Святый Мучениче Княже Владимiре, моли Бога о насъ!

5. МУЧЕНИЧЕСКIЙ ПОДВИГЪ

Князь Владимiръ и его товарищи по изгнанью пробыли почти мѣсяцъ подъ невыносимымъ тюремнымъ режимомъ. Улучшенiя обстоятельствъ уже не предвидѣлось: къ Уралу приближалась Бѣлая Армiя и большевики рѣшили убить Царя Николая II и всѣхъ его родственниковъ, сосланныхъ сюда, прежде чѣмъ они будутъ спасены «контрреволюцiонерами».

Въ ночь на 17-ое Iюля Царь Николай, его супруга и дѣти и ихъ вѣрные слуги были звѣрски убиты въ подвалѣ Ипатьевскаго дома и погребены въ тайной могилѣ въ лѣсахъ подъ Екатеринбургомъ.

Не зная ничего объ этомъ, алапаевскiе узники провели утро 17-го Iюля — свое послѣднее —въ своемъ обычномъ заточенiи. Въ полдень къ нимъ явился чекистъ Старцевъ съ группой рабочихъ-большевиковъ, отослалъ всю стражу, отобралъ у изгнанниковъ ихъ послѣднее имущество и объявилъ имъ, что ночью они будутъ перевезены въ другое мѣсто, находящееся въ 10-ти верстахъ отъ Алапаевска. На самомъ же дѣлѣ большевики намѣревались отвезти ихъ къ заброшенной и полузатопленной рудной шахтѣ близъ деревни Синячиха, которая была выбрана мѣстомъ убiйства. На днѣ шахты была яма, называемая Нижнеселимской, глубиной метровъ въ 11, въ которой тѣла нескоро были бы обнаружены.

Поздно ночью они завязали за спиной руки Великой Княгинѣ Елизаветѣ и ея вѣрной спутницѣ. Князья со связанными руками и завязанными глазами были выведены и посажены въ повозки. Великiй Князь Сергѣй понялъ, что должно произойти и сопротивлялся. Большевики въ него выстрѣлили, ранивъ въ руку, и посадили въ послѣднюю повозку.

Выѣхавъ изъ Алапаевска, повозки объединились въ жуткую молчаливую колонну. Въ темнотѣ идущая въ городъ группа крестьянъ въ послѣднiй разъ увидѣла князей и ихъ убiйцъ. Князья были одѣты въ простую гражданскую одѣжду. Колонна продвигалась тихо, изъ повозокъ не доносилось ни звука. Около часа ночи колонна добралась до шахты. Наступило 18-ое Iюля — день Ангела Великаго Князя Сергѣя. По прибытiи узниковъ заставили пройти нѣсколько сотъ метровъ отъ повозокъ. Великая Княгиня Елизавета пѣла по дорогѣ пѣснопѣнiя. Ихъ сбрасывали по одному. Съ завязанными глазами и со связанными за спиной руками, узники не могли защищаться отъ побоевъ или стараться бѣжать. Великiй Князь Сергiй, возможно, сдѣлалъ послѣднюю попытку къ сопротивленiю, т.к. ему выстрѣлили въ голову. Спустя много мѣсяцевъ послѣ убiйства, вскрытiе тѣлъ показало, что несмотря на побои, жертвы были еще живы, когда ихъ сбросили въ шахту. У всѣхъ были сильно травмированы черепъ и мозгъ. Князь Владимiръ и князь Игорь были безъ сознанiя послѣ своихъ раненiй, которые были особенно тяжелыми. Свидѣтельство убiйцы Рябова подтверждаетъ предположенiе, что жертвы оставались живыми послѣ того, какъ были сброшены въ шахту, и даетъ представленiе о жестокости палачей:

«Никто изъ нихъ, по-видимому, не утонулъ и не захлебнулся въ водѣ, и черезъ нѣкоторое время мы снова могли слышать почти всѣ ихъ голоса.

Тогда я бросилъ туда гранату. Она взорвалась, и все было тихо... Мы рѣшили немного подождать. провѣрить, если всѣ они погибли. Вскорѣ мы услышали разговоръ и едва слышный стонъ. Я бросилъ туда еще одну гранату. И что же вы думаете — изъ-подъ земли мы услышали пѣнiе! Я былъ объятъ ужасомъ. Они пѣли молитву «Спаси, Господи, люди Твоя!» У насъ больше не было гранатъ, однако невозможно было оставить дѣло незаконченнымъ. Мы рѣшили завалить шахту сухимъ хворостомъ и зажечь его. Сквозь густой дымъ еще долгое время продолжало доноситься до насъ ихъ пѣнiе...»

Нѣкоторые изъ убiйцъ остались сторожить шахту, а другiе вернулись въ Алапаевскъ, гдѣ они затрезвонили въ соборные колокола и забили тревогу, что князей увезли какiе-то неизвѣстные лица. Вѣсть о «побѣгѣ» была напечатана въ большевистской прессѣ Петрограда, и въ теченiе цѣлаго года семьи жертвъ вѣрили, что князья живы и находятся гдѣ-то въ Сибири.

Но князь Владимiръ Палей и его соузники ушли навсегда, ставъ жертвой массоваго побоища, которое начинало охватывать всю Россiю и отъ котораго въ конечномъ итогѣ погибли многiе миллiоны людей на протяженiи мрачнаго 20-го вѣка. 18-го Iюля 1918 года русская литература также потеряла одного изъ своихъ самыхъ многообѣщающихъ поэтовъ. Лучшiе произведенiя Палея по силѣ и красотѣ не уступаютъ великимъ поэтамъ «серебряннаго вѣка», а по нравственной чистотѣ онъ и выше многихъ. Ему былъ только 21 годъ, когда заключительныя строки одного изъ его стихотворенiй —«Надпись на могилѣ» — стали для него дѣйствительностью.

 Душа его на крыльяхъ утомленныхъ
Къ Создателю, убитая, взлетитъ

Святый Мучениче Княже Владимiре, моли Бога о насъ!

Память 5/18 июля

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий