Стяжавшая любовь. Книга первая

Продолжение. Начало Здесь

Удовиченко Вера Федоровна
Савчук Анастасия Николаевна

От составителей:

Стяжавшая любовь  Хотя официальных келейников у матушки Алипии никогда не было, существовал круг близких к ней людей, которые самоотверженно трудились вместе со Старицей на благо ближнего. Можно с уверенностью сказать, что Мария Александровна была наиболее близким Матушке человеком. И авторитетность ее не столько в несомненной близости к Старице, а в духовном облике.

Всем, кому довелось видеть ее, отмечают необыкновенную кротость и смирение, глубокую мудрость и духовную красоту Марии Александровны. Старица, поистине, воспитала ее в соответствии со своими духовными и нравственными идеалами и избрала ее быть свидетельницей многих своих подвигов и трудов. «С преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши, и со избранным избран будеши, и со строптивым развратишися» (Пс. 17,26-27) Общаясь с Марией Александровной многие годы, мы прониклись к ней необыкновенным уважением и всегда были свидетелями ее высоких христианских качеств.

«Я твой споручник!»

Мария Александровна Скидан

Наше общение с матушкой Алипией, продлившееся двадцать шесть лет, началось в Демиевском храме, когда Старица сама стала инициатором нашего довольно необычного знакомства.

Мария Александровна Скидан Мария Александровна Скидан

Я стояла на службе у иконы святых апостолов Петра и Павла, задумавшись о себе, о детях, о больших бедах, сопутствующих моей жизни. Нахлынуло состояние какой-то безысходности, щемящей тревоги, слезы застилали глаза. Неожиданно для себя я заметила на себе чей-то пристальный взгляд. Ко мне подошла старушка. Сначала она внимательно смотрела на меня, а потом начала говорить на непонятном языке к иконе. Я испугалась и отошла в другое место. Но не успела я перейти на другую сторону храма, как старушка уже была там. Бегство мое продолжалось, но не приводило ни к каким результатам — она настойчиво следовала за мной. Такое преследование вызвало в моей душе некоторое негодование, но «преследовательница», к моему удивлению, почувствовав мое недовольство, смиренно положила земной поклон и вышла. Присутствующие при этом люди подсказали, что следовало бы попросить у нее святых молитв и обратиться за советом, так как эта старушка была — Христа ради юродивой. Мне стало очень стыдно за себя и больно, сердце мое сжалось, я заплакала и выбежала из храма, набравшись силы воли. Хоть я боялась ее, но догнала, дала 10 копеек и попросила у нее святых молитв, а она мне вдруг открыла то, что являлось главной причиной моей скорби: «Не плачь, а молись Богу. Придешь домой и увидишь того, кто обижает дочь». Старушка очень удивила меня знанием моей домашней скорбной обстановки и, как на крыльях, я полетела домой. Переступив порог квартиры, я поняла, что слова ее полностью оправдались.

Посох блаженной. Посох блаженной.

Убедившись, что старушка имела благодать от Бога, я старалась увидеть ее в храме и так складывалось, что наши пути пересекались, и юродивая сама ко мне подходила. Настал даже такой день, когда она забрала меня к себе домой, накормила и согрела. С тех пор моя жизнь прочно и надежно переплелась с жизнью этой благодатной подвижницы, прошла рядом с ее жизнью, она являлась самым близким мне человеком, участвующим во всех событиях, происшедших в моем доме и в жизни моих детей, внуков и племянников. Ежедневно я приходила к ней, часто оставалась ночевать, помогала по хозяйству, исполняла поручения, носила в храм панихиды и пожертвования, ставила по ее просьбе свечи на все подсвечники в храме и многое другое. Всегда, когда мы оставались вдвоем, она рассказывала понемножку о своей жизни, о жизни людей и о том, что будет потом. Я часто была свидетелем того, как она заботилась о людях, как исцеляла, с любовью встречала и провожала. Люди шли к ней, приносили дары, но Матушка все раздавала и никогда не провожала никого без кусочка хлеба. В разговорах была очень серьезна, людей к ней домой тогда ходило еще не очень много, но в храме после службы ее окружали люди, и каждый делился своим горем и спрашивал совета. Матушка всегда выслушивала каждого и прозорливо указывала правильное решение. Удивительно она давала наставления. Она никогда не обличала человека прямо в лицо. Это знали все. Часто она заводила разговор на отвлеченную тему, который, в сущности, имел отношение к кому-либо из присутствующих или говорила о себе, делая вид, что ситуация связана с ее жизнью. Она могла приписать себе грехи, которых никогда не имела. Каждый должен был понять, что разговор идет о нем. Но так было далеко не всегда. Если вопрос был о конкретной проблеме, о болезни человека, о том, что нужно делать, какой заказать молебен — Матушка вступала в разговор с посетителем без юродства. Нужно сказать, что в келии Старицы всегда было тихо, она очень не любила сплетен, обычных между людьми, пустых разговоров и особенно клеветы и наговоров. Матушка, обладавшая непостижимой уму человеческому прозорливостью, всегда сохраняла тайны человеческие в глубине своего сердца.

Всем прихожанам Демиевского храма и тем, кто посещал Старицу в ее келии, была известна одна удивительная особенность ее христианского благочестия. Матушка всегда носила в храм очень большие панихиды. Хлеб, сахар, конфеты, кагор, яички — все это она несла в храм, согнувшись. В ее сетке было по 5-9 буханок хлеба, она вешала ее на палку и клала на плечи. Этот подвиг Старица вменила себе в постоянное правило. В храме Матушка ставила огромное количество рублевых свечей — всегда на все без исключения подсвечники. Когда она заболела, то давала мне по 80-100 рублей — все, что получала от людей, чтобы я отдавала их в храм Богу. «Два пятьдесят на средину положи, также на левую сторону Василию Великому и на правую сторону на панихидный стол», — говорила она, называя двадцать пять рублей иносказательно «два пятьдесят». Какие у нее были деньги — такие она и жертвовала. Еще в начале нашего знакомства с Матушкой, когда я только начинала помогать ей по хозяйству и в различных делах, она дала мне панихиду и деньги для свечей и жертвы на храм. Я сделала все, как она просила. После моего возвращения она похвалила меня: «Хорошо, хорошо, хорошо сделал — свечи поставил, все сделал. Не уворовал, не уворовал деньги». С этих пор я постоянно исполняла ее поручения. Матушка часто, считая деньги, отвечала кому-то: «Он не ворГНе вор — проверил! Он не вор!» Я слушала это и оправдывалась: «Да я и свечи поставлю не туда, куда нужно, и не так все сделаю... Я такая грешница — боюсь деньги брать». А однажды она мне на это сказала: «Цыц, цыц — все грехи сгорели».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий