Стяжавшая любовь. Книга первая

Освобождение прямо из зала суда

Анна Алексеевна Бульба
г.Киев

Сейчас, когда многое уже осталось позади и многое осознано, рассказывать о себе и своей жизни нелегко. Жила как многие, вольно и гордо шагая по жизни. Потом Господь остановил меня, я поняла, что Он есть и нужно что-то делать, что жизнь не течет так, как хочется нам, и есть Высшее, управляющее ею. Я работала тогда почтальоном и у нас на участке была одна верующая женщина. Ей я рассказала о своих проблемах, и она мне посоветовала сходить в храм, обучила азам Православия. Первым храмом в моей Жизни стал Вознесенский на Демиевке. Вспоминаю сейчас, что мне приходилось видеть там матушку Алипию, к которой осознанно я обратилась за помощью уже только после ее смерти. Сидела она всегда с правой стороны, у иконы. Часто ее можно было видеть у подсвечников, когда она ставила свечи. Моя знакомая, с которой я познакомилась в храме, говорила мне о Матушке: «Вот эта женщина никогда не возьмет денег для себя — она всегда на деньги, пожертвованные ей, покупает булочек или хлеба и все это относит на панихидный стол». Но в то время я не задумывалась о многом и не осознавала, что за человек молится рядом со мной.

Прошло время, и Бог все равно привел меня к Старице, только пребывающей уже в Жизни Вечной. А привело меня к этому большое семейное горе. История этого события очень интересна и поучительна.

Сын ехал в поезде из сибирского города Абакан и вез с собой 21 грамм анаши. Не доезжая Москвы, в купе, в котором он ехал, вошел новый пассажир — мужчина довольно своеобразной внешности. Весь в наколках. Завязался разговор, тем более, что мой сын довольно разговорчив. Пассажир поднял тему, касающуюся религии и Бога. Сыну также было небезынтересно послушать его, и вскоре мужчина предложил: «А ты не хочешь, чтобы я тебе подарил Новый Завет?» Сын отказался, ссылаясь на то, что у него больные глаза, а в книге мелкий шрифт и читать он не будет.

— А если в тюрьме — будешь читать?

— Ну, там читать я буду.

И взял Новый Завет.

— Ты не суди человека по наружности, суди его по тому, что у него внутри, в сердце.

Разговор этот запомнился сыну. В Москве попутчики расстались. Долго еще предстоит сыну помнить разговор в поезде, потому что вскоре он получил самое реальное продолжение. Делая пересадку в Москве, сын попал в руки милиции, которая обнаружила анашу. Открыли дело, сын оказался за решеткой в ожидании суда. Его статья предполагала лишение свободы от пяти до восьми лет.

Я же в Киеве в это время не имела покоя. Перед выездом сын сообщил, что едет. Но в то время, когда я его ожидала, он не приехал. Жду сына — его нет. Начала я его искать и вскоре в поисках поехала в Москву. В милиции узнала: «Да, такого задержали», — и рассказали что случилось и почему такое произошло. В Москве я долго не могла оставаться, и вынуждена была приехать в Киев. Дома я получила письмо от следователя о том, что необходимо собрать документы для суда. Снова я поехала в Москву для встречи со следователем. У меня было твердое намерение нанять адвоката, чтобы снизить срок, но тут выяснилось — сын отказывается, не хочет." Что я заработал — то и получу", — вот был его ответ.

Что мне было делать, кого просить, чтобы сын не попал в тюрьму. Известно, что дает тюрьма, и каким бы сын вышел из нее, да еще после такого срока.

В Киеве я ожидала суда. Весть о моем горе облетела всех моих знакомых. Одна сотрудница подошла ко мне.

— Мы знаем, что у тебя случилось — пойди к матушке Алипии на могилу.

— А кто она такая?

— Монахиня, похоронена на Лесном кладбище. Многие к ней обращаются и получают помощь. Вот поедь.

Приехала я на Лесной массив, участка не знаю, ищу. Нашла. Увидев фотографию Матушки, я сразу вспомнила ее в храме на Демиевке.

Молитва к ней была столь слезной, столь сокрушенной, что казалось, вся моя душа пролилась к Матушке в просьбе: «Если сын виноват — пусть Бог наказывает его так, как он заслужил, но если вина его не настолько велика — подай ему помощь!»

Первое, что я заметила на суде и чему очень удивилась, это то, что сын сидел и читал Новый Завет. В перерыве он опять взял Новый Завет и начал его читать. Потом он рассказал причину столь необычного для него поступка. Когда его забрали и посадили в камеру, он размышлял обо всем случившемся. Резкая мысль пронзила душу — он вспомнил разговор в поезде и слова попутчика о Новом Завете. Цепь всех этих событий воочию предстала пред ним — все было не случайно. Громким стуком в дверь он потребовал открыть камеру и дать ему Новый Завет, который был в его вещах. Дважды просил он, но получил его только в третий раз.

Закрывшись одеялом от сокамерников, он жадно начал читать Новый Завет, впитывая божественные слова, как губка, давно не знавшая воды. Господь увидел его состояние души и послал сон, в котором он услышал такие слова: «Если ты прочитаешь два раза Новый Завет — освободишься».

Один раз прочитал сын Новый Завет, второй раз начал, уже дочитывает, когда пришло известие — завтра суд. Неотступно била мысль успеет ли дочитать, освободится ли он?

Везут его на суд — читает Новый Завет, на суде — читает, в перерыве — читает. После перерыва нужно было подняться по лестнице опять в зал суда, и в этот самый момент были прочитаны последние слова. Объявляется приговор — два года условно с особождением прямо из зала суда.

Что испытали мы с сыном в эту радостную минуту! Таких минут в жизни бывает не много. Это те минуты, которые не забудешь никогда. У нас не было адвоката, нашим адвокатом была матушка Алипия. По приезде в Киев я с радостью поспешила поблагодарить ее, припав к могилке на кладбище и рассказав всем свою непридуманную историю.

После всех этих жизненных потрясений и, вероятно, сильного стресса, вскоре я заболела, слегла, находилась на постоянных уколах и полтора месяца пребывала в больнице. Выписавшись, ко мне по-прежнему приезжала «Скорая помощь» и каждые два часа вводила лекарство, без которого я не могла существовать. В таком положении, в котором я оказалась, встал горестный вопрос в моей душе: «Как же я буду жить?» Однако, вспомнив о матушке Алипии, я ободрилась и начала молиться ей каждый день. Вскоре мне принесли книгу о ней — я с жадностью принялась ее читать. Тем временем уколы как-то само собой заменились таблетками наблюдалось некоторое улучшение. Понемногу я начала ходить и с первой же возможностью поехала на кладбище, повторив потом снова и снова свои поездки. И вот теперь я живу уже без таблеток.

Также мне пришлось быть участницей и другого интересного события.

У моей близкой подруги жил квартирант. И вот однажды постучали в дверь квартиры.

— Кто там? — спросила она.
— Это я, Костя.

Дверь была опрометчиво открыта. За молодым человеком вошло много других людей, которые решили ограбить квартиру для того, чтобы купить наркотики. Они бросились собирать вещи квартиранта — схватили дорогие туфли, мобильный телефон, завязалась драка, сыну подруги травмировали руку.

На другой день я зашла к подруге и услышала новость о драке и краже.

— Ты хочешь вернуть украденное? — спросила я у квартиранта.
— Конечно хочу.
— Ну, тогда пошли со мной.

Приехали мы на могилку матушки Алипии.

— Вставай на коленки и проси!

Теперь молодой человек не сомневается о том бывают ли чудеса на свете. Через три дня принесли туфли. А через две недели — мобильный телефон.

 

Назад     Начало         Вперёд

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий