Про Нону-бурчунью и духовную брань

Мария Сараджишвили

«Гневливый убивает и губит душу свою, потому что всю жизнь проводит он в смятении и далек от спокойствия.
Он чужд мира, далек и от здравия…» Преподобный Ефрем Сирин

Варвара не раз слыхала от Елены про духовную брань1, но всерьез это в голову не брала. В эпоху Интернета такое словосочетание слегка ухо режет.

И вот однажды…

Шла служба. Сбоку от алтаря стояла очередь исповедников.  Вдруг в стройное пение хора вклинились бессвязные выкрики:

– Фашист! Негодяй! Целую неделю готовилась…  Уж так держалась… Все насмарку… До Причастия не допускает…

Перед очередью дергалась маленькая фигурка в берете и в черных очках, отчаянно жестикулировала, потрясая сухонькими кулачками. Окружающие шикали на нее:

– Держите себя в руках!

– Вы в храме находитесь!

– Выйдите отсюда.

– Не мешайте молитве!

Тем самым они только подливали масла в огонь.

Нарушительница тишины, отпихиваясь локтями, естественно,  защищалась:

– А это не ваше дело!

Поворот влево:

– Ты заткнись, святоша!

Но «святоши» в своем праведном гневе никак не хотели затыкаться. Из алтаря уже выглядывали ребята-алтарники.

Варваре стало жалко эту маленькую крикунью. Точнее, не ее, а себя

Не знаю, как вам, а Варваре стало жалко эту маленькую крикунью. Точнее, даже не ее, а себя.

Представилось моментально – это, ведь, ее, грешной Варвары, возможное будущее. Если сейчас она еще кое-как ухитряется прятать свою злость внутрь, то к 60-ти годам,  когда нервы на ноль сойдут, будет из нее фонтаном бить тоже самое.

И Варвара, подхватив крикунью под руку, повлекла ее к выходу, изливая на нее все свое восточное красноречие,  почерпнутое у старика Хотаббыча.

– Выйдемте-ка отсюда, наше солнышко! Давайте вот сюда, алмаз души нашей. Расскажите мне, кто вас обидел.

Продолжая бухтеть Варваре в ухо о том, как расплодились вокруг всякие фашисты и негодяи, Нона механически вышла за ней во двор.

Тут, на свежем воздухе, она слегка остыла, вывалив предварительно по пунктам, что именно думает о священнике,  не пустившем ее к Причастию.

Вдруг респондентша почувствовала что-то и уставилась на Варвару, сверля ее голубыми глазами через черные очки.

– Чего это ты меня так выслушиваешь?

– Я тебя хорошо понимаю, сама такая же.

– Правда? Неужели?! – голубые глаза расширились в неподдельном изумлении. – Со мной же никто не общается. Даже не здороваются… твари позорные.

Ее тут же перекосило от нахлынувших воспоминаний и старых обид.

– Сколько я людям добра сделала, а они мной пренебрегают… У-у, зла на них не хватает!

Варвара бросилась протестовать:

– Нет, это не совсем так. Вот один человек вас точно любит!

– Кто любит? – Нона аж задохнулась от неожиданности.

– Отец Филарет! – удар пришелся прямо в яблочко.

– Он… Да… Он знает, какая я на самом деле, – лицо ее тут же разгладилось и стало каким-то беззащитно-детским. – Он, родненький, знает какая у меня душа… Хоть я и великая грешница …  Я… Я ведь какую жизнь провела, – прикрыв глаза, качала головой. – Я же гной смердящий. Тьма тьмущая во тьме ходячая… И покаяния нет во мне… Он меня за простоту любит… Я, если пьяницу или бомжа на улице увижу, ему последнее отдам и домой иду, от жалости плачу.

В глазах у нее заблестели слезы размером с горошину

В глазах у нее заблестели слезы размером с горошину.

Это была чистая правда. Без малейшего преувеличения.  Варвара сама однажды видела, как Нона принесла из дома накрахмаленное белоснежное полотенце, мыльницу советского образца и взяла на абордаж Элгуджу – бомжа-просителя у дверей. Пока он руки тщательнейшим образом не помыл, не дала ему просфоры вкусить. «Куда мне до нее!»,  – восхитилась тогда Варвара, наблюдая их препирательство во дворе. И с тех пор Нона в ее глазах поднялась на недосягаемую вышину.

Теперь, слушая все это, приходилось только удивляться резким перепадам ее настроения. В голове сами собой всплывали рассказы Елены.

– … Знаешь, как отличить, кто находится рядом с человеком? – так начала она свое объяснение для Варвары на тему «Что такое духовная брань».  – Когда злишься, или унываешь, значит, все,  подступил к тебе лукавый, на свою волну настраивает, все больше и больше тебя заводит. А если ты в умиротворении и всех тебе жалко, а себя ничтожнее всех почитаешь, значит,  рядом твой Ангел-хранитель…

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий