«Праведные будут жить вечно». Свидетельства благодати старца Кирилла

“О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни… И сие пишем вам, чтобы радость ваша была совершенна.” (1 Ин 1: 1-4)

Геронда Кирилл

Из бесчисленных свидетельств верующих о Божьей благодати блаженного старца Кирилла мы выбрали лишь несколько и с любовью представляем вам их в этой статье.

Когда мне было 11 лет, забота и любовь Божья привели на мой жизненный путь кроткого старца Кирилла Герандони. Я имел благословение узнать настоящего Божьего человека. Каждый раз, когда в дальнейшем мне доводилось встречаться с ним, мне было достаточно того, что я видел его в здравии и получал его благословение, я чувствовал, что больше мне ничего и не надо было. Любая встреча с ним давала мне силы идти дальше. От него исходила поразительная духовная сила, его слова были просты и неприхотливы, это успокаивало сердце и наполняло его Святым Духом, которым был проникнут старец.

Он обладал особенной благодатью. То, что, на мой взгляд, прежде всего отличало его от других – это его искренняя и безоговорочная любовь, его чистосердечная забота о людях, его благодеяния. Он был человеком любви и богоугодной заботы о ближнем. Он молился и заботился обо всех, для каждого из нас он находил слова надежды и утешения. Насколько строго он относился к самому себе, настолько мягок он был по отношению к окружающим.

Мне довелось ощутить на себе его данные Богом, благодатные дары, среди которых были дар мудрости, предвидения и пророчества. Но то, что больше всего запечатлелось в моем сердце, – это благодать святого смирения. Старец Кирилл был убежден, что он самый грешный человек на Земле. Он искренне из-за этого переживал, показывая тем самым пример всем нам. Я помню случай, когда, стоя перед алтарем, он с величайшим смирением сказал мне: «Если Бог решит наказать меня, я безропотно приму все и уйду. Даже в глаза Ему не посмею взглянуть, не говоря о том, чтобы спросить: “За что?”». Иногда, когда я во время исповеди перечислял свои грехи, он тихо говорил мне: “Это я грешник”. До сих пор я слышу его сердцебиение, когда он с великим благоговением восклицал: ” Господи Иисусе Христе, помилуй мя!”

Последние два года своей жизни старец испытывался многими болезнями, причинявшими неимоверные страдания его телу, но его стойкий характер и полная веры душа были непоколебимы. Я помню, как в больнице “Евангелисмос” он как-то сказал мне: “Я где-то читал, что даже самые праведные до конца дней своих должны страдать от болезней, испытываться в вере и терпении”.

И все мы были свидетелями его страданий, от высокой температуры его бросало то в жар, то в холод, он буквально “таял” на глазах, но никогда не жаловался. А только прославлял Бога! “Как дела, геронда?” – “Слава Богу, – отвечал он, – у меня все хорошо”. А иногда говорил: “Что делать? Против Бога не пойдешь! Слава Богу!” Врачи бесконечно кололи его, я был очевидцем его страданий, но его губы не издавали ни малейшего вздоха. В то время, как врач обливался потом, пытаясь в течение целого часа найти подходящую вену для капельницы (у старца от этого немели руки, да еще были и синяки от уколов), старец стойко как будто не замечал мук боли и даже пытался наставить на путь истинный своего же врача. Он просил его смотреть в первую очередь на образ Христа и молиться… Вот такое величие души!

Он вышел из реанимации, где лежал интубированным на протяжении нескольких недель, и сказал: “Это было пустяковое страдание. Слава Богу!” Подвергаясь болезненным медицинским процедурам и операциям, он мучился, и все же его слова были полны бесконечной благодарности к Богу. Он полностью доверял Божьей воле!

Здесь позвольте мне поделиться с вами, во Славу Божию, некоторыми моментами своего духовного опыта:

1. Я ехал по направлению к монастырю св. Давида Эвбейского. Увидев по сторонам дороги рекламные щиты и магазины, предлагающие разного рода греховные удовольствия, я сильно опечалился. Я подумал, что Афины полны такими магазинами и что многие души просто пропадают или страдают от таких удовольствий. Афины стали грешным городом. Я ощутил острую боль в сердце, и вся моя поездка прошла в этом настроении.

Когда я приехал в монастырь, я увидел старца, сидящего на маленьком стульчике у своей кельи. Я хотел сначала получить его благословение, а потом поклониться святым. Подойдя поближе, не успев даже поздороваться, слышу, как старец говорит мне:

– Ну, Георгий, рассказывай, как Афины?

Я хотел ответить, что город погрузился в грехи, но почему-то ничего не сказал, оставаясь в своих раздумьях. Тогда старец тихим и печальным голосом сказал мне:

– Афины грешат, не так ли? Грешат…

2. Как-то в другой раз в монастыре началась вечерня, а старец еще не появился в кафоликоне монастыря. Старец был чрезвычайно внимателен к церковным службам, его отсутствие навело меня на мысль, что, наверное, для этого должно быть серьезные причины. Пока я ждал старца, а он все не приходил, ко мне подкралась мысль, что скорее всего у него гипогликемической шок и ему сейчас очень плохо… К тому же на вечерне отсутствовал и отец Гавриил, который много лет был “личным” врачом старца, что могло послужить подтверждением моих догадок. Тогда я серьезно забеспокоился о здоровье старца.

Старец появился только к самому концу вечерни. Я почувствовал необычайное облегчение, увидев его во здравии и благодарил за это Бога. В это время старец, поклонившись образам и честной главе святого Давида Эвбейского, вместо того, чтобы приблизиться к святилищу храма, вернулся к тому месту, где стоял я, присел рядом и сказал, широко улыбаясь:

– Со мной все в порядке, ничего не случилось. У меня была одна исповедь в храме святого Харалампия, поэтому я и опоздал.

Он продолжал улыбаться, затем встал и пошел в сторону святилища, а я стоял как громом пораженный и не в состоянии что-либо сказать!

3. Это случилось, когда я женился на Марии. У Марии до замужества был свой духовный отец. После свадьбы мы решили иметь общего духовника – старца Кирилла. Я не раз говорил ей о нем, о его пророческих способностях, о благодати Божьей, которой его наделил сам Господь.

Однажды вечером, после вечерни, Мария попросила о встрече со старцем, чтобы обсудить с ним некоторые вопросы, беспокоящие ее в последнее время. Я отошел в сторону, чтобы не мешать им, и стал ждал, когда закончится их беседа. До этого я сказал Марии, что когда они закончат, я хотел бы спросить у старца о четках, которые он подарил мне, но они порвались, и я не знал, что с ними делать. Четки находились у меня в кармане. Как потом рассказывала мне Мария, во время беседы со старцем, он ни с того ни сего стал размышлять вслух ” … он и не видит и не слышит, – подумала она, – что это за проницательность и харизма?”. Но вдруг старец обернулся и подозвал меня к себе. Когда я подошел к нему поближе, старец спросил меня: “Георгий, что случилось с твоими четками? Порвались от произнесенных тобою бесчисленных молитв? Оставив Марию и меня в удивлении, он ушел, а мы стали задаваться вопросом, откуда он знал, что мои четки порвались?

4. Во время одного непростого для меня периода в моей профессиональной жизни старец как-то предсказал мне, что вскоре я устроюсь на очень хорошую работу, и назвал срок – через три месяца. Мне тогда казалось все это нереальным, потому что это было в начале лета, в период, когда компании редко набирают сотрудников.

Я помню, что, несмотря на то, что спроса фактически никакого не было, мне стали присылать по 6-7 предложений в день, я даже не успевал на собеседования. Через три месяца, в день Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня (14 сентября 2001 года), после Божественной Литургии, мне позвонили на мой мобильный телефон и пригласили на подписку контракта с новой компанией.

5. Старец предвидел и описал женщину, которая выйдет за меня замуж задолго до того, как я стал с ней встречаться. Причем он раскрыл мне что-то очень личное об этой девушке, что только она могла знать.

6. Находясь в больнице “Евангелисмос”, когда он видел меня, лицо его сияло от радости. В Афинской больнице и университетской больнице города Лариса от него исходило благоухание. Это был тот аромат, который распространялся и во время его последней церковной службы!

Слава Тебе, Христе Боже, надежда наша, слава Тебе!

Георгий Гаврас,
экономист, банковский служащий, житель города Афины

Источник: «Пемптусия».

Начало                  Далее

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий