Старец Серафим (Димопулос). Часть 2

Старец Серафим (Димопулос)

Немногие люди имели возможность воочию увидеть как скромно жил батюшка. В комнате у отца Серафима стоял сломанный холодильник, а на нём газовая плитка и два деревянных ящика. Это была вся его «мебель».

Однажды покой батюшки был нарушен. Неподалёку от его уединённого жилища открылся развлекательный центр. Всю ночь гремела музыка, шумели двигатели подъезжавших автомобилей, раздавались громкие голоса. Отец Серафим не мог молиться и спать. Он забивался в чулан и пытался хоть немного отдохнуть сидя на узкой деревянной скамье. «Я не могу спать из-за них. Но долго это не продлится. Вскоре они закроются», — говорил батюшка. И действительно, вскоре ночной клуб прекратил своё существование.

Своего прихода у отца Серафима не было. По заданию епархии он служил в отдалённых труднодоступных деревнях, в которых не было собственного приходского священника. Автомобиля у старца не было и он совершал все передвижения пешком. Выходил поздно вечером и к рассвету, как правило, достигал цели своего назначения. Он шёл сквозь снег, дождь, холод. Часто в пути замерзал и промокал на сквозь.

Один из духовных чад отца Серафима рассказал, что однажды старец субботней ночью вышел из своего домика и направился в селение Краниа на горе Олимп. В ночь на воскресение он немного отдохнул в лесу и наутро отслужил Утреню и Божественную Литургию. В обратный путь он тоже отправился пешком. Стоит отметить, что на том момент отцу Серафиму исполнилось 70 лет, а дорога туда и обратно составило приблизительно 140 километров.

Однажды ночью батюшку сбила машина. Водитель не заметил шедшего по обочине пешехода, но Господь хранил отца Серафима и с ним ничего не случилось.

Старец шёл в молитвенном сосредоточении, никогда с праздным любопытством не смотрел по сторонам. Когда он исповедовал женщин, никогда не вглядывался им в лицо.

Однажды к старцу пришёл один из его духовных сыновей. Батюшка сидел на стуле, опустив ноги в таз, где вода была смешана с йодом. Из-за многочисленных пеших переходов на его ногах буквально не было живого места.

Отец Серафим ни разу в жизни не пожаловался на свои болячки, которых у него было предостаточно. Он старался обходиться без лекарств.

Только во время самых острых приступов, связанных с непроходимостью кишечника он соглашался на медикаментозное лечение. В эти дни непереносимые боли в области живота сочетались с рвотой.

Однажды зимой старец сидел на крыльце своей кельи. Стояла холодная ветреная погода, а дом батюшки не отапливался. Он заболел гриппом и выглядел измождённым. Он исповедал своего посетителя, но отказался от помощи.

В другой раз духовный сын батюшки нашёл его во дворе скрюченным от боли. Он предложил отвезти его в больницу, но старец отказался. На следующий день он застал его в том же положении – и на этот раз отец Серафим отказался от помощи.

Однажды батюшка тяжело заболел и целый месяц не мог подняться с постели. Он не мог ни говорить ни есть. Его духовные чада (среди которых было много албанцев, которых он обратил в Православие) предлагали его госпитализировать, но старец отказался. Он сделал знак рукой, показав что просит молиться за него. Люди плакали от горя и беспокойства за своего благодетеля, который не только был их духовным наставником, но и помогал их семьям материально.

Дома у отца Серафима не было телефона, а туалет находился во дворе. Он старался много времени проводить в уединении. Строгим постом и молитвой он стремился приблизиться к Богу, которого всем сердцем возлюбил и за которым последовал с ранней юности. Его молитва была непрестанной. «Иисусова молитва не прекращается никогда», — говорил батюшка.

Отец Серафим носил старую, заштопанную и нестиранную одежду. Однако неприятного запаха никогда не источал. У него был только один комплект «выходной одежды». По вечерам он одевал свитер, который весь был изъеден мышами.

Говорил старец мало и часто подчёркивал значение добродетели молчания. Речь его была размеренной, образной и ясной. Ему нравилось шутить. В его простых словах всегда содержался глубокий смысл. Слушать его было настоящим удовольствием. Батюшка был очень тактичным и деликатным. Он уважал всех, о каждом человеке мог сказать что-то доброе. Умиротворённый и кроткий подвижник был настоящим утешением для всех окружающих. Стоило приблизиться к нему как внутри рождалось непередаваемое чувство радости. Всё в отце Серафиме было каким-то благодатным. Он словно сошёл со страниц древнего «Отечника».

Над входом в своё жилище старец повесил икону великомученика Пантелетимона – святого, к которому он испытывал особое благоговение. Отец Серафим очень почитал Пресвятую Богородицу. Однажды, когда ему принесли икону Пречистой он со слезами на глазах приложился к ней много раз. В другой раз он служил в отдалённом деревенском храме. Войдя в храм батюшка сразу направился к иконе Пресвятой Богородицы и стоя молился перед ней несколько минут.

Отец Серафим как-то рассказал, что одно время страдал от навязанных лукавым помыслов. Он стал звонить старцу Порфирию, но несмотря на его настойчивые попытки тот не поднимал трубки. Батюшка стал молиться и святой Порфирий тотчас ответил на его звонок: даже не выслушав звонящего он сразу стал анализировать помыслы, которые его беспокоили. В этот момент отец Серафим (по его собственным словам) почувствовал посещение Божественной благодати. Он навсегда избавился от тяготивших его помыслов. «У отца Порфирия великая благодать», — говорил батюшка. Он рассказывал, что по крайней мере пять онкологических больных из города Лариса исцелились по молитвам святого Порфирия (о них ему в телефонном разговоре рассказывал сам старец Серафим).

Рассказывает Евстафий Захариу, полицейский из города Лариса: «За более чем десятилетнее знакомство с блаженной памяти старцем Серафимом я убедился что он был настоящим праведником и подвижником. Его внешний вид не производил на окружающих впечатления. Он был неухоженным, непричёсанным, неопрятным. Дома у старца царил беспорядок. Но люди, которые, не обращая внимания на внешний вид и необычные поступки отца Серафима, решались познакомиться с ним поближе, вскоре убеждались что он человек исполненный благодати Святого Духа. Батюшка был очень строг к себе: был воздержан в пище, спал мало (причём на полу, а не на кровати), готовил редко (самую простую пищу).

Отец Серафим много часов проводил под палящим солнцем совершая дальние пешие переходы. Только перед самой смертью стал пользоваться автобусом и соглашался доехать на попутке. Его самой большой добродетелью было смирение и умение скрывать свои дары и добродетели. Не случайно старец Паисий Святогорец называл его “прячущимся зайцем”».

Отец Серафим избегал разговоров о себе, в особенности о своих духовных достижениях и борьбе. Говорил мало и только то, что было необходимо его духовным чадам для борьбы с лукавым. Батюшка советовал: «Никогда и никому не рассказывайте о своей духовной жизни. Об этом надо говорить только со своим духовником».

Назад                                         Далее

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий