Житие и деятельность иже во святых отца нашего Феогния подвижника и отшельника, бывшего епископа Витилийского

Павел Элладский, бывший исихаст в Элеусе

1. “Да воссияет свет ваш пред человеками, да узрят добрые дела ваши и прославят отца вашего, иже на небесех” 1: так заповедал ученикам своим Царь славы Христос.

Посему они, усердно восприяв божественную заповедь, с избытком озарили всю подсолнечную молниями своих чудес, и безупречно исполнив возложенное на них служение, и спои драгоценные талеса, те богозданные орудия, которые древний закон назвал “кожи овни червлены”, оставив на земле. как некогда оставил свою милость оный пламенный пророк Илия, отошли с радостию к Творцу всяческих и смело предстали пред несотворенный царский престол. Однакож не одним только апостолам дано было — веровать в Бога и исполнять его заповеди, и получать за свои труды и подвиги награды [28] от десницы Вседержителя, но и последующим за ними ученикам и подражателям Слова. Так Павел, великий Христов провозвестник, излиявший на церкви медоточивые струи благочестивого учения, желая это изобразить, говорил: “подвигом добрым я подвизался” и далее: “впредь предстоит мне венец правды, который воздаст мне в оный день Господь, праведный Судия, и не только мне, но и всем, возлюбившим Его явление” 2.

2. Посему и Феогний, Каппадокиянин, от младых ногтей прилепившись к любви Господней, исполнив Иеремино слово “я безустанно последовал за Тобою”, украсив себя добрыми делами, и пропитав благоуханием безбрачия и всех прочих богоугодных деяний как свою душу, так и всех своих знакомых, “изменив крепость”, по выражению Исайи, и оперившись подобно орлу, и радостно освободившись от уз телесных, отлетел на небо и оставил последующим поколениям память о себе, как о некоем столпе света. И так я, помышляя об упомянутом дивном муже, как неоскверненно и чисто он жил, каким был смиренномудрым, и о том, как он денно и нощно с великою скорбью в сердце и обильными слезами умилостивлял Господа в пользу согрешающих, и в каких он с недавнего времени пребывает неизреченных и вечных обителях, и нетленных чертогах купно с ангелами, и раздумывая о собственном моем нерадении и о бездне неугасимого пламени и о тех нескончаемых муках, которым ожидаю быть преданным, я был намерен ныне пред вами безмолвствовать, ибо закон постановил, чтобы уязвленный [29] грехом покрывал свои уста покровом молчания, и заключить себя в темный вертеп и непрестанно плакать и рыдать. Ведь я знаю, о! знаю, да и совесть обличает меня, что я путь нынешней жизни проходил нерадиво, и пренебрег словом, советовавшим мне отводить ноги от “путей неровных” и идти “гладкими” 3. И все же я дабы не огорчить и не опечалить вашего возлюбленного и почтенного собрания и сошедшихся здесь для поминок преподобных мужей, попытаюсь сказать хоть малое вместо великого и немногое из многого, рассеяв облако уныния глубочайшим воздыханием.

3. Теперь, когда уста исполнены воспоминанием о Феогнии, этом всеми возлюбленном (благоуханном) мире, да усладится и возликует сонмище небесных звезд, земля да возрадуется и да улыбнется воздух, в особенности при сорадовании сил бесплотных о памяти сего человека Божия, которые когда видели его подвиги еще в здешней жизни его, удивлялись тому, как этот облеченный в плоть человек сопротивлялся воителям бесплотным, как этот простой и жалкий и неимущий и бил и спутывал, топтал и полонил начала и власти, миродержавцев тьмы и духов злобы. Родина его была Каппадокия, и в этом крае он еще в детстве облекся в монашескую одежду. Пробыв здесь некоторое время в тишине и в подобающем инокам поведении, он услыхал, как Господь в Писании вещал патриарху Аврааму: “Выйди из своей земли и от своего рода и иди в землю, которую тебе укажу” 4. И вот тотчас по получении повеления так поступить, он отрывает себя от своей родины, приходит [30] в Иерусалим для моления у Святых мест, и там был принят благоговейными мужами в монастырь именуемый Флавии. И здесь проживая, он держался своей обычной тишины и кротости, принося пользу всем сожителям, и ни разу никого не введши в соблазн.

4. Вскоре христолюбивая жена, построившая сей монастырь, упросила и уговорила его принять на себя попечение о его управлении. Этот монастырь находится вне Святого града на месте именуемом Гефсиманией. И сей муж заботился подобающим образом об упомянутом монастыре и проживавшей в нем братии. Впоследствии, почувствовав себя тревожимым и пожалуй отрываемым от бестревожной молитвы к Богу и божественного собеседования, при обилии всего потребного и при беспокойстве, наносимом постоянным посещением иноками и мирянами монастыря, так как он был воздвигнут близ города; он убоялся, как бы от частой тревоги и от множества удобств, в особенности же и от больших похвал прославляющих его людей, не ослабеть ему разумом и не сделать и не помыслить чего-либо недостойного высшего призвания. Вот он прибегнул к одному из старцев, умевших распознавать помышления и ему раскрыл тайну свою. Старец дал ему такой ответ: Люди, желающие хранить свою душу в непрерывной преданности Господу, каким и ты мне кажешься, не опутывают себя делами, и хотя, по-видимому, монахам имущество и полезно, но предоставив это людям и на то и на другое способным, могущим без вреда принять на себя заботы, они по приобретении добродетели безмятежности, сверх того стараются уклониться от разговоров большинства, для того чтобы светильник [31] не покрылся тенью ложа или модия, так как ложе и модий символы нерадения и суетливости, и светяший свет нередко угасал от внезапного напора сильного ветра.

5. На это Феогний сказал: Очень мне понравился совет твоей святой души; но я боюсь скорби и трудов. А старец ему: Если ты будешь искать пустыню, влекомый любовью к самому Богу, а не из тщеславия; то ищи скорби, и найдешь покой; а ища покоя, будешь охвачен скорбями. Услыша это блаженно усопший облобызал старца и ушел в пустыню, и прилепившись к боголюбезному и преподобному архимандриту Феодосию, мужу прославленному, жил с ним известное число лет. Потом настало какое-то искушение; появились у Феогния на пальце нарывы, которые сильно воспалившись, лопнули, и каждый день из того места выступало много крови. Когда он этим был опечален, то некто опытный в подобных вещах дал ему такой совет: Так как нагорная сторона очень холодна, а болезнь, которой ты страдаешь, нуждается в более теплом воздухе, то спустись к краю Иорданскому и, там пробыв, ты через несколько дней выздоровеешь.

6. Спустившись туда, он поселился в лавре Каламонской (Тростниковой) и вскоре избавился от боли. Он с любовью привязался к пустыне и молитвам. Еще до появления Феогния страшный змей привык гнездиться в той пещере, и после сна выползать из нее в пустыню, и потом опять возвращаться в нее из пустыни. В первый же день, когда блаженно усопший получил от игумена келию, этот змей увидал его сидящим внутри, держащим короб и трудящимся; ибо он до кончины своей не оставлял трудов, и во [32] время труда, если только никто его не тревожил, слезами орошал все свое рукоделие. Когда зверь выставил голову в дверь, а остальное тело держал вне келии и, пребывая неподвижным, только глядел на Феогния, то покойник сказал ему: Если ты привык здесь жить, войди; не препятствую. Тогда змей и весь вполз в пещеру и свернувшись в одном углу спокойно улегся.

7. С того дня змей, когда желал, входил в пещеру, причем Святой оставался безбоязненным до его ухода оттуда. Впоследствии по благодати промысла Феогний, вышед из Каламона, занял эту местность и найдя пещеру поселился в ней одиноко, утоляя голод малым куском хлеба и несколькими рожками, а жажду чашей воды, и ведя постоянно сильную битву с демонами, воюющими посредством нечистых помыслов. И он был во истину как светильник в пещере, предавался подвигам; выдерживал посты, спал на голой земле, плакал, бодрствовал, часто преклонял колена и исследовал изречения духовные. Я думаю, он был тогда на пятидесятом году жизни. Многие приходили к нему, желая получить пользу, ибо молва о нем распространялась и каждый из приходивших ради разных скорбей возвращался от него с чувствами душевного назидания и полного утешения.

8. Одну ночь обманщик наводит на него помыслы робости и за сим при глубоком мраке показывает ему будто Сарацин, обнажив меч, грозит ему, если тотчас не выйдет из пещеры, отсечь ему голову. Исполненный страха этот муж выскочил из пещеры и стал молить Бога сотворить полезное. И немедленно появился к нему ангел и сказал ему строжайшим голосом: Нисколько не робей; войди в пещеру без [33] всякого страха; ведь это вовсе не Сарацин, как ты полагаешь; это дух нечистый, принявший на себя образ Сарацина. И мгновенно покидает его робость и он почувствовал смелость и неизреченную радость, а демон исчез.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий