Аксаков Константин Сергеевич

Аксаков,   Константин  Сергеевич,  один  из  крупнейших  представителей «славянофильского»  направления.

Родился 29 марта 1817 года в селе Аксакове, Бугурусланского  уезда,  Оренбургской  губернии, умер 7 декабря 1860 года на острове  Занте.

Биография Аксакова не богата внешними фактами, но общий склад его личной   жизни   с   раннего   детства  до  могилы  многое  выясняет  в  его мировоззрении  и  отношениях  к основным вопросам русской жизни.

Старший сын Сергея  Тимофеевича  не  только  вырос,  но и всю жизнь провел в характерной семейной  обстановке.  Несомненно значительным было влияние отца, отличавшей его   глубины   чувства,   теплоты  и  живости  воображения,  его  «русского направления»,     оптимистического    отношения    к    помещичьему    быту, художественно-археологического    увлечения    старой    Москвой.

Глубокая привязанность  к  отцу  -  наиболее  сильное чувство в личной жизни Аксакова: горе после  смерти  Сергея Тимофеевича расшатало его здоровье и свело через 1 ½ года  в  могилу.  От  матери,  Ольги  Семеновны,  урожденной  Заплатиной, Аксаков унаследовал,  быть  может, отличавшую его от пассивной, более созерцательной натуры  отца,  боевую энергию в защите своих воззрений: Ольга Семеновна была дочерью  пленной  турчанки.

До  9  лет  Аксаков рос в деревне, Аксакове-Багрове, затем   Надеждине-Парашине,   чем   и   исчерпалось  личное  общение  его  с крестьянством,  оставившее на всю жизнь ряд отрадных и живых впечатлений, на которые  Аксаков  любил ссылаться в спорах с противниками его направления.

С 1826 года  Аксаков  почти  безвыездно  живет  в  Москве, далекий от встреч с реальными условиями  житейской  борьбы  и суровыми чертами житейской действительности. Попытка  поехать  за границу в 1838 году была испорчена отсутствием привычки жить  самостоятельно  и  заботиться о своих потребностях. Не выдержав докуки мелочей  жизни, Акаков едва еле пять месяцев выдержал вне отчего дома. Эти черты существенно  освещают  его индивидуальность, как идеалиста-теоретика.

В 1832 году   пятнадцатилетний  Акаков поступил  на  словесный  факультет  Московского университета  и  окончил  курс  кандидатом  в  1835  году. Студенческие годы связали  его  с  кружком  Станкевича , высокая идеалистическая настроенность которого  глубоко  захватила  Акакова. «Видя,  -  писал  он позднее, — постоянный умственный  интерес  в  этом  обществе, слыша постоянные речи о нравственных вопросах,  я,  раз  познакомившись,  не  мог  оторваться  от  этого кружка и решительно  каждый  вечер  проводил  там». Вместе с друзьями Акаков погрузился в изучение  немецкой  философии,  в  частности  Гегеля.  Но  крепкая  семейная традиция,  ставшая  второй натурой, не замедлила поставить Аксакова в противоречие с  безоглядным рационализмом русских гегелианцев. Сложившееся в кружке общее воззрение  на  русскую  жизнь  и  на  русскую  литературу,  «большею  частью отрицательное»,  постоянные  «нападения на Россию, возбужденные казенными ей похвалами»,  поражали Аксакова и, по собственному его свидетельству, причиняли ему боль.  Но  этот разлад привел к разрыву лишь позднее. Пока в Станкевичевском кружке  «отрицательное»  направление  выражалось  преимущественно в вопросах литературных    и    отодвигалось    на    второй    план    идеалистическим «прекраснодушием»,  пока,  затем,  члены  кружка переживали период «правого» гегелианства  и  «примирения  с  действительностью»,  Аксаков  жил  с  ними общейжизнью,  оставившей  след  в  душевной  личной  симпатии  к  противникам,  с которыми   пришлось   вести  непримиримую  и  полную  взаимной  нетерпимости принципиальную  борьбу.  Эта  связь  порвалась  после  кончины  Станкевича и отъезда   Белинского  в  Петербург  (1839),  когда  Белинский,  доведя  свое увлечение   правым  гегелианством  до  крайностей  «Бородинской  годовщины», пережил    крутой    перелом    в    сторону   страстной   критики   русской действительности.  Аксаков  в  эту  пору  сближается  с  другим  кругом — старших основателей  славянофильства: Киреевскими и Хомяковым .

Свою историческую концепцию Аксаков противопоставлял западническим взглядам С. М. Соловьева, К. Д. Кавелина и Б. Н. Чичерина. История России, по мнению Аксакова, принципиально отлична от истории других стран Европы. Противопоставление двух главных движущих сил истории — народа (земли) и государства (власти) — ведущая мысль Аксакова: в Западной Европе эти две силы незаконно смешались, народ стремился к власти и в борьбе возник конституционный строй; в России же народ и государство мирно сосуществовали (“сила власти — царю, сила мнения — народу”) вплоть до реформ Петра I, когда дворянство, интеллигенция оторвались от народа, государство начало теснить “землю”. Народ, земля отождествлялись Аксаковым с общиной — основой всего общественного строя Руси.

Лишь патриархально-общинный быт, сложившийся на основе православия, гарантирует русскому обществу отсутствие классовых и национальных противоречий, обеспечивает единение царя, народа и Церкви. Западная цивилизация рассудочна, там “внутренняя правда” христианства подчинена внешнему принуждению, регламенту государства. Славяне же, сохранившие истинное христианство и соответствующий его смыслу общинный быт — воплощение нравственного союза людей, — не образуют из себя государства, а добровольно призывают его. Община и государство сосуществуют на условиях взаимной договоренности и разделения функций, как две “отдельные союзные силы”. Государство не должно вмешиваться в земледелие, промышленность, торговлю, идейно-нравственную жизнь. Русский народ, писал он, есть народ не государственный. Именно этим, по его мнению, объясняется “многовековая тишина внутри России”. Равновесие сил было нарушено Петром I, который стал первым монархом, исказившим отношения между государством и народом. Аксаков представил Александру II “Записку о внутреннем состоянии России”, в которой, в частности, упрекал правительство за подавление нравственной свободы народа и деспотизм, ведущий к нравственной деградации нации.

В 1847 защитил диссертацию «Ломоносов в истории русской литературы и русского языка». Занимался публицистикой, филологией, историей. По натуре кабинетный ученый, Аксаков подстраивал исторические факты под славянофильскую теорию: сущность рус. национального духа — цельность духовной жизни, отражающейся и во внешнем укладе, который с древности был не родовой, а общинно-вечевой, представлявший собой картину высокоидейных отношений, т.к. мирское общинное начало есть нечто высшее в жизни. По мнению Аксакова, рус. народ — носитель лишь ему присущих высоких достоинств, т.е. богоизбран и не нуждается в учительстве «культурных людей», т.к. у народа есть свое стройное миросозерцание, самобытная нравственность, источник которой — православная вера. Аксаков был убежден, что русская история нив чем не похожа на западноевропейскую. Как все фанатики идеи, Аксаков не замечал односторонности своих воззрений.

В 1855 подал Александру II «Записку о внутреннем состоянии России», где обосновывал неограниченное законодательное право монарха, а для народа — возможность свободно высказывать свое мнение, для чего необходимо собирать «земский собор» и дать печати большую свободу. Практического значения «Записка...» не имела. Полный сил и здоровья, Аксаков не смог смириться со смертью отца в 1859, впал в отчаяние и заболел чахоткой. Заграничное лечение не помогло. Аксаков похоронен в Симоновом монастыре рядом с отцом.

На литературном поприще Аксаков известен как автор театральных произведений: драмы «Освобождение Москвы в 1612 году» (1848), водевиля «Почтовая карета» (1845), комедии «Князь Луповицкий, или Приезд в деревню» (1851). Положенное на музыку П. И. Чайковского, с небольшим изменением слов, стихотворение Аксакова «Мой Марихен так уж мал, так уж мал» (1836) стало популярной «Детской песенкой. Мой Лизочек» (1881). Он переводил Гете, Шиллера, Мицкевича и др. европейских поэтов. Будучи тонким лингвистом, Аксаков написал книгу «Опыт русской грамматики» (ч. 1, М., 1860).

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий