Подвижники-Миряне. Том 1. Часть I. Жизнеописания подвижников в миру

Подвижники-Миряне

 V. Отец Илия Димантидис Мироточивый

В1880 году в понтийской деревне Хурмикианто, отстоящей в восьми часах морского пути от города Трапезунд, родился Илия Димантидис1.

Его родители Панагиот и Афина были бедными и боголюбивыми людьми, имевшими страх Божий. Детей у них было трое: Константин, Георгий и Илия. В 1888 году благочестивая Афина умерла. Панагиот женился во второй раз, взяв себе в жёны злую и жес­токую женщину по имени Кантина. Мачеха жестоко мучила и издевалась над маленьким Илиёй. Впо­следствии он по секрету рассказал о своих детских страданиях одной сироте, желая поддержать её и на­учить терпению.

Мачеха подвешивала Илию вверх ногами к дереву и молча наблюдала за ним, а малыш со слезами на глазах умолял его развязать. Раздевала и стегала пучком кра­пивы. Поджигала его одежду, так что мальчик в ужа­се бежал её тушить. Весь день не кормила его, давая только немного чёрствого хлеба. В одиночку посыла­ла малыша пасти большое стадо коров, угрожая из­девательствами, в случае если животные разбредутся. Когда возвращавшийся поздно отец спрашивал сына, не голоден ли он, его злая мачеха не давала ему от­крыть рта. «Покормила, покормила», — отвечала она за него.

Илия ни разу не пожаловался на претерпеваемые мучения. Он исполнял библейское «наготы матери твоей не открывай» (Лев.18:7). За своё великое тер­пение и прощение маленький Илия с детства стяжал Божественную Благодать.

Позднее, когда умер его отец, уже состарившаяся мачеха боялась, что он отомстит ей за причинённые страдания. Но он успокоил её: «Не бойся, мама, я тебя не оставлю». Когда её парализовало, Илия был рядом и не позволял никому за ней ухаживать. Сам с великой любовью кормил, мыл и помогал ей. Вместо желчи и уксуса давал ей манну и воду. Потрясённая мачеха всё время повторяла: «Илия, я много зла тебе причинила, прости меня, чадо моё». Тот же незлобиво отвечал: «Не расстраивайся, мама, я тебя давно простил».

Из-за бедности Илия не смог пойти в школу и вы­учиться грамоте. До семнадцати лет он работал жес­тянщиком в селении Платана у своего двоюродного брата Петра Диамантидиса.

В 1897 году старший брат с мачехой хотели женить его на тридцатилетней богатой, но недобродетельной женщине, надеясь получить большое приданое. Но­чью перед свадьбой Илия сбежал из дома через горы в селение Каракатзй. Он пришёл к одной небогатой девушке по имени Сотирия и сделал ей предложе­ние. Получив благословение её родителей, молодые обвенчались.

Поначалу им пришлось очень трудно. Илия рабо­тал в пекарне Панагиота Хатзилйаса, который, видя честность и любочестие юноши, отдал ему её в арен­ду. Илия купил большой дом в селении Каракатзй, который сделал постоялым двором для бедняков и чужестранцев. Также он тайно помогал голодающим. Скрывая свои благодеяния, он платил деньги турчан­кам, чтобы те ночью носили еду в дома нуждающих­ся. Он настоятельно требовал, чтобы они никому не говорили об этом.

У Илии и Сотирии родились шесть дочек: Любовь (которая, после того как овдовела, приняла постриг с именем Мария и стала насельницей монастыря не­подалёку от Сухуми), Василиса, Елена, Каллиопа, Афина и Ольга.

Илия был очень боголюбив. Он переживал, что не получил никакого образования. Однажды ему явился Ангел, который стал обучать его грамоте, церковному пению и иконописи. Эти уроки продолжались каждый вечер до тех пор, пока Илия не научился читать, пи­сать, петь и писать иконы. По воскресным дням он пел в храме Воздвижения Креста Господня селения Тейта. У него был очень красивый голос, и пел он с благого­вением, как научил его Ангел. Илия очень любил мо­литься и вставал на молитву ещё на рассвете.

В 1918 году жизнь всех понтийских греков из-за жестокости турок стала невыносимой. Накануне Бо­гоявления во время великого освящения воды турки с угрозами окружили церковь в селении Каракатзй. В тот же день много семей бежало в Россию. Среди них была и семья отца Илии. Сам он последовал за своими домашними спустя несколько дней и в оди­ночку пятнадцать дней шёл через снега.

Дочь отца Илии Любовь поселилась в окрестнос­тях Батуми в деревне Махмутиа. Её муж Авраам был очень состоятельным человеком. Он купил для свое­го свёкра участок земли, где батюшка самостоятель­но построил дом. На новом месте он продолжал ра­ботать пекарем и помогал беднякам. В свой дом он приглашал всех путников. Посылал дочь на перекрёс­ток дорог раздавать путешественникам письменные приглашения с адресом его жилища. Он плакал от радости, когда у него останавливались нищие и бе­женцы. Каждый день он принимал пять-десять чело­век. Вместе с детьми избавлял гостей от вшей, мыл им ноги и стирал одежду. Отводил в большую комнату, специально предназначенную для приёма гостей. Он обслуживал их за столом и не успокаивался, пока не накормит досыта: «Ешьте, пейте, не стесняйтесь». Сам он ел в последнюю очередь. Ещё одна комната была в доме для приёма больных. Несколько лет в доме Илии жили два брата-монаха Пахомий и Иоанн.

Опасаясь преследования безбожного режима, они были одеты как миряне и подвизались на скале близ Сухуми. Иоанн впоследствии подвизался в Причер­номорье, а Пахомий окончил свой жизненный путь на Афоне.

Добродетельная супруга Илии помогала ему прини­мать в доме всех нуждающихся в приюте и пище. Но­чью они посылали мешки с мукой, сыром, фруктами вдовам, сиротам, в тюрьмы и приюты.

Однажды ночью малышка по имени Авгула, кото­рую супруги воспитывали у себя дома, увидела, как Сотирия тайком выходит из дома.

—         Ты куда ?

—         Не шуми, я иду доить коров.

—         В такое время ?

—         Я отнесу молоко в тюрьму.

Кроме этой девочки Илия и Сотирия воспитали и выдали замуж ещё одну сироту Елпинику.

Однажды ночью Илия увидел во сне святого Геор­гия, который просил построить рядом с домом храм в свою честь. Святой даже указал точное место для икон. Также он обещал свою помощь.

Однажды Илия вскапывал участок, и его кирка на­поролась на что-то и застряла в земле. Продолжив копать, он обнаружил кладку стены древней церкви. Осторожно продолжил раскопки. Под землёй были стены древнего храма, на стене которого была пре­красно сохранившаяся фреска с изображением свято­го Георгия Победоносца.

Илия достроил церковь и сверху накрыл её соло­мой. Так что она стала походить на хозяйственную постройку и не вызывала подозрений у безбожных властей. Он сам написал иконы для храма и размес­тил их в том порядке, в каком указал это сделать святой Георгий. Его дочь Любовь (тайная монахиня) поддерживала порядок в церкви и следила за неуга­симой лампадой у иконы Святого. Когда лампада вот-вот должна была потухнуть, женщина слышала характерный звук и сразу спешила добавить в неё масла или почистить фитилёк. Люди чувствовали присутствие святого Георгия. Когда он приходил, был слышен шум шагов, а на земле оставались отпе­чатки копыт его коня.

Слева направо: отец Илия Диамантидис (стоит), приёмная дочь Элпиника, супруга Сотириа, дочь Лю­бовь (монахиня Мария), Костас Кириакидис с сест­рой, дочерью и внучкой

Слева направо: отец Илия Диамантидис (стоит), приёмная дочь Элпиника, супруга Сотириа, дочь Лю­бовь (монахиня Мария), Костас Кириакидис с сест­рой, дочерью и внучкой

Илия строго подвизался, вдохновляя своим при­мером всех окружающих. Он просыпался в три часа ночи и молился до утра. Когда молился по чёткам, слёзы текли у него ручьями. Если просыпал начало молитвы, его будил сам святой Георгий: «Вставай, время пришло». Он, в свою очередь, поднимал на мо­литву всех домашних.

Илия обратился к своему приходскому священнику и поведал об обретённой им древней церкви. Батюш­ка был уже очень стар, опасаясь безбожных властей, он не носил рясы. Он благословил Илию принять свя­щеннический сан, чтобы иметь возможность прича­щать и крестить христиан. Дав своё согласие, Илия был рукоположен во пресвитеры епископом Батум­ским. Ряса и облачение ему достались в наследство от дяди-священника, которого звали отец Георгий. Отец Илия стал служить в храме Святого Георгия и в дру­гих заброшенных и тайных церквях.

Когда окрестные жители узнали, что у них теперь есть священник, они стали ходить в храм святого Георгия на ночные службы. Об этом узнали местные турки, которые сразу донесли властям. Начались об­лавы. Но батюшку о них всегда заранее предупрежда­ли добрые люди. Прихожане разбредались по участку и делали вид, что собирают дрова или выполняют ещё какие-то работы. Отец Илия всегда стойко исповедо­вал свою веру, а про собравшихся людей говорил, что они работают на его участке. Во время каждой обла­вы священника арестовывали, сажали в тюрьму, до­прашивали, били и морили голодом. Он претерпевал много мучений. Когда отец Илия выходил из тюрьмы с ещё незалеченными от побоев ранами, он спешил тайно совершить службу и причащал верующих на ночной Божественной литургии.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий