Сказание о юродивой Исидоре Тавенской

 Преподобный Ефрем Сирин

В женском Тавенском монастыре была дева, представлявшаяся скудоумною и бесноватою. Ею столько гнушались, что даже не ели с ней вместе. Поэтому, пробиваясь в поварне, исправляла она там всякую службу; и можно сказать, на деле исполняла написанное: «Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым» (1Кор.З,18).

Повязав себе на голову тряпку (все же прочие были пострижены и носили кукули), в таком виде прислуживала она. Из четырех сот монахинь ни одна не видала никогда, чтоб она ела. Все время жизни своей не сидела за трапезой, не брала куска хлеба, но стирая со стола крошки и вымывая горшки, тем довольствовалась; никого ничем не обидела, не сказала ни малого ни великого, не пороптала, хотя били ее кулаками и марали в насмешку.

Итак святому Питириму, отшельнику, весьма достойному уважения, когда пребывал он на уединении в Порфиритте, является Ангел и говорит ему: «Что ты много о себе думаешь, как человек благоговейный и пребывающий на уединении в таком месте? Хочешь ли увидеть женщину, которая благоговейнее тебя? Пойди в монастырь жен тавенисиотских и найдешь там одну, у которой на голове повязка; она лучше тебя; потому что борется с такою нуждою, и никогда сердцем своим не удалялась от Бога. А ты, сидя здесь, блуждал мыслию по городам и как бы никогда не выходил из них»

Питирим, встав, пришел на место, где был монастырь, и просит у наставников позволения войти в женский монастырь. Они осмелились его ввести, как уважаемого всеми и старца. И так, вошедши, потребовал видеть всех. Но юродивая не появлялась.

Наконец говорит им: «Представьте мне всех, потому что не достает еще кого- то»; и говорят ему: «Есть у нас в монастыре, на поварне, одна юродивая» (ибо так называют скудоумных).

Старец говорит им: «Приведите и ее и дайте увидеть». Они звали ее, но та не слушалась, понимая, может быть, в чем дело или по откровению зная сие.

Сестры влекут ее насильно, говоря: «Святой Питирим желает видеть тебя»; а был он муж именитый. Итак, когда пришла она, и увидел Питирим тряпку на челе ея, тогда, припадши к ногам ея, сказал он громким голосом: «Благослови меня, матерь моя!» Но и она также припала к ногам его, говоря: "Ты меня благослови, господин авва!”

Все изумились и говорят Питириму: «Не потерпи обиды, авва, потому что она юродивая».

Старец говорит им: «Вы юродивые, она же и вам и мне матерь. И я желаю оказаться достойным ея в день суда».

Услышав сие, припали все к ногам ея, признаваясь в различных ей оскорблениях: одна, что выливала на нее помои от посуды, другая, что била ее кулаками, иная же, что сыпала ей в нос горчицу, одним словом, все объявляли, что делали ей различные оскорбления. И так, помолившись о них, Питирим чрез несколько дней ушел. Она же, не терпя славы и почтения от сестер и тяготясь их извинениями, ушла из монастыря. И никто не знал, куда пошла, где скрылась, и где скончалась.

Вот юродство Богу и возненавидение славы! Ибо, отринув славу человеческую, удалилась она, возжелав паче, чтобы прославляем был Бог, прославляющий любящих Его, потому что Ему слава во веки! Аминь.

Источник: Лавсаик, или повествование о жизни святых и блаженных отцов.
Епископ Еленопольский Палладий

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий