Стяжавшая любовь. Книга первая

Продолжение. Начало Здесь

Удовиченко Вера Федоровна
Савчук Анастасия Николаевна

 

Добрый учитель

Монахиня Вениамина,
Свято-Вознесенский Флоровский женский монастырь,
г.Киев

Стяжавшая любовь Священное Писание говорит нам: «С советом вся твори» (Сир.32,21). Поэтому и я обратилась к старице блаженной монахине Алипии в году в момент необыкновенно тягостного состояния моей души с вопросом о выборе монастыря. Матушка с большим одобрением отнеслась к моему желанию и посоветовала мне поступить в Киевский Флоровский монастырь.

С большой благодарностью я вспоминаю ее наставление и понимаю, что именно она поддержала меня в трудный момент моей жизни. Монашество было для блаженной святыней ее сердца! «У добрых учителей и уроки добрые» — так писал святитель Василий Великий. Именно с этой позиции и можно оценить деятельность Матушки. Все ее советы и наставления всегда были направлены к наибольшему Богоугождению и исполнению воли Божией.

Повела меня к Старице инокиня нашего монастыря, которую познакомил с матушкой Алипией протоиерей Николай Фадеев. Он благословил обращаться к Старице за благословением и наставлениями. И так вдвоем мы с ней поехали за советом. Получив благословение поступать во Флоровский монастырь, мы приехали к игумении. Нас согласились принять, но у меня не было прописки. Игумения сказала, что если я пропишусь хотя бы в Киевской области, она примет меня в монастырь. В то время без прописки в монастыре находиться было опасно, так как милиция проверяла на этот счет монастырь. Вскоре молитвами матушки Алипии все устроилось. Мне помог отец Геннадий, впоследствии схиигумен Геронтий Киево-Печерской Лавры и я прописалась в Киевской области в доме председателя сельсовета. Таким образом, я стала насельницей Свято-Вознесенского Флоровского монастыря. Но история с пропиской на этом не закончилась. Через некоторое время председатель сельсовета, ничего не говоря, выписал меня. Я не знала об этом три года. В моей памяти очень четко запечатлелся этот скорбный момент моей жизни. Узнав о случившемся, я поехала в сельсовет, и, поставив печать о выписке и дату, ехала в електричке и неудержимо плакала, моя жизнь в монастыре представлялась теперь почти невозможной. Мысленно я взывала к матушке Алипии: «Матушка Алипия, помоги, погибаю». Прописки теперь нет — кто поверит мне, что я не знала об этом? Без монастыря я не мыслила своей жизни, это было для меня основное, я с детства об этом мечтала. Каждый камень этой святыни был мне необыкновенно дорог.

Вечер, мороз, зима. Скорбь на душе. Страшно, холодно. Иду к матушке Алипии в Голосеево. А она вышла мне навстречу и встречает со словами: «Сколько будете мучить девку с пропиской? Прекратите издеваться!» Вот какая прозорливость! По благословению все обошлось и устроилось, и вскоре я смогла прописаться в городе Ирпене.

Однажды мы шли с матушкой Алипией мимо Голосеевской пустыни, которая сейчас уже открыта. И она показывает на это место: «Девки, смотрите — тут еще будет монастырь и служба». А мы подумали: «Как же здесь будет служба? В таких руинах?» И вот прошло время — сейчас, слава Богу, монастырь восстанавливается, идет служба, монахи приносят молитвы Богу, и предсказание матушки Алипии исполнилось. Прославлен преподобный Алексей Шепелев, к которому Матушка всегда, когда мы приходили к ней, посылала поклониться. Только после того, как мы посещали место его упокоения, Старица начинала беседовать с нами.

Монахиня Вениамина Монахиня Вениамина

Однажды я почувствовала невыносимую боль в голове. Поставили диагноз воспаление тройничного нерва. Эта болезнь очень трудно поддается лечению и сопровождается очень острой болью, по силе напоминающей резкую зубную боль. У меня часто бывали приступы, сопровождающиеся опуханием лица, я с трудом двигалась, не могла даже наклониться и одеть обувь. Лечиться не было возможности. Послушания на кухне и в погребах не позволяли полностью выполнять предписания врача, часто я бывала на холоде и болезнь не отступала, а только прогрессировала. Один раз я даже одела шапку-ушанку на голову и в таком виде работала. Лекарства облегчения не давали. Облегчение я получала только в келии матушки Алипии — там боль всегда отступала. Промучилась я так около трех лет. И вот однажды у меня начался приступ. Состояние мое было такое, что, не откладывая, я тут же на такси поехала к матушке Алипии. Она первым делом перекрестила мне голову, дала воды и я уснула. Сон придал мне сил, боль утихла и Матушка утешила меня, сказав, что больше у меня таких приступов и болей не будет, что и испблнилось.

Киев. Свято-Вознесенский Флоровский женский монастыр Свято-Вознесенский Флоровский женский монастырь, г.Киев

«Мудрый принимает скорбное, как достойный того и считает себя заслужившим больших скорбей, нежели те, которые с ним случаются, и радуется, что удостоился немного поскорбеть в нынешнем веке, в облегчение многих мучений, которые приготовил себе в будущем», (преп. Петр Дамаскин) Скорби и искушения имеют очистительную силу еще и здесь на земле: как золото, пройдя через огонь, очищается, так и душа человека очищается через горнило искушений. Поэтому св.Отцы считали даже неполезным для человека быть свободным от искушений. «Пойди, молись Богу, чтобы пришло к тебе искушение и то сокрушение и смирение, которые имел ты прежде; ибо посредством искушений душа усовершается», — сказал один старец преподобному Иоанну Колову. (Достоп.сказ.) Игумения Агнесса воспитывала нас, закаляла в нас твердость духа к смиренному перенесению скорбей. Все это пошло нам на пользу. Она стремилась, чтобы мы были настоящими монахинями. Но поначалу, конечно, нам было очень тяжело. Мы были молодыми, послушания тяжелые, трапеза монашеская, скудная, болезни — все это без духовной поддержки вынести было тяжело. И вот именно матушка Алипия была тем человеком, молитвами и поддержкой которой мы прошли испытания и научились монашеской жизни. Многие сестры нашего монастыря благодарны ей. К ней можно было прийти в любой момент. Когда мир души потерян, когда какие-то проблемы даже в материальном плане — она всегда со всей искренностью принимала во всем этот участие. И, несмотря на то, что к ней приходило много людей, что она никогда не спала и не отдыхала, она никогда не отказывала в приеме и всегда радовалась нашему приходу: «Золотые мои монашечки!» — с такими ласковыми словами встречала она нас. Матушка утешала меня в моих скорбях в монастыре и предсказала, что скоро положение изменится, а игумения даже попросит у меня прощение. Я подумала, что Матушка меня успокаивает для того, чтобы я не переживала и вскоре забыла об этом случае. И вот как-то иду я в монастырском садике недалеко от игуменского корпуса. На небольшой аллее повстречалась мне игумения. «Прошу у тебя прощения, — сказала она, — ты на меня не обижайся. Я хочу, чтобы ты была хорошей послушницей, поэтому я тебя и наказываю, и ругаю. Ты зла на меня не держи — я хочу сделать тебе небольшой подарок». Я очень удивилась подобной речи. Прошло некоторое время. Нужно сказать, что послушания я проходила во многих местах: на кухне, просфорне, погребе, также и на клиросе и на колокольне. И вот как-то я работала на монастырском дворе и ко мне подошла игумения и протянула подарок — ткань для нового подрясника и белую полотняную рубашку. Так исполнились слова матушки Алипии.

 

Свято-Вознесенский Флоровский женский монастыр Свято-Вознесенский Флоровский женский монастырь, г.Киев

В связи с размышлениями о монашеском пути в жизни, вспоминается случай с моей двоюродной сестрой. В то время, о котором пойдет речь, ей было девятнадцать лет. Она приехала ко мне в монастырь и ей, еще юной девушке, очень понравилась монастырская жизнь: и устав, и форма. Тут же она приняла решение остаться в монастыре. Я объясняла ей, что монашеский крест — это терпение и смирение, он тяжел и кажется легким только внешне. Ничего нет тяжелее монашеского креста. Просто Господь помогает, и люди с Божией помощью проходят этот путь. Но все-таки сестра пришла к игумении и попросилась в монастырь. Сестру приняли. Вскоре мы посетили с ней келию матушки Алипии.

— Матушка, это моя сестра, живет в монастыре, — представила я ее.

— Нет! Это Федорова невестка!

— Матушка, да она же у нас в монастыре на послушании!

— Нет, это Федорова невестка.

Вскоре сестра ушла из монастыря, поступила в регентский класс в Ленинград, вышла замуж за священника. Ее свекром был протоиерей Федор. Так слова матушки Алипии дословно сбылись.

Также такой был случай. Я была знакома с почаевскими монахами, часто с ними общалась, так как мой духовник жил в Почаевской лавре. И вот в 1988 году один из иеромонахов позвонил мне в монастырь и попросил, чтобы я была гидом и помогла устроиться в Киеве иеромонаху Роману Матюшину — православному поэту. Отец Роман служил тогда в Псковской области в поселке Кьярово. Он был насельником Псково- Печерского монастыря и по благословению наместника служил на приходе, так как священников не хватало. Матушка игумения дала келию. В это время открылась Киево-Печерская Лавра, которая произвела на отца Романа большое впечатление и он принял решение остаться в этом монастыре. Наместник Лавры владыка Ионафан дал свое благословение. Я посоветовала батюшке поехать к блаженной матушке Алипии и сделать так, как она благословит. Мы поехали. Я представила его Старице: «Матушка, вот иеромонах Роман, он служит на приходе, в Псковской области, но ему понравилась Лавра Киево-Печерская и он хочет жить в монастыре — он все-таки монах... Благословите — служить ему на приходе или жить в Киево-Печерской Лавре? Владыка Ионафан его уже благословил». Сразу Старица промолчала и в это время молилась. Когда мы собрались уходить, мне пришлось повторить свой вопрос. «Выпьешь чашу и будешь на приходе», — ответила Матушка. Мы не поняли тогда значение ее слов, решив, что слова ее касаются угощения, предложенного нам за трапезой. «Матушка, ну скажите — так, где ему быть? На приходе или в Лавре?» — снова спросила я. Старица уже ничего не сказала, и мы ушли, как нам казалось с нерешенным вопросом.

Вскоре отец Роман был принят в число братии Киево-Печерской Лавры и назначен на послушание — был служащим иеромонахом, а также блюстителем Ближних пещер, пел на клиросе. Прихожане знали, что у него прекрасный голос, что он составляет христианские песнопения, слава о которых уже была к тому времени большой и к нему начали ходить за наставлением и благословением. А это, конечно, часто рождает зависть, начались искушения, и отец Роман был вынужден уйти из монастыря. Вот о какой чаше говорила матушка Алипия! Это была символическая чаша скорбей, а не чаша в нашем обычном понимании, после вкушения которой он опять оказался на приходе. Позже, когда отец Роман уже был в России, мы снова встретились с ним и признали, что слова Матушки были пророческими.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий