Подвижники-Миряне. Том 1. Часть I Жизнеописания подвижников в миру

Отец Василий помолился, и в тот же миг боли тур­ка прекратились. Желая отблагодарить батюшку, он вынул из-за пазухи ровно сорок лепт и попытался вручить их священнику, непрерывно повторяя слова благодарности.

— Что это, дорогой мой ? — спросил отец Василий.
— Батюшка, это один грош — твоё вознаграждение.
— Но, чадо, разве молитва стоит всего один грош ? У тебя есть ещё с собой деньги ?
— Ох, владыко, молю тебя, прими эти деньги, и их-то я с трудом взял в долг.
— Ладно, драгоценный, не расстраивайся. Я хотел испытать тебя. Возьми эти деньги. А теперь иди сюда, поешь и отдохни.

Турок уехал исцелённым и радостным. Отец Васи­лий дал ему с собой хлеба и соли, чтобы он отвёз их своим детям. Так смиренный служитель Бога Вышня- го заставил иноверцев уважать нашу Святую право­славную веру и прославил имя истинного Бога.

Старший сын отца Василия был помолвлен с Сул- таной Кулаксйзоглу6. У девушки было драгоценное украшение — ожерелье из двадцати золотых монет, но однажды она обнаружила его пропажу. Надо ска­зать, что в это время в одном доме с семьёй Султа­ны жил и её дядя по имени Савва, у которого было четыре дочери. Дом был окутан взаимными подоз­рениями относительно того, кто украл ожерелье; отношения из-за пропажи стали натянутыми и про­хладными. А сокровище всё никак не могли найти. На следующий день мать Султаны Елена пошла за советом к отцу Василию. Она застала его за чтением Ветхого Завета. Поприветствовав женщину, батюш­ка сказал: «Будь осторожна, если обвинишь кого-ни- будь несправедливо, погубишь свою душу. Пропав­шее сокровище никто не крал. Ночью крыса нашла ожерелье и хотела затащить к себе в нору. Но оно целиком туда не пролезло и застряло. Иди домой и ищи за сундуком».

Когда Елена вернулась домой, она вместе с ожидав­шими её домочадцами отодвинула сундук и действи­тельно нашла застрявшее в крысиной норе утерянное сокровище! Все вместе они тогда прославили благо­датный дар отца Василия.

Однажды к батюшке в надежде исцелиться пришли двое турок. Один имел при себе пять грошей, другой только один. Когда они зашли в дом отца Василия, ту­рок, у которого с собой было пять монет, был гораздо смелее своего товарища, который был смущён и нере­шителен. Тогда батюшка обратился к нему: «Проходи в дом, не бойся! Ты стесняешься, что у тебя всего одна монета, а у друга твоего целых пять?» Гости стояли поражённые: «Отче, мы много слышали про тебя, про то, сколько хорошего ты сделал людям. Но в первый раз видим священника, который читает человеческие мысли и даже знает, сколько денег лежит у каждого в кармане».

Прочитав над каждым молитвы, отец Василий ска­зал туркам на прощание: «Теперь идите с Богом. Раз у вас есть вера и вы проделали такой длинный и труд­ный путь, чтобы приехать сюда, Бог исцелит ваши болезни». Когда турки протянули ему деньги, свя­щенник их не взял. «Вы бедны. Лучше купите на них что-нибудь своим семьям», — сказал он им.

Между тем друзья священника, наблюдавшие за этим происшествием, сказали: «Э, отец Василий, не знаем, что и сказать. С тобой не всё так просто. Как Бог дал тебе столько дарований ?» Батюшка отвечал: «Всегда молитесь Богу с верой и благоговением, соб­людайте Его заповеди, и Он даст вам Свою Благодать».

В селении Андроники у богатого турка заболел единственный сын. Он страдал тяжёлой формой су­масшествия и не отдавал себе отчёта в своих дейст­виях. Он нападал на людей и был опасен. Родители были не в силах сдержать его. Наконец отец вынуж­ден был запереть его в комнате, а еду давать через маленькое окошко. Ребёнок был столь дик и опасен, что никто не осмеливался подойти к нему. Отец об­ращался за помощью ко многим врачам и даже ходил к колдунам, но помочь ему так никто и не смог.

Он уже находился в отчаянии, когда вспомнил о священнике-чудотворце: «Чего же я медлю ? Не от­везти ли мне сына в Ташлык к отцу Василию ? Он про­чтёт над ним молитву и исцелит его. Ведь уже столько людей получили просимое у этого святого человека».

Тогда он позвал человек десять крепких юношей, которым всем вместе удалось связать мальчика и по­садить его на ослика.

Видя удивительное зрелище, жители Ташлыка из лю­бопытства собрались в доме отца Василия, чтобы по­смотреть, удастся ли ему исцелить больного ребёнка.

Отец юноши бросился в ноги о.Василию и со сле­зами на глазах умолял его: «Владыко, мой единствен­ный сын сошёл с ума. Я не в силах его сдержать. Он нападает на людей, так что все его боятся. Я слышал о твоей святости и пришёл просить тебя исцелить моего ребёнка. Пожалей меня, верни ему здоровье, а мне — радость. Я дам тебе всё, что ты попросишь».

— Успокойся, твой ребёнок выздоровеет, — отвечал отец Василий.

Он надел епитрахиль и стал читать над юношей молитвы. Перекрестил его и велел развязать. Взял за руку, поставил на ноги и сказал: «Чадо моё, теперь ты здоров. Будь впредь хорошим и послушным сыном, люби своих родителей и ближних. Иди с Богом».

Отец упал в ноги отцу Василию, стал благодарить его и предлагать разные подарки, от которых батюш­ка, конечно же, отказался.

Однажды из Кесарии привезли бесноватого. На пер­вый взгляд он казался спокойным и тихим, но внезап­но начинал громко кричать и источать пену изо рта. Его, связанного, поместили в комнату отца Василия. Он попросил всех выйти, запер дверь и стал молиться об изгнании злых духов. В этой же комнате спрятал­ся внук батюшки, которому было четыре с половиной годика. Он-то и рассказал, что там происходило. Отец Василий молился, приказывая демонам выйти из че­ловека. Малыш видел, как изо рта одержимого выхо­дили демоны в образе мышей. Отчитка продолжалась долго, ребёнок, глядя на то, как комнату заполняют мыши (бесы), испугался и стал кричать:

— Дедушка, дедушка! Весь наш дом наполнился мышами!
— Не бойся, это не мыши. Они скоро уйдут.

Вскоре бесноватый успокоился и заснул. Проснув­шись, он узнал своих родственников и поведал, как страдал от бесов, возблагодарил Бога, избавившего его от этого страшного мучения.

Однажды ночью верхом на коне батюшка возвра­щался домой из селения Кемерек. В местечке Ейтелик батюшка столкнулся с двумя разбойниками, которые не знали, кто он такой. Раскрыв их недобрые замыс­лы, отец Василий перекрестил разбойников, и они потеряли способность двигаться.

Грабители никак не могли понять, что с ними про­изошло. Как они потом рассказывали, они попыта­лись схватить всадника, но не могли даже пошеве­литься. Тогда они догадались, что это отец Василий из Ташлыка. Они осознали, какой великий грех совер­шили, бросились к дому священника и стали молить его о прощении. Батюшка простил их и предложил трапезу. Он просил их оставить грабёж и добывать свой хлеб честным трудом. Разбойники взяли благо­словение батюшки и ушли, твёрдо решив начать но­вую жизнь.

Чудеса, совершаемые Богом по молитвам отца Ва­силия, стали известны во всей Каппадокии. Многие стремились к нему, надеясь получить исцеление. Ско­ро батюшке стали завидовать. Некоторые думали, что он разбогател, хотя отец Василий никогда ни от кого не брал денег. На батюшку составили донос митропо­литу Кесарийскому, обвинив его в том, что он факир и исцеляет больных с помощью колдовства. Владыка, толком не разобравшись в наветах, запретил отца Ва­силия в служении. Священник больше не принимал больных, прекратились службы в храме Святого Геор­гия. Запрет продлился три месяца, и всё разрешилось следующим образом.

В селении Румкавак, расположенном в шести ки­лометрах от Ташлыка, был возведён новый храм. На освящение должен был приехать сам владыка. В Рум­кавак к митрополиту приехала делегация из Ташлыка под председательством Авраама Киагиа'. Люди про­сили владыку восстановить в служении отца Васи­лия. Митрополит согласился приехать к ним в село. Он сел на коня и отправился в путь вместе со сво­им иподиаконом. В Ташлыке митрополит по своему обыкновению остановился в доме Хаджи-Онимфйя — самого богатого жителя села и церковного старосты. Владыку встречали всей деревней. Люди брали у него благословение, но чувствовалось, что они обижены за запрет, наложенный на их батюшку. Самого отца Василия на встрече не было: он почти не выходил из дома, избегая показываться на людях.

Пока владыка опрашивал людей, желая составить справедливое мнение об отце Василии, ему сообщи­ли, что его конь упал на землю, ржёт, дрожит и вот- вот издохнет. Ему попытались помочь, принесли еды, пригласили ветеринаров, всё тщетно — животному становилось всё хуже. Митрополит послал иподиако­на прочитать над конём молитву, но не помогло и это.

Молился и сам владыка, но конь по-прежнему нахо­дился на последнем издыхании.

Сельчане по опыту знали, что такие болезни может вылечить отец Василий, и предложили митропо­литу его пригласить. Когда тот отказался, староста сказал: «Послушайте, владыко. С тех пор как у нас служит батюшка, у нас не издохло ни одно животное и не умер по болезни ни один человек. Его молитва всех исцеляет».

Наконец митрополит уступил уговорам и согла­сился позвать отца Василия. Но тот отказался прийти. «Разве благословляет священник перед архиереем», — сказал он гонцу. За ним послали ещё одного челове­ка, но батюшка снова отказался. Между тем влады­ка уже ждал его с нетерпением, так как видел, какая опасность нависла над его конём. За отцом Василием пошёл сам председатель приходского совета: «При­ходи, пусть владыка увидит своими глазами, что ты служишь Богу и благословит открыть нашу церковь».

Отец Василий взял епитрахиль, молитвенник, пода­ренный ему пустынником, и последовал за старостой. Мимо толпы, ожидавшей его с нетерпением, он про­шёл в хлев, где лежал больной конь. Начал молиться. Батюшка три раза прерывал молитву, чтобы пере­крестить животное.

Вскоре конь вскочил и начал есть. Священник ска­зал: «Выздоравливай», — и ушёл домой. Владыка от радости даже забыл его поблагодарить. Но вскоре поспешил за ним и, взяв за руку, привёл в дом, где он остановился. Народ в нетерпении ждал на улице. Наконец, вместе с отцом Василием владыка вышел на балкон и обратился к собравшимся: «Братья мои! Молитву, которую прочитал отец Василий, до этого успел прочитать и я, и мой иподиакон. Но наши мо­литвы Господь не услышал. Он услышал молитву отца Василия. Это неспроста. Я хочу понять, в чём дело, и сейчас поисповедую батюшку». Митрополит принял исповедь отца Василия. Получив ответ на волновав­шие его вопросы, он опять вышел к народу: «Слушай­те, возлюбленные братья! Это не отец Василий дол­жен был просить у меня прощения, а я у него. За то, что поверил наговорам и запретил его в служении. Его дар от Бога, и никто, кроме Него, не имеет права его отнять».

Потом владыка прочитал над батюшкой молитву и снял с него запрет. На следующий день они открыли деревенский храм и вместе совершили в нём торжест­венное богослужение.

Мы рассказали лишь о малой толике чудес, которые совершил отец Василий Каппадокийский среди турок и христиан.

По сведениям, полученным от его родственников7 и односельчан, батюшка почил в Бозе в 1900 году и был похоронен в Ташлыке — селении, где он прослужил столько лет.

Вечная ему память!
Да пребудет с нами его благословение!
Пусть по его молитвам в селении Ташлык вновь от­кроет свои двери храм Святого Георгия, ныне обра­щённый в мечеть. Аминь.

1. Об отце Василии нам рассказал его праправнук Михаил Папа- дбпулос (из деревни с названием Святой Константин под го­родом Фарса'ла). Также использованы материалы, собранные о. Иоанном Галанбпулосом, который служит в Фирибпетре Ари- деиской. Батюшка беседовал со стариками-эмигрантами из кападокийского селения Ташлык. — Прим. авт.
2. До наших дней сохранился серебряный крест о. Василия. На его сферическом основании — надпись: «Отец Василий. Год 1830», а в середине изображён голубь — символ Святого Духа. Им он благословлял больных и совершал освящение воды. Этот же крест батюшка Василий использовал как печать. — Прим. авт.
3. Это был православный молитвослов на одном из местных диа­лектов. Он благоговейно хранится и поныне. — Прим. авт.
4. Белый ключ, белая вода (тур.). — Прим. авт.
5. Сорок лепт — один грош. — Прим. авт.
6. Эту историю рассказал нам её брат Николай. — Прим. авт.
7. Многие потомки отца Василия эмигрировали в Грецию. Неко­торые из них носят фамилию Кондзиклис, другие, подчеркивая своё происхождение, назвались Кейсоглу (от турецкого «сын священника»). Позднее фамилия Кейсоглу превратилась в Па- пазоглу, а затем и в греческую Пападопулос. Родственники отца Василия бережно хранят память об отце Василии, берегут его крест и молитвенник. — Прим. авт.

 

Назад     Вперёд

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий