Доктор Гааз

Доктор Гааз (Фридрих Йозеф Гааз)

Доктор Гааз ( Фридрих Йозеф Гааз  (Haas)) родился в августе 1780 г. в немецком городке недалеко от Кельна. Но именно его называют первым  в числе десяти лучших русских врачей: немца, а не русского,  католика, а не православного. Странно, что именно он, приехавший в Россию из чужой страны, принял близко к сердцу то, что многими тогда воспринималось как норма.

Воспитанник католической школы, впитавший традиции христианского милосердия, в России он увидел поле для благотворительной деятельности, но случилось это далеко не сразу, а только через двадцать шесть лет. Философ, математик, богослов и врач Фридрих Йозеф Гааз  после окончания медицинского факультета стажируется у известного немецкого врача-окулиста и начинает собственную частную практику.

Однажды он вылечил крупного русского вельможу от глазного недуга и тот пригласил его в Россию. Не понравится – уедет обратно. Молодой человек, которому тогда исполнилось всего двадцать три, соблазнился и приехал, превратившись через несколько лет из Фрица в Федора Петровича.

Слухи о немецком чудо-врачевателе быстро распространялись по первопрестольной. Вскоре его приглашает сама вдовствующая императрица Мария Федоровна (мать Александра I) на должность императорского лейб-медика, в двадцать семь – он уже главврач военного госпиталя, его награждает сам император Владимирским крестом, присваивая титул надворного советника.

Карьера в России складывается успешно, в 1809-10 годах он едет на Кавказ, открывает там целебные источники минеральных вод и основывает русские курорты. Доктор Гааз  богат и знаменит, в Москве у него два дома с колоннами, он владеет суконной фабрикой в Подмосковье, деревней с сотнями крепостных, у него  большая карета и конюшня с белоснежными рысаками.

Русский язык учить не надо, ведь при нем всегда есть переводчик. Во время войны 1812 года доктор едет на фронт, доходит с русскими до Парижа и решает снова вернуться на родину, в Германию. Но неожиданно для самого себя Федор Петрович понимает, что за десять лет, проведенных в России, он уже во многом стал русским и в Германии ему скучно.

Он возвращается в Россию, которая становится для него второй Родиной. Но то, чем прославился доктор Гааз,  превратившись из модного и богатого врача в святого и нищего доктора, произошло неожиданно и вдруг. Переломным моментом стало восстание декабристов, в котором участвовал его друг, в  жену которого Федор Петрович был безнадежно влюблен.

Потрясенный тем, что она отправилась в Сибирь вслед за мужем, доктор Гааз начинает переосмысливать свою жизнь. Духовный кризис, связанный с таким исходом любви и дружбы, разрешился простой формулой:

«Если тебе плохо, ищи, кому хуже».

Искать, кому хуже, пришлось недолго. К этому времени он был главврачом Москвы, в обязанность которого входило наблюдение за всеми лечебными учреждениями. В 1828 году доктора Гааза включают в попечительский комитет по тюрьмам, а вскоре он уже главврач всех тюремных больниц и с этого момента жизнь  развернулась на сто восемьдесят градусов: все усилия Федора Петровича направляются на то, чтобы облегчить жизнь осужденных арестантов.

Без малого двадцать пять лет, до конца дней своих, у Федора Петровича была только одна забота – о несчастных, которые оказались в крайней нужде и в крайне бедственном положении – в русской тюрьме. Она и сейчас не самое лучшее место на земле, а тогда – смрад, голод, холод, болезни, разврат, мужчины, женщины и дети – все вместе, абсолютное бесправие и нищета.

С утра и до вечера  доктор в больницах, все свои средства, гонорары от лечения богатых пациентов и пожертвования идут на еду, одежду и белье для этих несчастных, женщин и детей. Вскоре уже все его дома, деревни, лошади, суконная фабрика уходят с молотка, чтобы покрыть его долги.

Богатый дом сменился на квартиру при больнице, при нем остался единственный слуга, дорогая карета сменилась на простую бричку, а белые рысаки – на стареньких лошадей, которых он спасает от убоя.

Доктор Гааз в тюремной больнице утешает арестованного

На пожертвования и свои средства доктор строит новые больницы,  расширяет и улучшает старые, провожает каждую партию ссыльных лично, одаривает их небольшими деньгами, конфетами и апельсинами, отвечая на упреки, что им нужны не конфеты, а кусок хлеба: «Хлеб им подадут, а конфет и апельсин – никогда».

В полицейскую больницу, построенную его усилиями в 1844 году, собираются все бомжи, пьяницы, замерзшие  и бездомные, где их лечат и приводят в божеский вид. Доктора Гааза в народе называют юродивым, а чиновники пишут на него жалобы и доносы, высмеивая за филантропию. Но он упорно добивается облегчения участи осужденных. Гааз не гнушается становиться перед высокими чинами на колени, если это помогает облегчить участь его подопечных.

Святой доктор превращается в ходячую легенду, о котором знают все москвичи, бедные, и богатые, все заключенные, не только в Москве, но и во всей Сибири. Там арестанты передают из уст в уста истории об удивительном докторе, положившем состояние на помощь несчастным, бесправным арестантам и каторжанам. Говорят, что для Ф.М.Достоевского именно Федор Петрович Гааз был прототипом князя Мышкина.

Его подвиг вряд ли кто-то сможет повторить, для этого надо иметь особое расположение духа и глубокую христианскую веру. Когда доктор умер, его вынуждены были хоронить за счет полицейской казны, потому в маленькой двухкомнатной квартирке, находившейся на территории тюремной больницы, ничего, кроме книг и завещания не нашлось.

После смерти святого доктора (1853)  митрополит Москвы Филарет распорядился всем храмам города служить панихиду по иноверцу Гаазу. Это был единственный случай в истории России, когда в православных храмах отпевали католика. За гробом шло двадцать тысяч москвичей, генерал-губернатор Москвы отправил конную полицию, чтобы разогнать толпу, но увидев искреннее горе сопровождавших гроб, глава полиции спешился и до самого кладбища шел вместе со всеми.

Могила доктора Гааза, на которой написаны слова его девиза: "Спешите делать добро"

В 2015 году святому и великому доктору Гаазу исполнилось двести тридцать пять лет со дня рождения, ему стоят памятники не только в России, но и на его Родине, в Германии, где его причислили к лику святых. В заключении рассказа, чтобы картина была полной, приведу несколько воспоминаний о святом подвижнике, юродивом, филантропе, нищелюбивом и бескорыстном докторе Гаазе.

Однажды один господин, седой усач, в ответ на действия доктора Гааза по устроению для арестантов душевых, помывочных и теплых туалетов говорил о напрасности такой излишней роскоши для русского человека:

«Уж я-то, поскольку владелец многих сотен душ, да еще и долгие годы начальник многих тысяч солдатиков, достаточно знаю, что у нас в обычае, что привычно российскому народу разных сословий, куда как лучше знаю, чем и самый ученый-просвещенный иноземец».

На что Федор Петрович Гааз отвечал на своем неправильном русском: «Благодарю, Ваше сиятельство, благодарю, профессор, извините, я недостаточно знаю прекрасный русский язык, но я думаю, я верю, я немного хорошо знаю разные русские люди — знатные и простонародные, богатые и бедные, ученые и совсем-совсем неученые.

Я лечил многие сотни и даже тысячи русские люди. А больной человек перед свой лекарь, свой врач открывает и тело, и душу. Да-да, свою душу тоже, почти как, — простите мое сравнение, Ваше высокопреосвященство, владыко, — но почти как перед священник в час исповеди… И поэтому, когда я слышу такие речи про обычаи-привычки, я вспоминаю один английский рассказ-басня.

"Один господин зашел на кухня и видит: кухарка держит длинная, очень длинная рыба, как змея, да-да, угорь, мерси, сударь, держит живой угорь и сдирает с него кожу, он сильно гнется, вот так и так, но рыба кричать не может. Господин говорит кухарке: «Боже мой, что вы делаете?! Это же страшное мучение». А кухарка отвечает: «О, нет, сэр, они к этому привычные».

Окончание следует

Источник: Тина Гай

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий