Выдающиеся представители афонского неоисихазма

Афон. Свято-Пантелеимонов монастырь

Старец Даниил Катунакиот из Смирны (†1929) своими самыми любимыми преподобными считал Иоанна Лествичника и Исаака Сирина, автора подвижнических слов, а также отцов-колливадов.

Проведя какое-то время в монастыре Святого Пантелеимона и Ватопеде, он удалился в столь любимый им скит Катунаки, где предался аскезе, чтению и молитве. Нищета его обратилась в богатство, а споеойствие стало лучшим другом и источником духовной радости. Внешнее его спокойствие стало и внутренним, возделывая сад его благого сердца Иисусовой молитвой, которая наполняла его сердце радостью. Его переписка со многими святыми личностями, равно как и собственные сочинения, открывают его Божественную просвещенность, благодать, рассуждение и мудрость. В частности, это обнаруживается в его письме монаху об умной молитве, где перед нами предстают его знания святоотеческих творений, умение молиться, рассуждение и прозорливость.

 Каллиник Исихаст Афинский

Каллиник Исихаст Афинский из скита Катунаки (†1930) особенно любил книгу “Добротолюбие” святых отцов-трезвенников.

Он тяготел к спокойствию, уединению, аскезе, молчанию и молитве, как это свойственно всем исихастам. Пост, воздержание, бдение, труд и слезы были для него не словами и отвлеченными понятиями, но поступками и опытом, ведь, как говорил авва Фалласий: “Ум воздержанный есть храм Духа Святого”. Его великая добровольная аскеза закончилась полным затворничеством в келье, продлившимся более сорока лет. Это добровольное заключение имело целью не что иное, как более удобное творение Иисусовой молитвы. Беззаботность, простота, умиление, немногословие и молчание сопровождали его пламенную молитву. Богопросвещенный, рассудительнейший, братолюбивый и благодатный старец Каллиник сподобился видения фаворского света. Послушники порой наблюдали, как от старца исходит сияние. Он боролся с приверженцами ереси имяславия и стал истинным учителем умной молитвы. Последним днем его земной жизни стало 6 августа, светлый праздник Преображения, исихастская Пасха.

Старец Гавриил Дионисиатский (†1983) говорил о монахе Исааке (†1932) из своего монастыря: “Это был человек простоты, строгости и благочестия, молчаливый и сосредоточенный во всем. Пример всем отцам”. Благочестивейший монах Лазарь (†1974) из этого же монастыря рассказывал, как был с ним на кафизме праздника святых апостолов: “Когда во время утрени мы на протяжении двух с половиной часов молились с четками, только на первые или на вторые четки он мог произносить молитву “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас” тихо. На третий раз сердце его разгоралось Божественной любовью и ревностью, так что он более не мог сдерживать себя и говорить шепотом. Он кричал каждое слово, пылая любовью и ревностью, будто видел перед собой Христа и молился Ему, припадая к Его ногам”. Ночи он проводил, плача о своих грехах и обо всем мире. Старец всегда с готовностью исполнял свои послушания и правило, служил, дабы показать, что исихасты существуют и в киновиях, ведя тайную и мужественную борьбу.

Старец Гавриил Карулиот (†1968) был строжайшим аскетом скита Каруля, человеком глубокого покаяния, силы и борьбы. Усердный любитель чтения святых отцов-подвижников, враг лени, высоко парящий орел, по выражению святого Ефрема Сирина, нестяжатель, любитель тишины, радостный исихаст, прославленный бесславный, согласно Григорию Богослову, строгий к себе, постник, бегущий от мира. Он словно не ступал по земле. Проходя по труднопроходимым тропам, он будто парил, бестелесный, молящийся, погруженный в себя, бесхитростный, сосредоточенный на своей внутренней безмятежности и чистоте в прекрасной тишине – этой рождающей и питающей святых пустыне. По его словам, он был горным пустынником, меж небом и землей. Своим паломникам он вместо бесед читал отрывки из “Добротолюбия”. Смерти старец ожидал с радостью. Он причастился и отошел в мире. Это был поистине героический монах.

Чуть ниже аскетической арены старца Гавриила жил и другой мужественный подвижник Христов, уроженец Константинополя и бывший настоятель монастыря Ставроникита, старец Филарет (†1962), который, дабы смирить себя, сделался ради Христа юродивым. Свою неприметную и бедную келью, походившую скорее на гроб, он считал дворцом. Он всецело предал себя в руки Божьи, не заботясь о земном. Презрение было для старца похвалой. Он волновался лишь о чистоте своего разума и, оправдывая свое имя, стал истинным другом добродетели. Старец очень любил Богоматерь. Слушая церковное пение, он плакал, а в певчих видел ангелов. Вся его жизнь стала молитвой. Моление соединилось с его дыханием. Старец почил в радости, слушая, как данилейские монахи поют “Достойно есть”.

Назад

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий