Присноблагодатный Евсевий Янакакис

Геронда Евсевий Янакакис

Геронда Евсевий, в миру Антоний Янакакис, родился в 1910 г. в с. селе Георгити епархии Спарты и был шестым из восьми детей в семье Ильи и Христулас Янакакисов. Люди благочестивые и глубоко верующие, они воспитали своих детей в учении и наставлении Господнем.

С раннего детства Антоний был сострадательным и милосердным ребенком. “Сердобольный ты мой”, – так ласково называла его мать. С детства он был сдержанным и простым. Это был послушный, никого не утомляющий ребенок. Но когда того требовал случай, он становился очень решительным. Как-то он отправился со своим дядей в горы за дровами. А было ему тогда лет десять. И вот он услышал, как совсем рядом какой-то другой лесоруб стал хулить святые имена. Тогда в сердце маленького мальчика вспыхнуло возмущение: “Где это слыхано! Проклинать Христа нашего, нашу Пресвятую Деву!” Гневно и строго мальчик сделал замечание хулителю. Тот сразу умолк и смутился, что его так строго пристыдил какой-то мальчишка. Об этом случае дядя мальчика еще не раз рассказывал отцу ребенка Илье: “Если бы ты видел, как Антоний на него напал!” Отец гордился своим сыном, сердце которого было преисполнено такого Божественного рвения.

Антоний очень любил церковь и богослужения. Как-то в воскресенье по дороге в церковь – а было ему тогда не больше 10-11 лет – недалеко от своего дома он столкнулся на перекрестке с неизвестным юношей, величавым и строгим. Юноша посмотрел на него и сказал с любовью: “Будь осторожен дитя мое, Антоний. В нашей жизни есть два пути. Один путь полон развлечений, танцев, светской жизни, что рано или поздно приводит к потере. Другой путь – скромный и богоугодный”. Маленький Антоний, взволнованный и удивленный, продолжил свой ​​путь по направлению к церкви. Придя в церковь, он встал впереди, как обычно. Его вгляд пал на образ Иоанна Крестителя, и тут он с удивлением и благоговением признал в нем молодого юношу, повстречавшегося ему на перекрестке. Эта встреча сыграла огромную роль в его дальнейшей судьбе. С тех пор его добродетельная душа еще больше преобразилась под влиянием Божественной благодати.

После окончания начальной школы он без устали трудился на полях своего отца и прекрасно справлялся с любой земельной работой. Он нагружал лошадь товарами и шагал всю ночь, чтобы вовремя прибыть утром в Спарту и успеть все продать. “Ты мой защитник”, – не раз говорила ему мать.

***

В семнадцать лет, получив благословение родителей, он покидает деревню и прибывает в Афины, чтобы устроиться на работу. Первое время он работал на заводе брата его матери, где производились спиртные напитки.

Там один сотоварищ рассказал ему об отце Игнатии Koлиопулосе, викарии в храме Хрисоспилиотисса, который был одним из основателей братства богословов “Жизнь”, о святом иеромонахе, в котором Антонис сразу же нашел духовного отца. Молодой человек стал часто навещать его и прислушиваться к его советам. Антонис жил богатой духовной жизнью, был скромным, строгим к себе и осторожным в поведении. Он хранил себя в чистоте и целомудрии.

На заводе он был примерным работником. Работал с охотой, был трудолюбив, вежлив, пунктуален. Угощал клиентов, но сам ни разу даже не пробовал спиртные напитки.

Он очень любил церковные Таинства. В воскресенье утром, задолго до рассвета, он начинал свой путь из района Kукаки, где жил, и шел пешком до храма Хрисоспилиотиссы, что находился на улице Эолу, где совершал службы и проповедовал его любимый отец Игнатий. Он очень хотел успеть к шестопсалмию. Антонис буквально впитывал в себя благодатные проповеди отца Игнатия. Во второй половине дня бежал в собор, чтобы услышать проповедь отца Серафима Папакосты.

Помимо работы над личным духовным совершенствованием – посещения церкви, участия в церковных таинствах, прослушивания проповедей, изучения духовных книг – молодые люди того времени занимались и миссионерской деятельностью, проповедуя в больницах и религиозных школах.

Не случаен тот факт, что тринадцать из шестнадцати дрезей – рабочих завода стали достойными священниками: архиереями, настоятелями монастырей, монахами, священниками в браке.

“Эй ты, монах в миру!” – прокричал как-то вечером проходящий мимо магазина человек. Антоний не только не обиделся, а даже несказанно обрадовался этому.

Антоний выбрал безбрачную жизнь во Христе, но не смел и думать о священстве. Он считал, что не достоин этого.

Однажды его пригласил к себе отец Серафим Папакостас и стал говорить ему о священстве. От отца Игнатия он слышал об Антонии только самое хорошее.

***

Но началась война 1940 г... Завербован был и Антонис. Он горячо молился Богу о том, чтобы его определили на место, где не было бы надобности брать оружие в руки, чтобы позднее он мог стать священником. И Бог услышал его молитвы. Он был сержантом-переправщиком, а позже сержант-майором батареи, где показал себя наилучшим образом: самоотверженно исполнял свои обязанности, с добротой и душевностью относился к своим сослуживцам.

Шесть месяцев он был на передовой. Там молодой Антоний не перестает молиться и жаждет участия в Таинстве Евхаристии. Каждое воскресенье он пешком преодолевал расстояние в несколько километров над Албанскими горами, прежде попросив, конечно, разрешения у старшего сержанта, в поисках ближайшей деревенской церкви, чтобы посетить службу и причаститься.

Как-то находясь под градом пуль и минометного обстрела, Антоний опустился в каком-то овраге на колени и в который раз обратил свою горячую молитву к Господу: “Господи, если ты хочешь, чтобы я стал полновременным служителем Церкви Твоей, сохрани и защити меня! Если Ты спасешь меня сейчас, я не останусь больше здесь ни на минуту. Я буду трудиться не покладая рук в Твоем винограднике”.

Бог удостоил его скорого возвращения, и вскоре он объявил своему духовному отцу Поликарпу Андрони, преемнику отца Игнатия, о своем желании и об обещании, данному им Господу, о своем полном посвящении Ему. Отец Поликарп посоветовал ему пойти в монастырь Агия Лавра, попроситься в послушники к старцу Серафиму Ригопуло, проигумену монастыря. “Сын мой, может, тебе стоит сначала пойти, посмотреть, попробовать, вдруг тебе не понравится?” – сказал ему отец Поликарп. “Раз вы советуете мне пойти в монастырь Агия Лавра, тогда туда я и пойду”, – ответил Антонис, не колеблясь. Духовник восхитился смирением и послушанием молодого человека и благословил его.

Он даже не стал задумываться над предложением своего хозяина, когда тот предложил ему: “Руководить заводом будешь ты. Не уходи”. Его не остановила и ирония знакомых и родственников: “Да он с ума сошел! Оставляет такое место и уходит в монастырь”.

Его сестра сшила ему первые монашеские одежды, и августовским утром 1941 г. Антоний отправился в монастырь. Он даже не зашел в деревню попрощаться с родителями. Как истинный крестьянин, он уже возложил свою руку на плуг и не стал оглядываться назад.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий