Жизнь и труды святого Космы Этолийского

Афанасий Зоитакис

В 1714 году в небольшом горном этолийском1 селении Мегало Дендро родился мальчик. Мало кто мог тогда предположить, что впоследствии он станет не только великим православным святым, но и историческим деятелем, во многом предопределившим судьбу всего балканского региона.

О родителях Констаса2 известно немного. Оба они были ткачами. Отец (Димитрий) происходил из деревни Грамено, мать была родом из селения Влахохори. Из-за преследования турецких властей они вынуждены были бежать из Эпира и обосновались в Этолии в 1700 году. Там у них родилось двое детей: Косма и его старший брат Хрисанф3.

Греция переживала тяжелые времена. Процветало варварство и безграмотность, отдельные районы были изолированы друг от друга: "часть народа умела лишь читать и писать как попало, большая же часть была погружена в пучину полной безграмотности"4. Люди скрывались в высоких труднодоступных горах, постепенно утрачивали связь с соседними поселениями и культурно обособлялись. В горных районах промышляло множество разбойников, нападавших не только на представителей турецких властей, но и на собственных соплеменников. Во многих деревнях не было церквей и, как следствие, школ: "никто не заботился ни об их вере, ни о языке, или о национальном или социальном чувстве. Полнейшая безграмотность и дикость процветала в тех областях — там правили, словно мелкие тираны, местные беи и удельные князьки"5.

  После завоевания Византийской империи образовательную систему постиг глубочайший кризис. Он был вызван комплексом причин, ставших следствием распада государства: бегством ученых и образованных людей на запад, демографическим кризисом, разрывом общинных связей и упадком городов.

Основание небольшого числа школ в наиболее развитых областях Греции не смогло кардинально изменить ситуацию к лучшему. Проблема заключалась в полном отсутствии организации образовательного процесса, за годы турецкого владычества во многих областях население уже не чувствовало необходимости в получении образования и ничего не делало для исправления сложившейся ситуации.

К этому периоду относится волна массовой исламизации тысяч христиан, преимущественно в отдаленных и труднодоступных районах. Часто принятие ислама носило массовый и добровольный характер. Одни стремились получить высокие посты и налоговые льготы, другие после череды кроваво подавленных национально-освободительных восстаний разочаровались в возможности избавления от иноземного ига. Люди все больше отходили от веры отцов. Забывая великое прошлое своей страны, они уже не надеялись на ее великое будущее.

Косма был подлинным христианином — забота только о своем спасении была неприемлема для него, боль за соотечественников, любовь к ближнему заставили его посвятить себя просветительскому служению, которое впоследствии стало для него смыслом жизни: «И вот слово, сказанное Господом нашим Иисусом Христом о том, что христианин, — будь то мужчина или женщина, — должен заботиться не только о своем спасении, но равным образом должен печься и о том, чтобы не впали в грех его братья. С тех пор, как я услышал его… оно долго точило мое сердце, как червь точит дерево, и я размышлял, не зная, что предпринять».

До двадцати лет святой Косма оставался в деревне, помогая родителям в ведении хозяйства. Жизнь среди простых, зачастую неграмотных, терявших связь с традицией, терпящих лишения соотечественников, не только предопределила его решение посвятить себя делу возрождения нации, но и помогла ему на этом пути. Он не понаслышке был знаком с проблемами сельчан и мог общаться с соотечественниками на равных, а не как кабинетный ученый, знакомый с ситуацией лишь в теоретическом аспекте, миссия которого неизбежно была бы обречена на провал.

С молодости у Космы была большая тяга к знаниям, и он старался воспользоваться любой возможностью, чтобы получить образование: «Я, христиане, посвятил учебе сорок — пятьдесят лет <…> глубины мудрости изучил». По свидетельству его биографа, «Будучи еще мирянином, блаженный издавна имел в сердце своем сильное желание, всем тем, чему учился, послужить на пользу братий своих христиан».

На родине Космы Этолийского было много монастырей: Святой Параскевы в Мандре, Иоанна Крестителя в Дервиксте, Успения Божьей Матери в Катафигио... А монастыри в то время были центрами не только духовными, но и образовательными, общественными. Вероятно, в одном из этих монастырей святой научился так называемой «священной» грамоте, которая заключалась в чтении, письме, знании азов арифметики, молитв и церковных служб.

С восьми лет Констас обучался под руководством иеродиакона Герасима Литсикаса в Сигдитсе. После десятилетнего обучения в 1732 году он возвратился на родину. В двадцать лет он стал обучаться грамматике6 в общинной школе Ломботины7 . Косма был способным и одаренным учеником и в том же 1734 году был назначен в общину Ломботины учителем. Такая практика в то время была распространенной и повсеместной: способные ученики часто совмещали обучение с преподаванием. Зимой святой Косма учил в церкви, летом — в тени деревьев. Он знал учебные тексты наизусть и преподавал, не заглядывая в книги. Его метод преподавания был достаточно передовым и во многом отличался от общепринятых образовательных методик. Общепринятому учительскому монологу он предпочитал живой диалог с учениками. Стремясь к полному доверительному взаимопониманию, Косма не использовал телесных наказаний8. По Воскресеньям он беседовал с соотечественниками, трактовал для них евангельские и богослужебные тексты. Святой стремился пользоваться не книжным, а понятным простому народу языком. Народное предание гласит, что уже тогда святым Космой была открыта первая общинная школа. Располагалась она в этолийском селении Таксиархис.

Свое образование Констас продолжил в Элиномусио Враянон. Это учебное заведение было открыто при монастыре святой Параскевы известным проповедником Евгением Яннулисом. Там Косма изучал обширные монастырские библиотеки, хранившие тысячи редких рукописей, общался с ученными, отказавшимися от эмиграции на Запад и скрывавшимися в монастырях. Помимо гуманитарных дисциплин Косма смог расширить свои знания по арифметике и геометрии. Сколько длилось его обучение, неизвестно, но, вероятно, он оставался там до своего отъезда на Афон, совмещая учебу с преподавательской деятельностью.

В XVIII веке Афон был центром культурной и общественной жизни Греции, в великой славе находилось и училище при ватопедском монастыре — знаменитая Афониада. Именно туда с целью продолжить обучение прибыл в 1749 году Констас. Афониада переживала период расцвета и была, пожалуй, ведущим учебным заведением, которое специализировалось на преподавании логики, грамматики и богословия. Преподавателями Космы стали выдающиеся афонские монахи. Среди них особо следует отметить, преподавателя Философии, «ученейшего Евгения» — Евгения Вулгариса9. Обладавший великолепным образованием, он был известен не только в Греции, но и за ее пределами (в частности, долгое время состоял в переписке с Вольтером). Первоначально проявив интерес к идеям западного Просвещения, он впоследствии отверг их, как противоречащие православной традиции, сторонником и защитником которой он всегда был. Он также был сторонником Великой Идеи — возрождения Византийской империи и объединения в ней всех православных народов. Боль за судьбу православия и отчизны заставила учеников Вулгариса объединится в тайное общество. Его основной целью стала борьба с безграмотностью: «В этот период группа учеников Евгения, включая и Косму, видя угрозу православию и нации, единогласно согласилась во имя Святой Троицы помочь нации в распространении грамотности».

На Афоне Косма Этолийский не только получил необходимые знания, но и укрепился в своей решимости посвятить себя делу просвещения народа. Косма оказался там не из-за стечения обстоятельств: учеба за рубежом была для него неприемлема10, а Афон был единственным местом в Греции, где можно было получить фундаментальное образование. Там он не только укрепился в своей преданности православной традиции, но и нашел единомышленников, укрепивших его веру и решимость способствовать национальному возрождению. Косма постепенно готовился к осуществлению задуманного: изучал святоотеческую литературу и Священное Писание. Помогли ему и довершившие его образование уроки риторики, полученные в Константинополе.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий