Стяжавшая любовь. Книга первая

Удовиченко Вера Федоровна
Савчук Анастасия Николаевна

«Наставление для меня»

Беляк Валентина Андреевна
г. Киев

Стяжавшая любовь Моя подруга часто ходила к Матушке с нашим общим близким знакомым священником Кронидом, которого блаженная называла «священнический дед». Теперь, спустя много лет, слова Старицы исполнились, так как его внук стал священником.

Как-то подруга сказала мне, что собирается к матушке Алипии, и позвала меня с собой. Я, конечно, очень обрадовалась, но батюшка решил: «Да нет, давайте мы в этот раз сами сходим к матушке Алипии и спросим благословения у нее, а уже в следующий раз сделаем так, как она нам благословит». Подруга всегда брала к Старице что-нибудь из еды, и потом уже в келии все вместе трапезничали. Она сказала мне: «Приготовь картошку». Я тогда почистила аккуратно картошечку, помыла, истолкла ее тщательно и бережно завернула. Мысленно я обращалась к Старице: «Матушка — прими от меня этот дар, почувствуй мое расположение — мне так хочется к тебе, пообщаться с тобой». А у меня были большие проблемы в семье — мой муж протестовал против церкви, и я просила мысленно Старицу вразумить его. Так вот я разговаривала с Матушкой.

Моя подруга и отец Кронид ушли, а я с болью в сердце осталась в ожидании. Несколько раз я наведывалась к квартире подруги, но она все не возвращалась. Наконец-то я дождалась ее.

— Ну что? — спросила я с нетерпением.
— А как ты думаешь?
— Ну, как я могу думать? Не знаю!

— Благословила! Но когда мы кушали картошку, она нас неожиданно спросила о том, кто ее готовил. Тогда я рассказала о тебе и том, что ты хочешь ее посетить.

Беляк Валентина Андреевна Беляк Валентина Андреевна

Получив благословение, теперь мы уже долго не ожидали, и вскоре я вместе с моими друзьями поспешила к Старице. Она нас встречала, предварительно открыв дверь и дожидаясь на пороге.

— А это кто? Как тебя зовут? — спросила меня Матушка.
— Валентина меня зовут.
— Нет, ты Елизавета.

Вот такое символическое имя дала она мне. Я думаю, что в этом имени скрывается какое-то наставление для меня, высказанное иносказательно. (Елизавета — почитающая Бога. Сост.)

Зашли мы к ней в келию. Меня поразили ее глаза — проницательные, но ласковые и добрые, чувствовалось, что они буквально пронизывают, что ты ничего не можешь спрятать и нигде не можешь спрятаться. Когда я шла к ней, то испытывала боязнь — что говорить, как себя вести? А потом, когда она меня встретила, когда такие добрые, хорошие глаза посмотрели на меня — я расположилась, как будто пришла к себе домой.

Я очень переживала о своем муже атеисте, не знала, как привести его к Богу. «Он и лекции читает атеистические — куда же это годится?» — размышляла я. Но Матушка сказала мне: "Ты за него не переживай — он рядом с нами. Я его вижу — он недалеко от нас, он рядом с нами”.

Перед тем, как я пришла к Матушке, меня предупредили, что вопросов никаких задавать не нужно: «Если тебе что-то нужно — Старица сама скажет». В течение многих лет моего общения с ней я получала ответы на мои мысленные вопросы, никогда не спрашивала Матушку устно, а разговаривала с ней в душе и она тут же откликалась.

Недавно воцерковившись, я узнала в храме, что моя семья не имеет вследствие нашей прежней бездуховной жизни благодать Божию, которая подается в великом таинстве брака — венчании. Огромное желание почерпнуть эту благодать и освятить наш брак сразу же неудержимо охватило меня, но осуществить его не было никакой возможности — муж категорически отказался венчаться. Я поделилась своей скорбью с подругой, и она предложила пойти к нашему знакомому священнику посоветоваться по данному вопросу. Батюшка внимательно отнесся к моей скорби, обещал молиться и благословил ежедневно просить Бога и верить, что муж сам предложит венчание. Я восприняла его совет, как волю Божию и свято верила, что все разрешится.

Минуло полгода. Однажды ночью, когда вся семья погрузилась в глубокий сон, моему мужу не спалось, и он размышлял о Боге и Его судьбах. Неожиданно для самого себя в его душе возникло твердое решение сделать первый шаг для примирения с Богом и освятить свой брак — повенчаться. Он разбудил меня и сообщил о своем решении. Я спросонья очень удивилась: «Как! Ночью?! Ну... хорошо, повенчаемся, давай только завтра подумаем об этом». Муж сразу же добавил: «Только нужно сделать так, чтобы никто не знал».

С этого дня я серьезно задумалась — как повенчаться, чтобы никто не знал? И вот мы с подругой и отцом Кронидом были у Матушки в келии. Я задумалась о венчании. Сижу и думаю: «Вот скажу отцу Крониду, даже чтобы подруга не знала, приглашу его домой — там и повенчаемся». Матушка Алипия тут же на мои мысли и отвечает: «Венчаются только в церкви — хоть и при закрытых дверях». Вот так Матушка прикровенно дала мне совет. Я не могла спросить ее о венчании при посетителях, исполняя желание мужа повенчаться, чтобы «никто не знал». И так никто ничего и не заметил. Моя подруга спросила меня: «Почему ты ничего не спросила сегодня?» Я успокоила ее: «Ничего, ничего — я в следующий раз спрошу».

Вскоре я нашла священника в деревне, который согласился повенчать нас, как сказала Матушка, «при закрытых дверях». Получилось точно по предсказанию блаженной — священник пропустил нас в храм, вышел, закрыв за нами двери и повесив снаружи тяжелый замок. Сам он зашел через другие двери, и так состоялось наше венчание — в тишине и торжественности, как и просил мой муж. Матушка помогла мне в таком сложном и важном для моей семьи вопросе, и я думаю, что по ее молитвам это таинство совершилось.

Вскоре мой муж глубже осознал глубину православной веры и принял участие также в других таинствах Церкви, осознанно приступая к принятию благодати, исповедовавшись и причастившись.

Так Старица участвовала в судьбе моей семьи. Большой скорбью в моем супружестве была болезнь сына и я по совету близких друзей и батюшки Кронида часто брала его к Старице, надеясь на ее молитвы и великую благодать Святого Духа, которая пребывала в ней. И моя надежда оправдалась — по молитвам угодницы Божией болезнь у моего сына отошла, он поправился, окреп и почувствовал себя физически здоровым.

Матушка Алипия, как истинная христианка, всегда пыталась создать о себе заниженное впечатление у посетителей, но когда это было нужно, она являла свою глубокую мудрость и начитанность. Мне она помогла разобраться в заинтересовавших меня евангельских отрывках, где приводится родословие Иисуса Христа (Мф.1,1-17 и Лк.3,23-38). Находясь у нее, я подумала — к какому же колену и какому роду отношусь я? Старица тут же ответила мне: «Колена Иудиного». Я испугалась и пришла в смятение: «Что же это такое? Господи помилуй — я рода Иуды, предателя Господа?» Но Матушка продолжила наш мысленный диалог: «Не о том ты думаешь. Не тот, не тот Иуда», — и святая дала мне понять, что речь идет об Иуде, сыне Иакова, в роду которого родился царь Давид, который стал в свою очередь предком по плоти Спасителя нашего Иисуса Христа. Все христиане усыновлены Христу, поэтому мы и относимся к роду и колену, к которому принадлежал Спаситель.

Необыкновенной была прозорливость Матушки — Господь открывал ей о событиях, которые не только произошли в прошлом, но должны были произойти в будущем. Особенной радостью для нее были события- духовно-значимые, угодные Богу. Так она предсказала мне о том, что должно было исполниться в жизни моей близкой подруги. Но часто Старица не шла дальше намека, оставляя место для действия воли Божией, которая должна была свершиться в свое время. Однажды мы с подругой посетили матушку Алипию, и она, увидев нашу крепкую дружбу, благословила мне молиться за некую Пелагию, а моей подруге за Марию. Я недоумевала — кто эта Пелагия, но молилась, отождествляя Пелагию с соседкой-пьяницей, носившей это довольно редкое в наше время имя. Теперь же по прошествии пятнадцати лет я смогла объяснить себе значение сказанного матушкой Алипией и знаю, о ком я молюсь. Моя подруга приняла постриг с именем Пелагия и была назначена игуменией в Свято-Георгиевский женский монастырь в селе Даневка Козелецкого района Черниговской области, известный всему православному народу пребыванием в этом монастыре чудотворной иконы Божией Матери «Аз есмь с вами и никтоже на вы». Значение же имени Мария также открыл Господь в свое время. Когда Матушка благословила нам с подругой молиться друг о друге, Старица начала опять часто спрашивать меня: «Как тебя зовут?» Я подумала: «Она забыла, что дала мне имя Елизавета?» После смерти блаженной я посетила старца схиархимандрита Феофила и он всегда называл меня почему-то Марией.

Очень часто Матушка подвергалась напрасной клевете и обвинениям, свойственным нашему народу, пребывающему в полуязыческом состоянии духовного развития. Некоторые люди, не понимавшие глубину подвига Христа ради юродства, считали блаженную «колдуньей» и т.п. Но святая Старица не обращала внимания на эту клевету, потому что поношения — цель подвижничества юродивого. Но для того, чтобы люди не путали Божий дар с проявлениями темной силы, Матушка обличала тайные помыслы заблуждающихся людей.

Однажды мы собрались в келии. Было достаточно много народа — все сидели молча и ждали слов и поучений Старицы. Вдруг она забеспокоилась, начала говорить, как бы оправдываясь: «Говорят — ведьма, ведьма, лопаты какие-то бросает в окна...» Я же подумала: «Ну, кто же это может подумать такое на Старицу?» Матушка продолжает наш мысленный диалог: «Да есть такие, что думают!» И вдруг женщина, которую Старица называла Марфа, призналась всем нам и Матушке, явно обличенная ею: «Да и я думаю, что ведьма. Простите меня, Матушка, вот мысли такие у меня появляются — не знаю откуда. Прошу у вас прощения».

Также вспоминается целая цепь интересных, но довольно «бытовых» моментов, как бы нанизанных один за другим, которые очень четко обрисовывают глубину прозорливости блаженной.

Была зима и я, надев свою шубу, пришла к Матушке. Она внимательно посмотрела на мою одежду. «Хороший шуба, хороший шуба — и не будет шубы!» — как бы вскользь замечает она. Когда весной я пришла в куртке, она опять не упустила случая похвалить и ее: «Хороший куртка, хороший куртка! A-а! Скоро ее не будет — этой куртки. Какой хороший был куртка!»

Через год мой муж решил отдать шубу в чистку, но для этого требовалось отделить подкладку от меха. Муж сделал все, что нужно, и сдал шубу в чистку. Отсоединить — отсоединил, но так никогда и не присоединил. Вот шуба до сих пор и висит. И действительно — нет шубы. Так же получилось и с курткой. Я поехала к родителям в деревню и забыла в кармане какие-то крошки. В результате моль съела карман, и я могу теперь только вместе с Матушкой сказать: "Какой хороший был куртка!”.

Летом я пришла к Матушке и застала ее за работой — она окучивала картошку. Среди картошки она посадила много редиски. Я предложила свою помощь, но подумала, что как же я, испачкавшись, пойду домой. Если бы я могла переодеться! Но на мои колебания Матушка тут же дала ответ: "Не нужно, не нужно — я сама!”. Окучивая картошку, она сразу же выдергивала редиску. Вскоре ее собралось достаточно большое количество — довольно большая горка. Увидев это, я невольно подумала: «Зачем столько редиски? К Матушке приходит много людей — вот бы она и выдергивала ее потихоньку, кормила людей, а теперь она завянет...» Через некоторое время подошли люди и мы сели обедать. За обедом блаженная обратилась ко всем: «Вот Елизавета мне говорит — зачем я редиску вырвала? Выдергивала бы каждый раз и угощала людей». Я замерла, а все переглядываются, Елизавету ищут — каждый же знает, что меня Валентиной зовут. Только я поняла сказанное и Матушка. Вот как святые умеют обличать!

Повела я своего сына в парикмахерскую. Усадили его, но вдруг зовут меня: «Посмотрите — у вашего сына вши». Я посмотрела — действительно! Говорю тогда: «Ну, давайте наголо». И сыну сделали именно такую «прическу». А ему тогда было лет восемь — девять. Вскоре сидим у Матушки, а я думаю: «И откуда у сына вши? Наверное, от Матушки — зимой и летом ходит в шапке, а я это вот хожу к ней, и вшей принесла — думаю хорошо делаю, а делаю плохо!» — с огорчением и досадой рассуждаю я в себе. А она сидит и смотрит на меня: «Я шапку ношу, я ее не снимаю, но вшей у меня нету — нет у меня вшей!»

Однажды Матушка поинтересовалась моей профессией: «А кто же ты, кем ты работаешь?» Я говорю: «Матушка, я закончила институт, по специальности инженер, работала инженером, а сейчас вот не работаю». Она мне ничего не ответила и в следующий мой «визит» снова поинтересовалась, как будто нашего предыдущего разговора не было. Я как раз только устроилась на работу: «Матушка, я работаю в проектном бюро инженером». Через некоторое время Старица опять спросила меня о моей работе. Я снова повторяю: «Матушка, инженером я работаю в научно-исследовательском институте». Тут уже она и говорит мне: «Какой ты инженер — ты уборщица!» Я удивилась такому ответу, но ничего не сказала ей. Вскоре я заболела, получила инвалидность, началась перестройка, суматоха, безработица. Куда я могла пойти? Только уборщицей! Так вот и сбылись слова Матушки. Вначале я очень не хотела такой записи в трудовую книжку, упиралась, не хотела идти уборщицей, но потом вспомнила слова блаженной о том, что какой я инженер — я уборщица и смирилась.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий