Святитель Митрофанъ Воронежскій

Въ одинъ изъ пріѣздовъ царя въ Воронежъ — въ 1699 или 1700 г. — произошло извѣстное столкновеніе царя со святителемъ, которое такъ описываетъ архіеп. черниговскій Филаретъ (Гумилевскій) въ составленныхъ имъ «Житіяхъ Святыхъ»:

«Человѣкъ Божій, благоговѣя къ помазаннику Божію, твердо хранилъ въ душѣ, что св. воля Божія выше всего и спасеніе душъ христіанскихъ, врученныхъ сею волею христіанскому пастырю, должно быть предметомъ ревности пастырской. Пророкъ Илія ревновалъ противъ соблазновъ, посѣваемыхъ въ народѣ, и говорилъ о нечестіи соблазна царямъ Израиля. И святитель Митрофанъ не боялся говорить правду царю, въ виду опасностей грознаго царскаго гнѣва. Петръ Великій проживалъ по временамъ по нѣсколько недѣль въ Воронежѣ для надзора за постройкого военнаго флота. Вблизи адмиралтейства стоялъ дворецъ его. По обычаю иноземному, зданіе царское было украшено изваяніями языческихъ боговъ. Разъ царь пригласилъ къ себѣ святителя. Старецъ, по простотѣ Евангельской, пѣшимъ пошелъ къ царю. Уже перешелъ онъ мостъ и вступилъ на островъ р. Воронежа, гдѣ находилось адмиралтейство, какъ взоръ его встрѣтилъ изваянія языческія у воротъ дворца. Цѣломудренный взоръ святителя оскорбился и благоговѣніе его къ высотѣ христіанства, замѣняемаго здѣсь язычествомъ, возмутилось. Святитель не пошелъ далѣе, а воротился въ свои келліи. Государь, которому сказали, что архіерей былъ у дворца и ушелъ, по свѣтскому направленію мыслей оскорбился поступкомъ архипастыря. Онъ послалъ опять звать его къ себѣ. Святитель отвѣчалъ посланному: «пока государь не повелитъ низвергнуть идоловъ, которые соблазняютъ народъ, не могу явиться во дворецъ предъ его царскія очи». Услышавъ столь рѣшительный отвѣтъ, Петръ пришелъ въ негодованіе. Какъ смѣетъ онъ не слушаться царской власти? говорилъ гнѣвный Петръ. Царь послалъ сказать, что если не явится сейчасъ же, какъ преступникъ царской воли подвергнется казни. «Жизнь моя во власти царя, отвѣчалъ святитель посланному, но для меня лучше умереть, чѣмъ нарушить долгъ святительскаго сана моего. Лучше умереть, чѣмъ присутствіемъ своимъ или боязливымъ молчаніемъ одобрять язычество. Неприлично государю православному ставить языческіе болваны и тѣмъ соблазнять простыя сердца народа». Гнѣвъ Петра, между тѣмъ, нѣсколько остылъ и, когда передали ему слова святителя, онъ терпѣливо выслушалъ ихъ. Съ своей стороны, святитель Митрофанъ, хорошо зная строгость Петра, зная, что царское слово, возвѣстившее ему смерть, не исполнится развѣ по чуду Божію, спѣшилъ приготовить душу свою къ вѣчности. Онъ распорядился, чтобы благовѣстили ко всенощному бдѣнію въ большой колоколъ. Государь, услышавъ благовѣстъ, спросилъ: «что за праздникъ завтра?» Ему отвѣчали, что нѣтъ никакого. Онъ послалъ спросить о причинѣ благовѣста къ архіерею. Святитель отвѣчалъ посланному: «мнѣ, какъ преступнику, словомъ царскимъ назначена смерть; готовясь къ смерти, хочу я совершить соборное моленіе съ Церковію о прощеніи грѣховъ моихъ, чтобы Господь явилъ надо мною милость Свою». Петръ изумился рѣшимости святителя умереть по ревности къ дѣлу Божію. Онъ немедленно послалъ успокоить его милостивымъ словомъ своимъ и просилъ не тревожить народа необычайнымъ звономъ. Затѣмъ, немедля велѣлъ снять статуи, оскорбившія пастыря. Услышавъ о послѣднемъ, святитель на другой день пришелъ къ царю и смиренно благодарилъ его за уничтоженіе изваяній, соблазнительныхъ для народа. Такъ, пастырь Божій совершилъ исповѣдническій подвигъ. Государь видѣлъ по этому поводу величіе духа въ святителѣ, и еще болѣе, чѣмъ прежде, сталъ уважать его».

Во время, начавшейся въ 1700 г., войны со Швеціей, св. Митрофанъ по прежнему помогалъ царю. Святитель изъ казны архіерейскаго дома пожертвовалъ 4000 р. «на жалованье ратнымъ людямъ морского воинскаго флота на Воронежѣ». Петръ, благодаря его 20-го апрѣля, такъ заканчивалъ свою грамоту: «И ты бъ, богомолецъ нашъ, преосвященный Митрофанъ епископъ, сію нашу царскаго величества милость къ себѣ за твое вышеупомянутое радѣніе вѣдалъ: по тому жъ и впредь имѣлъ надежду». Въ 1701 г., въ еще болѣе тяжелое для Россіи время, святитель снова пожертвовалъ 3000 р. на строеніе кораблей.

Въ послѣдній разъ царь видѣлся съ владыкой епископомъ 28-го февраля 1702 г. Зная какъ дороги святителю русскіе успѣхи, Петръ прислалъ ему «печатный чертежъ о Слюсенбурхѣ», т. е. изображеніе взятія шведской крѣпости Нотебургъ, переименованной въ Шлиссельбургъ.

2-го августа св. Митрофана постигла тяжелая болѣзнь. Святитель въ полномъ спокойствіи ждалъ кончины. Заранѣе онъ составилъ завѣщаніе, въ которомъ раскрывалась вся красота его души. Поучаетъ онъ пастырей и пасомыхъ, утверждая ихъ въ томъ, съ чѣмъ обращался въ началѣ своего епископства. Свое мірское стадо онъ призываетъ вседушно хранить вѣру, въ ея цѣлости и чистотѣ. Какъ общее жизненное руководство, онъ назидаетъ сохранять умѣренность, быть трудолюбивыми, жить въ воздержаніи и любви къ добру. Предостерегаетъ онъ паству противъ вреднаго вліянія иноземцевъ. Обширенъ былъ его синодикъ.

«А келейныхъ моихъ денегъ», писалъ въ предсмертномъ завѣщаніи св. Митрофанъ, оставившій въ архіерейскомъ домѣ, ранѣе столь бѣдномъ, крупныя средства, «у меня нѣтъ... не имамъ въ келліи своей ни злата, ни сребра, что дати на воспоминаніе души моей грѣшной».

«Домовой обиходъ» святителя отличался большой скромностью. Одѣвался онъ чрезвычайно просто. Полукафтанья его и рубашки шились изъ синей «крашенины», изъ которой сдѣланы были и наволочки подушекъ. Одѣяло было изъ обыкновенныхъ «овчинъ сѣрыхъ овецъ» и опушено пестрой, «крашениной» (грубое крашеное крестьянское полотно). Даже архіерейская мантія изготовлена была изъ грубой крашенины. Тратя на себя самыя малыя средства, св. Митрофанъ остальное обращалъ на нужды епархіи и на благотвореніе.

Во время послѣдней болѣзни св. Митрофанъ искалъ облегченія своихъ страданій лишь у небеснаго Врача — неоднократно онъ прибѣгалъ къ таинству елеосвященія и къ пріобщенію св. Христовыхъ Таинъ. Щедрую милостыню посылалъ онъ въ тюрьмы, въ богадѣльни, помогалъ ссыльнымъ и иностранцамъ, прощалъ оброки.

10 августа онъ исполнилъ свое завѣтное желаніе — принялъ постриженіе въ схиму. Въ честь пр. Макарія Унженскаго онъ нареченъ былъ Макаріемъ. Имъ давно уже отданы были всѣ распоряженія относительно погребенія и поминовенія. Не имѣя келейныхъ денегъ, святитель, какъ милости, просилъ, чтобы вознагражденіе за поминовеніе его выдавалось изъ домовой архіерейской казны.

Св. Митрофанъ мирно почилъ 23 ноября 1703 года. По личному распоряженію царя Петра погребеніе было отложено на 4 декабря. Совершалъ его соборне архимандритъ Воронежскаго Алексѣевскаго монастыря Никаноръ. Отпѣваніе совершалось по монашескому, а не іерейскому чину, какъ вообще погребали архіереевъ до 1773 г. Погребенъ былъ св. Митрофанъ, согласно его завѣщанію, въ соборной Благовѣщенской церкви въ придѣлѣ во имя архистратига Михаила, черезъ 15 же лѣтъ тѣло его было перенесено въ новый Благовѣщенскій соборъ.

Царь Петръ собирался въ Воронежъ на верфи. Получивъ сообщеніе о смерти св. Митрофана, онъ ускорилъ свой пріѣздъ и былъ на отпѣваніи. Пѣли пѣвчіе государя. Когда, по окончаніи богослуженія, духовенство готовилось поднять гробъ, Петръ, обратившись къ свитѣ, сказалъ: «Стыдно намъ будетъ, если мы не засвидѣтельствуемъ нашей благодарности сему пастырю отданіемъ ему послѣдней чести. Итакъ, вынесемъ его тѣло сами».

Съ этими словами государь первый взялся за гробъ и несъ его до усыпальницы. Онъ же съ вельможами и офицерами опустилъ гробъ въ землю. Обращаясь къ своимъ приближеннымъ, царь громко сказалъ: «Не осталось у меня такого святаго старца».

Историкъ С. М. Соловьевъ называетъ святителя Митрофана: «лучшимъ изъ великорусскихъ архіереевъ, знаменитымъ не школьною ученостью, но святостью жизни и сходившимся съ Петромъ въ усердномъ радѣніи о благѣ родной земли».

Е. Поселянинъ въ книгѣ своей: «Русская Церковь и русскіе подвижники XVIII вѣка» пишетъ: «Есть трогательный разсказъ, свидѣтельствующій о духовной связи между святителемъ Митрофаномъ и чтившимъ его Петромъ. Разсказъ этотъ переданъ намъ однимъ почтеннымъ лицемъ, весьма достовѣрнымъ. Какъ-то въ Петропавловскомъ соборѣ онъ встрѣтилъ человѣка-простолюдина, усердно молившагося предъ гробницей Петра Великаго. — Что ты такъ усердно молишься о немъ? — спросилъ этотъ господинъ: — вѣроятно почитаешь память великаго Царя? — Мнѣ велѣлъ молиться за него, — былъ отвѣтъ, — святитель Митрофанъ. — Какъ такъ? — А вотъ что со мною было. Я усердствовалъ въ памяти святителя Митрофана Воронежскаго и часто призывалъ его въ молитвѣ. Однажды во снѣ я видѣлъ святителя, который сказалъ мнѣ: «Если хочешь быть мнѣ угоднымъ, молись объ упокоеніи души императора Петра Великаго».

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий