Преподобная Анастасия (Киевская)

Александра Фридерика Вильгельмина,  принцесса Ольденбургская, старшая дочь  Петра Георга Ольденбургского (1812—1881) и Терезии-Вильгельмины Нассауской (1815—1871). Её отец, сын великой княгини Екатерины Павловны, находился на русской службе и имел российское подданство.

Александра Петровна, родилась 21 мая 1838 года в Санкт-Петербурге .

Александра Фридерика Вильгельмина принцесса Ольденбургская воспринялa от отца, «Просвещенного благотворителя», как было написано на его памятнике, идеалы христианского служения людям, ставшие и ее жизненным кредо. Она родилась в Санкт-Петербурге, получила прекрасное воспитание и образование. Особенно увлекалась принцесса литературой, музыкой и рисованием. От матери Александра унаследовала талант живописца. По воспоминаниям ее внука, князя Романа Петровича, «она чудесно рисовала, и ее картины были развешаны в рамах в имении Знаменка». Детские годы Александры прошли во дворце родителей (Дворцовая наб., 2), где семья жила в зимнее время. Расположенный в одном из красивейших мест Петербурга между Мраморным дворцом и Летним садом. Ранее здание дворца, построенное в конце XVIII века по проекту неизвестного архитектора, принадлежало известному деятелю эпохи Екатерины II И.И. Бецкому и в историюархитектуры Петербурга вошло как «Дом Бецкого».
Великая княгиня Александра Петровна
Как и все девушки, она мечтала о своем принце, о высокой и чистой любви, любви на всю жизнь. Таким человеком ей показался вел.кн. Николай Николаевич (1831 –1891), Низи, как звали его в семье, третий сын Николая I.

Он учился в Первом кадетском корпусе, затем служил в лейб-гвардии Конном полку. Последовательно командовал бригадой, затем дивизией Гвардейской кавалерии, был генералом-инспектором по инженерной части. С 1855 г. он – член Государственного Совета. Высокого роста, внешне очень привлекательный и импозантный, Николай Николаевич без особого труда смог очаровать юную принцессу. Поэтому, когда на одном из приемов он признался ей в любви и предложил руку и сердце, то она ответила согласием.

Исходя из законов России, принцессе Александре, которая была лютеранского вероисповедания, предстояло при выходе замуж за сына русского царя перейти в православие. Эта сложная религиозная церемония происходила в церкви Зимнего дворца. Как отметил один из присутствовавших, «особенно удивительным было послушание принцессы при выполнении обрядов: она громким голосом произносила молитвы, много раз ложилась на пол и должна была целовать руки многочисленным священнослужителям». Упоминание об этом событии есть также в дневнике А.Ф. Тютчевой, фрейлины императрицы Александры Федоровны: «Сегодня (26 декабря 1855) молодая принцесса Ольденбургская перешла в православие, она, по-видимому, понимала значение этого акта, который совершала и казалась глубоко сосредоточенной. Она была одета в белое атласное платье и очень просто причесана. Выглядела она некрасивой: волнение дурно отражается на ее цвете лица, а это единственное, что в ней хорошо. Черты лица у ней грубоваты и очень неправильны, но выражение чистоты, искренности и мягкости привлекает к ней симпатии».

Великая княгиня Александра Петровна Романова

Прием по случаю обручения состоялся в одном из красивейших залов Зимнего дворца – Мавританском. Александра Петровна была одета в роскошное синее бархатное платье, украшенное бриллиантами, которое ей подарила мать-императрица, на голове – диадема с четырьмя крупными изумрудами – подарок царя.

Свадьбу праздновали в июне 1856 г. со всеми полагавшимися членам царской семьи атрибутами и почестями. Александр II даже прервал свое путешествие по Европе, чтобы присутствовать на свадьбе брата. Принцесса Александра Петровна получила после замужества титул великой княгини, что ставило ее на ранг выше ее братьев и сестер.

Молодая супружеская пара поселилась сначала в Зимнем дворце, в комнатах, окна которых выходили с одной стороны на Неву, а с другой – на Дворцовую площадь и Адмиралтейство. Все помещения были заново отделаны и выглядели очень нарядно и элегантно. Брак Александры Петровны и Николая Николаевича во всех отношениях устраивал обе семьи. Ольденбургские считали честью породниться с новым поколением Романовых, а для Александра II – это был шанс остепенить своего брата.

Вначале супружеская жизнь молодой четы складывалась удачно. Для них был выстроен великолепный дворец по проекту архитектора А.И. Штакеншнейдера, получивший название Николаевского, на Благовещенской площади (еще недавно – Дворец труда на пл. Труда).

Николай Николаевич с супругой владели также Летним дворцом в Знаменке, недалеко от Петергофа, где семья жила с ранней весны до поздней осени.

Александра Петровна была хлебосольной и гостеприимной хозяйкой. В городском и загородном дворцах часто устраивались праздники, на которых собирались обычно почти все Романовы. Однако, несмотря на благополучное начало семейной жизни, этому браку не суждено было стать счастливым. Блестящая придворная жизнь не привлекала Александру Петровну, она старалась избегать шумного общества и присутствовала на балах и приемах только в случае необходимости, чтобы не нарушать придворный этикет, одевалась очень скромно, чем часто вызывала недовольство супруга. Он порой даже завидовал своему двоюродному брату вел.кн. Константину Михайловичу, жена которого Александра Иосифовна любила блистать в обществе красотой и изысканными нарядами. Александра Петровна, воспитанная в семье родителей в истинно христианском духе, исповедовала совсем другие идеалы, непонятные и кажущиеся странными придворному обществу. Князю Д.А. Оболенскому, человеку умному и наблюдательному, доводилось неоднократно общаться и с Николаем Николаевичем, и с Александрой Петровной. Его оценка супругов относится к 1876 году – перед вступлением России в войну с турками: «Несколько корпусов мобилизуются. Великий князь Николай Николаевич назначен главнокомандующим: на этого великого князя, не знаю почему, я возлагаю великие надежды. Он, говорят, хороший кавалерийский генерал, и его солдаты любят. Ума он большого не имеет, но прост, без претензий, и хотя слаб по женской части и этим много себе повредил, но смотрит молодцом. О стратегических его способностях, разумеется, судить нельзя, но ежели Богу угодно будет благословить наше дело, то он даст способности и не имеющему оных, и ежели сам великий князь не заслужил милостей от Бога, то зато жена его – великая княгиня Александра Петровна – уже, несомненно, на хорошем счету у Него... Эта женщина – необыкновенное явление.

Здесь над нею в высшем обществе смеются, и она подает к этому повод, ибо относится ко всем светским и придворным приличиям с открытым презрением. Она является среди двора какою-то юродивою или блаженною. И она действительно такова, и это в ней неподдельно. При этом она не просто юродивая, а русская юродивая, со всеми инстинктами, вкусами и симпатиями самой простой русской женщины. Но сколько она делает добра и как она это делает – про то знают только ею облагодетельствованные. Все это представляется мне столь необыкновенным, что я готов думать, что в этом чудачестве есть что-то предзнаменательное».

Николай Николаевич с успехом продвигался по службе. В 1859 г. он был назначен командиром Гвардейского корпуса, в 1864 – 1880 гг. – командующим Гвардией и одновременно генерал-инспектором кавалерии. Во время русско-турецкой войны 1877—1878 г.г. великого князя царь назначил главнокомандующим Действующей дунайской армией. За взятие Плевны и пленение армии Османа-паши и самого предводителя турецкой армии он получил высший чин русской армии – генерал-фельдмаршала и был награжден орденом св. Георгия 1-ой степени.

Александра Петровна активно участвовала в общественной жизни представительниц своего круга. Еще до замужества в 1854 г. она стала действительным и почетным членом Имп. Женского патриотического общества, а также попечительницей 1-й Василеостровской частной школы на углу Малого проспекта и 3-й линии. При финансовой поддержке супруга уже в первые годы семейной жизни Александра

Петровна открыла медицинский пункт в деревне Знаменке для окрестных крестьян, где сама вела прием, выдавала бесплатно лекарства, делала перевязки и даже посещала больных на дому. Она считала: «Долг совести повелевает все отдать, что имею, к осуществлению моего идеала. Я с детства была близка к больным, их любила. Видела пример моих незабвенных родителей…»

В 1858 году Александра Петровна при поддержке супруга основала в галерной гавани Васильевского острова Покровскую Общину сестер милосердия и стала ее попечительницей. Община ставила своей целью подготовку опытных сестер милосердия и воспитание бедных и беспризорных детей. В отделение сестер милосердия принимались вдовы и девицы православного вероисповедания всех сословий в возрасте от 17 до 40 лет. По окончании обучения сестры приносили присягу, в которой клялись служить с искренним милосердием, смирением, самоотвержением и любовью к ближнему. Медицинский персонал Общины всегда был готов к отправке на театр военных действий в случае войны и к оказанию необходимой помощи населению в периоды социальных или стихийных бедствий. При Общине открыли детский приют на 65 детей, отделение сестер милосердия, построили больницу, открытую 1 ноября 1859г. С 1860 г. бесплатно принимались приходящие местные жители, они также обеспечивались бесплатными лекарствами.

Благотворительную деятельность дочери одобрял отец П.Г. Ольденбургский. В письме от 12 июля 1856 года из Вильдбада (Германия), где он находился на лечении, принц писал: «Как я рад, что вы делаете добро вашим крестьянам. Пожалуйста, устрой для них училище. Бог тебя за это вознаградит…».

Во время русско-турецкой войны 1877 – 1878 г.г. Александра Петровна на собственные средства организовала санитарный отряд, а «во дворце ее супруга, Главнокомандующего южною армией, открыты залы всем желающим бесплатно работать для оказания помощи раненым; в залы эти ежедневно собирается большое число представителей высшего общества. По праздникам в залах этих работает много девушек из магазинов и швейных мастерских».

Великая княгиня по 1881 год состояла председательницей Совета детских приютов ведомства учреждений императрицы Марии. Благодаря ее заботам был составлен капитал, достигший в 90-е годы 2 млн. рублей. На эти деньги содержались 23 больших приютов: 21 в Петербурге, один в Царском селе и один в Петергофе. В них призревались до 5 тысяч сирот.

Супружеская жизнь Николая Николаевича и Александры Петровны после рождения второго сына Петра в 1864 г. (первый сын Николай родился в 1856 г.) разладилась.

Великий князь увлекся танцовщицей Е.Г. Числовой, от которой он имел четверых детей. Эта связь оказалась настолько серьезной, что продолжалась вплоть до смерти Числовой в 1889 году.

Разлад в семье и тяжелая болезнь побудили Александру Петровну уехать из Петербурга. Болезнь одолела ее после несчастного случая, когда во время поездки в карете лошади понесли и опрокинули экипаж. Она была сильно травмирована, что сказалось впоследствии на ее здоровье – ей отказали ноги. Врачи рекомендовали лечиться на юге. В 1879 году великая княгиня покинула Петербург, как оказалось, навсегда. По дороге она остановилась в Киеве, где проживала в Императорском Путевом дворце. Почти полтора года – с ноября 1880г. до июля 1881 г. – Александра Петровна провела за границей, пытаясь восстановить здоровье. Некоторое время она жила в Неаполе и на острове Корфу.

Остров Корфу с его уникальным климатом оказал благотворное влияние, но болезнь окончательно не отступала.

В июне 1881 года Александра Петровна на пароходе в сопровождении контр-адмирала Головачева сделала остановку у берега вблизи Афонского монастыря. Посетить Святую гору Александра Петровна не могла, так как посещение этого мужского монастыря женщинам запрещено. Но ее навещали на пароходе афонские старцы, в беседе с которыми она находила утешение и укрепление своих духовных сил. Братия Русского Ильинского скита на Святой горе при посредничестве и участии архимандрита Макария, игумена Пантелеимонова монастыря, обратились к Александре Петровне с просьбой положить первый камень в основание соборного храма, который планировали построить на месте старого, пострадавшего от землетрясения. «Великая княгиня милостиво согласилась на это, и 22 июня прислала камень с приличной надписью, поручив сопровождавшему ее контр-адмиралу Головочеву положить оный от ее имени в основание собора. Таким образом, при помощи Божией, совершилась закладка собора. Собор буде двухпрестольный: главный престол – во имя пророка Ильи, придельный – во имя святой мученицы царицы Александры. Оставляя берег Афонской горы, Ее Императорское Высочество пожелала видеть скит. Пароход против него остановился. Настоятель с братиею поспешили на пароход, взяв с собой главнейшую святыню скита – чудотворную икону Божией Матери «Млекопитательницы» и святые мощи – стопу святого апостола Андрея Первозванного.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий