Хронология канонизации преподобного Серафима Саровского

Однако в древней Церкви мощи святых почитались вне зависимости от состояния останков. (На Афоне и сегодня мощами считаются кости подвижника.) Но и на Руси в Средние века мощам святых поклонялись независимо от их состояния: когда переносили мощи святителей Московских при перестройке Успенского собора, митрополит Иона был обретен «в целом теле», митрополит Фотий — в мощах и частично истлевшем теле, а митрополит Киприан — в мощах, то есть сохранились только кости. Основанием для канонизации святых было не нетление останков подвижников, а проявление Духа в святости их жизни и в чудотворениях от их мощей. Поэтому Православная Церковь прославляла угодников, мощи которых не открыты до сих пор. Таковы, например, Антоний Печерский, Кирилл Белозерский, Иосиф Волоколамский, Пафнутий Боровский и другие. Были и подвижники, которых причисляли к лику святых еще до открытия их мощей — потому что еще до открытия совершались многочисленные чудотворения при их гробах; таковы преподобный Феодосий Печерский, митрополит Московский Петр, преподобный Нил Столбенский, святитель Ермоген, Патриарх Московский, и другие. И напротив, бывали случаи, когда обретались нетленные тела усопших, но не совершалось чудотворений по молитвам к ним, и они не прославлялись.

В синодальный период, как в народном сознании, так и среди духовенства, укоренились неверные мнения относительно существа и значения останков святых, самым распространенным из которых считалось, что нетленные мощи — это нетленное тело, являющееся показателем святости угодника.

Потребовалось богословское исследование, результат которого был опубликован в заявлении митрополита Антония, в котором он напоминал как скептически настроенным членам Синода, так и церковному обществу учение православной Церкви о мощах: «Нетление мощей вовсе не считается признаком для прославления святых угодников… нетление мощей, когда оно есть, есть чудо, но только дополнительное к тем чудесам, которые творятся чрез их посредство. И святость старца Серафима определялась не свойством его останков, а верою народа и многочисленными чудесами, которые по их исследовании не представляли никакого сомнения в своей достоверности и относятся к событиям, являющим чудодейственную силу Божию ходатайством и заступлением отца Серафима… Потому нет никаких оснований смущаться православным».

Мнение митрополита Антония разделяли и считавшийся «камертоном богословия» XIX века святитель Филарет (Дроздов), и авторитетный церковный историк профессор Е. Голубинский.

На основании этого заключения Синод признал удовлетворительными результаты освидетельствования мощей и составил доклад императору, в котором выражалось решение «Благоговейного старца Серафима, почивающего в Саровской пустыни, признать в лике святых, благодатию Божиею прославленных, а всечестные останки его — святыми мощами». Память святого Серафима положено праздновать как в день преставления, 2 января (15 по н.ст.), так и в день открытия святых его мощей, 19 июля (2 августа по н. ст.)».

Ознакомившись с докладом Синода, император Николай II поставил такую резолюцию: «Прочел с чувством истинной радости и глубокого умиления».

19 июля (2 августа н. ст.) 1903 года. Торжества прославления преподобного Серафима в Сарове. В документальных свидетельствах говорилось, что при переложении в новый гроб мощи святого Серафима издавали благоухание.

Во время торжеств происходили многочисленные случаи исцелений, подтвержденных в том числе и самим митрополитом Антонием (Вадковским).

 

Источник: «Нескучный сад»

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий