Жизнь и труды святого Космы Этолийского

Вот что рассказывает о дальнейших событиях первый биограф святого Космы преподобный Никодим Святогорец: «Еще нося мирское имя Констант, праведный и в мирской одежде уже украшал себя благолепием монашеского образа, не щадил своих сил и трудов и приучал себя к совершенному подвижничеству. Но вот из этого славного и знаменитого училища удалились учителя, оно, к несчастью, снова опустело и пришло в упадок, тогда добрый Констант, удалившись оттуда, прибыл в святую обитель Филофееву. Там он принял монашеский постриг и с великим усердием преуспевал в иноческой жизни. Вскоре же, когда обители понадобился священник, по сильному убеждению и прошению отцов он был рукоположен во иеромонахи».

В 1760 году Косма покинул Афон, пробыв там, таким образом, десять лет. Главной причиной, побудившей его оставить монастырь, была забота о соотечественниках и стремление к апостольскому служению: «Он часто говорил: какую великую нужду в Божьем слове имеют братия мои, христиане! Поэтому ученые люди должны стремиться не в господские дома, не ко двору вельмож и не для богатства и знаменитости расточать свою ученость, но, чтобы приобрести небесную награду и неувядающую славу, более всего должны учить простой народ, живущий в великом невежестве и грубости. Но при всем своем желании, при всей пламенной ревности о пользе братий, горевшей в его сердце, он представлял и всю трудность дела апостольской проповеди и, как муж смиренномудрый и скромный, не отважился начать это предприятие, руководствуясь исключительно собственным желанием, не уразумев прежде Божьего на то изволения. Поэтому, желая узнать, угодно ли это намерение Богу, он открыл Божественное Писание и чудесным образом тотчас встретил Апостольское изречение: никтоже своего си да ищет, но еже ближнего кийждо (1 Кор.10,24), то есть, пусть каждый ищет не того, что полезно для него самого, но что принесло бы пользу его брату».

Решение Космы было вызвано отнюдь не разочарованием в монашеской жизни: «Вы можете сказать: А ты ведь монах, что ты тогда делаешь в миру. И я, братья, неправильно поступаю, но, так как народ наш стал безграмотным, я сказал: Пусть Христос потеряет лишь меня, <…> но получит остальных. Может быть, по милосердию Божьему и вашим молитвам, и я спасусь».

  Косма прибыл в Константинополь с твердым намерением начать деятельность проповедника. Здесь открыл он мысль свою благословенным архиереям и учителям, и, слыша, что все, как один, они побуждают его приступить к выполнению этого дела Божьего, он взял благословение у патриарха Серафима11. Серафим был родом из Делвино, а следовательно, хорошо знал трагическую обстановку, сложившуюся в материковой Греции. Кроме того, до вступления на патриарший престол он был митрополитом в наиболее проблемных областях Греции: Фракии и Этолии. Предположительно, маршрут первого миссионерского путешествия Космы был разработан при участии патриарха, который с большим воодушевлением и одобрением отнесся к миссии, что тот на себя возложил.

Путешествия и деятельность Космы традиционно принято называть миссионерскими. Правомерно ли использование этого термина? Ведь на момент его проповеди многие жители Балкан уже были христианами. Несомненно, проповедь православия была в той ситуации вполне оправданной и актуальной: часть населения добровольно принимала ислам, усиливалась пропаганда католицизма и протестантизма12, росло влияние и авторитет западного Просвещения. Многие греки, сербы, болгары оставались православными только по букве, но не по духу. Они были мало знакомы с основами православного вероучения, отошли от святоотеческой традиции. Миссионерская деятельность Космы носила многосторонний характер: с одной стороны, он стремился вернуть отошедших от православия в лоно церкви, с другой, хотел возродить чистоту христианской жизни, распространить святоотеческую традицию и укрепить единство народа.

«Так блаженный Косма начал проповедовать Евангелие царствия небесного сперва в церквах и селениях в окрестностях Константинополя, потом же отправился в Навпакт, в Врахохори, в Месолонги и в другие места, а оттуда вновь прибыл в Царьград. Испросив совета у тогдашнего патриарха Софрония и, получив от него снова дозволение и благословение, он начал еще более пламенно, ревностно и самоотверженно проповедовать слово Евангелия. Обошел почти все Додеканезские острова и, научив христиан приносить покаяние и творить дела богоугодные и достойные покаяния, в 1775 году вновь возвратился на Святую гору. Посещая тамошние монастыри и скиты, Косма говорил поучения отцам и посвятил какое-то время чтению святоотеческих книг. Но так как его сердце было переполнено любви к христианам и стремлением помочь своим братиям (он сам неоднократно говорил об этом многим отцам), он не мог больше медлить. Удалившись со Святой горы, Косма начал проповедь с окрестных селений, и продолжил проповедовать в Салониках, Верии и во всей Македонии, прошел области Химару, Акарнанию, Этолию до самой Арты и Превезы, а оттуда отплыл на острова: святую Мавру и Кефалонью».

Святой Косма посетил со своими проповедями не только Грецию, но и Болгарию, Сербию, Малую Азию. «Тысячи городов и деревень не слышали слова Божия», говорит Косма в одном из своих поучений. Понимая всю сложность сложившейся ситуации, он побывал практически на всей территории Константинопольского патриархата. Особое внимание святой уделял районам, над населением которых нависла угроза исламизации и отрыва от национальной культурной традиции. Так, в Северном Эпире он был несколько раз, посещая одни и те же населенные пункты и поддерживая местных жителей своими пламенными проповедями13.

Поначалу народ не всегда восторженно встречал проповедника. Дорофей Вулисмас, известный проповедник, совершивший ряд путешествий по материковой Греции, в одном из своих писем писал, что опасается проповедовать в публичных местах и около храмов, "принимая во внимание опасность, которой подвергся Косма во время своей проповеди"14. Вулисмас описывает трудности, с которыми ему пришлось столкнуться, говорит о недоверии и даже враждебности местного населения.

Сотни проповедников и ученых предпринимали попытки просветить соотечественников. Почему же их миссии не приносили сколь-либо значимых результатов? Одни отступали перед первыми же трудностями, другие не были готовы к столь ответственному и самоотверженному служению. Не имея продуманного плана и программы действий, необходимых знаний и таланта, они вскоре отчаивались, не справляясь с первыми же трудностями.

Однако святой Косма не опустил руки и самоотверженно продолжил свою просветительскую деятельность, которая была сопряжена с множеством опасностей, лишений и тяжелых испытаний. Святой говорил с народом не как учитель с учениками, а на равных, на простом понятном населению языке, а не на архаизированном книжном, который был непонятен народу, а потому вызывал у него отторжение и неприятие, что, в конечном счете, переносилось и на проповедника.

Народ восторженно встречал святого, за ним следовали тысячи людей и около сорока священников. Постепенно слава о нем распространялась по всей Греции, на его проповеди стекались десятки тысяч человек.

«Куда бы не приходил блаженный, везде было великое стечение христиан, которые с умилением и благоговением внимали благодати и сладости словес его, а это сопровождалось исправлением нравов и духовной пользой. Учение его (как я сам его слышал), подобно учению рыбаков15, было весьма просто, спокойно и кротко, чем и доказывалось несомненно, что оно исполнено благодати кроткого Утешителя Святого Духа».

"Молва о Косме Этолийском распространилась по всей Греции, вызвала восторг и сильное желание во всех областях <…> принять его и выслушать его «Поучения». Так выходили все вместе с женами и детьми, молодежь и старики… Проповедник же, видя большое стечение народа из разных деревень <…> проповедовал два или три дня"16. По свидетельству очевидцев, народ неотрывно следил за его проповедью: "Этот монах после окончания литургии пригласил всех жителей деревни на площадь Райдо в западной ее части и там, в течение многих часов учил их. Поучение было таким длинным, что маленькая Стамато почувствовала голод и часто дергала мать за платье со словами: «Я проголодалась, мама». Но сельчане продолжали неотрывно следить за боговдохновенными словами и советами инока. Некоторые отрывки из поучения навсегда остались памяти Стамато, и она повторила нам их слово в слово"17.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий