прибудет их сын. Он путешествует. Он недавно умер, и его душа поднимается сюда.

Старик поднялся и стал молиться:

— Благодарю тебя, Господи, что забрал моего сына в зрелом возрасте и привёл его сюда.

Они сели на свои позолоченные кресла. Перед ними стоял столик, на котором было две тарелки.

— Что же они едят ? — подумала я.
— То, что вы приносите на проскомидию.

Их пища была похожа на просфору и вино.

Для девственниц было особое здание. Там я встрети¬ла и своих знакомых, но поговорить с ними не успела.

Богородица сказала мне:

— Сейчас мы уйдём отсюда и посетим человека, прибывшего сюда после продолжительной многолетней болезни. Он был грешником, но искупил свои прегрешения страданием. Он терпел свою болезнь без ропота.

Тут человек заговорил:

— Да, всё было так. Боль, которую я терпел, знает только моя мама, которая ухаживала за мной.

Ламбрини Вецью

— Пусть все люди придут сюда. Пусть пострадают немного на земле. В земной жизни много искушений. Заботьтесь о том, чтобы сохранить душу незапятнанной грехом. Тот, кто пожертвует собой ради Моего Сына, насладится всеми этими благами. Те, кто потрудятся ради Меня на земле, попадут в Рай. Радость великая ждёт их в будущей, вечной жизни. Но сейчас немногие сюда попадают. Испортился мир...»

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий