Святогорские отцы неоисихасты XIX века

 

Одним из важнейших делателей умной молитвы стал старец Варнава Агиовасилиатис (†1905). Бдения были частыми и длились всю ночь, сопровождаемые лишь перебиранием четок.

Другой, еще более известный подвижник – старец Нафанаил. В своих советах монахам, подвизавшимся в монастырях, он пишет: “Когда молитва начинает действовать, приходят слезы, радость, оживление и возрождение сердца. Но ты не получишь этого без труда, поэтому не пренебрегай этим и просто говори: “Господи Иисусе Христе…”, поскольку просвещение есть Бог. Когда ты сидишь на молитве, а ум твой рассеивается, не давая сосредоточиться на молитве, поднимись со своего сидения и не печалься, что не можешь молиться, но возрадуйся. И если вновь лукавый дух охватывает тебя и совсем не дает тебе молиться, то займись другой духовной работой, а если и этого не можешь сделать – иди выполнять свое послушание. Но будь внимателен к себе: никогда не раздражайся, всегда пребывай в радости, но не в скорби, ибо все святые жили в кротости. Читай и поступай так, как я тебя научил, и день твой будет проходить незаметно”.

Великим аскетом явился и старец известного духовного отца Саввы Микраяннанита (†1908) Иларион Гуртзис (†1864), который с детских лет вел подвижническую жизнь на своей родине в Грузии. Пребывая на Святой Горе, он жил в Иверском монастыре, в Дионисиате и в пустыне. Множество пещер стали его пристанищем. Он омывал камни своими слезами и хранил строгое молчание. Старец испытывал постоянные бесовские нападки, которые, тем не менее, не смогли устрашить его. Молитва его имела чудодейственную силу. После долгих постов он был едва живой. Старец очень любил тишину и непрестанную молитву и с благословения духовника долгое время жил в затворничестве. В старости он держался на цепях во время своих многочасовых бдений. Его предсмертными словами было: “Слава Богу! Я желал мученической кончины, но Господь не счел меня достойным. Однако он послал мне болезнь, которая, вероятно, выше мученичества, если переносить ее с терпением и верой в промысел Божий”. После обретения мощи его благоухали.

Преподобный Антипа Молдаванский (†1882) уже в юном возрасте обрел святой опыт молитвы и, претерпев великое множество искушений, решил стать монахом. Прибегая к советам святых старцев и проходя через различные аскетические трудности, он постоянно упражнялся в умной молитве. Три года преподобный прожил в монастыре Есфигмену, после чего удалился в глубокую пустыню. Как и все исихасты, он питал особенную любовь к Богородице. Дерзновение его всегда было рассудительным. Афонского устава он придерживался на протяжении всей своей жизни, даже находясь вдали от любимого Афона. Плодом его трезвения, согласно авве Исааку Сирину, стала всегда присущая ему мягкость. Преподобный Антипа любил уединение, молчание и молитву, даже живя в миру на подворье. Поселившись в монастыре Варлаам, он всецело предался горячо любимой молитве. Его сосредоточенная молитва всегда сопровождалась обильными слезами. Смирение, самопорицание, терпение и незлобивость украсили его и дали ему благодать. Единственным его имуществом была афонская икона Божьей Матери. Преподобный уходил из земной жизни, молясь Богородице.

Другой известный афонский аскет Хаджи-Георгий Каппадокийский (†1886) с детства всем сердцем полюбил аскезу и молитву, как и Пресвятая Богородица, во всем помогавшая ему. Придя на Афон, он сначала поселился в монастыре Григориат, а затем подвизался в Кавсокаливийском ските под опытным руководством его земляка и духовного отца Неофита (†1860), который благословил его жить близ пещеры преподобного Нифона. Впоследствии они поселились в Керасии и учредили здесь постоянный, многолетний и строгий пост, с полным исключением растительного масла. Старца украшали молчание, послушание, пост, молитва, смирение и любовь. Чтобы избегать многословия в своей синодии, старец, находясь с братией на каком-либо послушании, громко молился. Жизнь его была непрекращающимся Великим Постом. Ему было свойственно и радостопечалие. Рассудительная любовь Хаджи-Георгия помогла многим, а святые таинства обладали целебной силой. Его немытость, грязная и превратившаяся в лохмотья одежда скрывали чистое сердце, возлюбившее трезвение. Старец отошел ко Господу, едва причастившись Святых Таин.

Блаженной памяти отец Харитон Духовник (†1906) принял монашество в Метеоре, после чего отправился сначала на Синай, а затем на Афон. Он спал мало и лишь в стасидии, ел один раз в день, а масло только по субботам и воскресеньям. Любимым его местом были пещеры святых в обширном районе Кавсокаливийского скита. Это был исихаст, любивший молчание, тишину, воздержание, смирение и учение. Он изучал жития святых и подражал им, писал церковные песнопения и составлял синаксари. Он писал: “Возлюби бдение, пост, слезы, молитву, пение и изучение Писания, стань смиренномудрым и мирным, оставь гордость, дабы не одолела тебя зависть, необузданность страстей и гибель душевная”. Он одерживал победу над искушениями, призывая Пресвятую Богородицу. В конце жизни отец Харитон редко покидал свою келью. Постоянно пребывая в памяти о смерти и о Боге, он отправился в свое, как он писал, последнее путешествие на небеса с молитвой на устах.

Далее…

Перевод с новогреческого, редакция интернет-издяния “Пемптусия”.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий