Подвижники-Миряне. Том 1. Часть I. Жизнеописания подвижников в миру

Подвижники-Миряне

VII. Константин Сотириу1

Он был единственным сыном вориоипиротов2 Димитрия и Елены. Родился в 1880 году в го­роде Иериссбс3. Его отец трудился на Афоне. Когда Константину было семь лет, умерла его благо­честивая мать и о нём стала заботиться его тётя.

Константин Сотириу

Константин Сотириу

Однажды он заболел, у него начался жар. Малыш (который был один дома) пошёл выпить воды, но её нигде не оказалось. Он лёг и стал горько плакать: «По­чему у меня нет мамочки?» Внезапно дверь комнаты открылась, вошёл улыбающийся батюшка в епитра­хили и погладил его по голове.

— Кто ты? Ты ведь не из нашего прихода? Я здесь всех знаю.
— Ты прав, Константин. Я — это он (тут он указал на находившуюся в доме икону Николая Чудотворца. Покойная мать очень почитала этого Святого).
— Это Святитель Николай. Мне про него рассказы­вала мама.
— Да, я Святой Николай. Я пришёл тебе помочь, что­бы ты не плакал.
— Я заболел и хочу пить, а в кувшине совсем нет воды.
— Вставай, посмотри, кувшин полон воды.

Мальчик удивился, но послушал Святого. Действи­тельно, кувшин был полон. Константин выпил воды, и температуру как рукой сняло.

— Я выздоровел!
— Да, Константин. Сейчас придёт твоя тётя, принесёт тебе поесть, и ты пойдёшь играть со своими друзьями на улицу. Зажигай лампадку и зови меня, когда я тебе понадоблюсь, и я буду приходить к тебе на помощь. В этот момент Святой исчез столь же внезапно, как и появился.

Зимой Константин жил дома один и ходил в школу, а летом его забирал к себе отец на Святую Гору. Но жить совсем одному в таком юном возрасте мальчику было очень сложно, поэтому ему пришлось оставить школу. Он успел закончить два класса, когда переехал к отцу на Афон и стал помогать ему в работе. Папа Константина был плотником в святогорском монастыре Каракалл.

Благочестивая мать Константина научила сына по­сещать службы, исповедоваться, поститься и прича­щаться. На Афоне его ревность и вера ещё больше укрепились. Он всегда усердно молился утром и вече­ром, совершая множество земных поклонов.
Прошло несколько лет, и Константин поселился в городе Иериссбс, где научился ремеслу бондаря. Он был очень добросовестным и усердным в своей рабо­те и вскоре стал обслуживать все окрестные селения. Его прозвали Сотйрис Варелас4. Зимой Константин работал в Иериссосе, а летом — на Святой Горе (в оби­тели Каракалл, в разных кельях и каливах).

Женился он на девушке по имени Дафна, дочери Геор­гия Паппаса. Её отец владел гостиницей в Иериссосе и возглавлял местную общину. Сам Константин был хо­рошим семьянином. Благочестива была и его супруга. Она была хорошей женой, нежной матерью, доброй христианкой. С радостью помогала людям. У Конс­тантина и Дафны родилось шестеро детей. Два первых чада умерли ещё в младенческом возрасте. В их семье всегда царила атмосфера дружбы и любви. Из-за про­блем с транспортом в их доме часто находили приют афонские монахи. Игумен Каракалла Павел и отец Ва­силий пользовались гостеприимством этого семейства.

Во время землетрясения 1932 года Иериссос подвер­гся большим разрушениям. Чтобы освободить семью из-под завала, Константин поднял большую тяжесть и надорвался. Грыжу он не смог прооперировать и страдал от неё до конца своей жизни. Несмотря на это, своим упорным трудом он смог построить для своей большой семьи два новых дома.

Ещё один несчастный случай произошёл с ним на Афоне. Упавшей бочкой ему переломало ноги. Его пе­ревезли в родное селение на лечение. Но сломанная нога срослась неправильно, на голени образовался выступ, мешавший ему делать земные поклоны.

Святитель Николай продолжал посещать Констан­тина в трудные минуты его жизни. Однажды ночью его сын попал в сильный шторм на море, святой Ни­колай разбудил Константина: «Просыпайся, твой сын на краю гибели, а ты спишь. Вставай на молитву». От­крыв глаза, Константин увидел, как лампадка перед иконой Святителя сильно раскачивалась из стороны в сторону. Он разбудил жену, и вместе они стали мо­литься за сына. И он был спасён, хотя (как они узнали потом) действительно находился в эти минуты на во­лоске от гибели.

В 1944 году после продолжительной болезни в воз­расте пятидесяти пяти лет умерла супруга Константи­на Дафна. Перед смертью она благословила всех своих домочадцев. Константин (которому было 64 года) ос­тался верен жене и больше не вступал в брак. Он выдал замуж трёх дочерей и стал жить вместе с семьёй сына.

Константин продолжал работать бондарем. Он был мастер по изготовлению виноградных прессов и боль­ших бочек. Сын занимался торговлей. Вместе они производили много разных сортов вина и чйпуро. Ра­бочие, которые помогали им в сборе винограда, очень любили «дедушку Константина», ведь он относился к ним как к собственным детям. Их лица светились от радости всякий раз, когда он встречал их во дворе своего дома и приветствовал с любовью и добротой.

С особым усердием Константин работал в полях и на виноградниках, расположенных достаточно дале­ко от селения, где они проживали. Воду для полива он носил сам. Он очень уставал. Его упорство в непомер­ном труде очень озадачивало его родственников. Его просили и даже настаивали прекратить этот изнури­тельный труд и отдохнуть, но он был непреклонен.

— Теперь ты и работать-то толком не можешь. Зачем ты туда ходишь?
— Зачем хожу... затем... там молюсь (ему пришлось довериться и открыть тайну своим близким).
— И что, надо обязательно идти так далеко, чтобы помолиться ?
— Да, потому что только там я могу побыть в полном одиночестве.

Родственники перестали ему препятствовать и даже наняли человека, чтобы трудился там, а дедушка за ним только присматривал.

Бесконечные часы он проводил на этих полях и на виноградниках. Неподалёку на одной из скал была не­большая пещера, с трудом вмещавшая одного челове­ка. Там он пережидал непогоду.

Он спал всего пару часов в день, а в остальное вре­мя, даже когда находился в своей комнате, никогда не ложился. Его часто видели сидящим на кровати с опущенной головой. Создавалось впечатление, что он смиренно склонил голову перед кем-то, кого очень почитает, словно даёт ему отчёт в своих действиях. Как выяснилось, он непрестанно творил Иисусову молитву. Но об этом никогда никому не сказал.

Однажды он сидел и что-то про себя шептал. Его спросили: «Что ты там про себя говоришь?» На что он неопределённо ответил: «Что говорю... Вот и я го­ворю». Время от времени он немного приподнимал голову, глубоко вздыхал и громко произносил: «Гос­поди, помилуй!»

Константин был немногословным. Казалось, что он не следит за происходящим вокруг и живёт в собст­венном мире, но внезапно он давал близким какой- то совет, к которому те всегда прислушивались, так как очень уважали его мнение. Чтобы он ни делал, он всегда делал с молитвой. Часто родственники из люб­ви и уважения не мешали ему своими разговорами, а приходили, чтобы просто на него посмотреть. Все, кто оказывался рядом с ним, чувствовали бескрай­нюю радость и умиротворение.

Он редко бывал строгим, и только в духовных воп­росах. Однажды он встретил больного односельчани­на, который жестоко избивал животных. Константин сделал ему замечание. По возращении домой он сказал:

— Поэтому Бог и дал ему это увечье. Если бы он был совершенно здоров, мог бы совершить большое зло.

Иногда он бывал непреклонным. Его интересовало только то, что угодно Богу, и он отвечал прямо и чёт­ко. Например, мог сказать: «Её в дом больше не пус­кайте, она плохая женщина». Его слово было для всех законом.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий