Марк Абрамович Иисус, еврей из Галилеи

Марк Абрамович Иисус, еврей из Галилеи

Глава 3. По путаным тропам

Единственным  источником,   на   который   опираются   все проповеди  о достоверности  крестной  муки  и  смерти  Христа, является «новозаветная»  литература,  в  которой  особое  место занимают  Евангелия. Но прежде чем перейти к ним как источникам сведений о рождении и жизни Иисуса, хотелось бы напомнить,  что означает само слово. Слово «евангелие» происходит от греческого «евангелион»   и   первоначально   обозначало   вознаграждение, полагавшееся человеку, принесшему  добрую  весть.  На  народном греческом  языке  койне  это слово означало вообще любое доброе известие или сообщение о прибытии какого-то значительного лица.

Известна надпись в одном греческом городе о приезде  императора как о его евангелии.

Как  бы  там  ни  было,  для  жителя греческого мира слово «евангелие» обозначало самое очевидное  его  понятие  -  благая весть. Именно в этом значении употребляется слово «евангелие» в наши дни — благая весть о жизни и смерти Иисуса Христа.

«Благую  весть»  о  земной  жизни Иисуса Христа составляют четыре Евангелия: от Матфея, от Марка, от  Луки  и  от  Иоанна. Первые  три  по  содержанию  сходны,  поэтому  они в литературе называются синоптическими, совпадающими. Рассмотрим  каждое  из них   с   точки  зрения  того,  что  оно  может  нам  дать  для реконструкции образа Иисуса — Спасителя.

 Евангелие от Матфея

     Наиболее полно и последовательно биография Иисуса Христа представлена только в Евангелии от Матфея. Начинается она с родословного списка, по которому происхождение Иисуса по прямой линии привязывается к царю Давиду и от него к праотцу Аврааму. Правда, тут же это генеалогическое древо оказывается недействительным, так как отец Иисуса «де юре» не является, по Евангелию, его отцом «де факто».

После обручения со своим будущим мужем Иосифом оказалось, что невеста уже «имеет во чреве». Незадачливый жених хочет тут же вернуть невесту домой родителям, но явившийся во сне ангел, ссылаясь на пророка Исайю, убеждает Иосифа не делать этого и сообщает, что у его жены родится не простой ребенок, а спаситель человечества, и что зачат он от духа святого.

«Во дни царя Ирода» ребенок благополучно рождается в городе Вифлееме. Узнав о рождении ребенка от волхвов* «с Востока», которых привела в эти края звезда появившаяся на небосводе, царь Ирод решает убить младенца и, чтобы наверняка, он приказывает убить всех детей «в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже». К Иосифу опять является ангел, и предупрежденный им Иосиф бежит вместе с семьей в Египет. После смерти жестокого царя оповещенный ангелом Иосиф возвращается в Израиль. Но, опасаясь наследника царя Ирода — Архелая, поселяется не в своем родном городе, а в Назарете, «в пределах Галилейских».

На этом эпизоде повествование о жизни Иисуса прерывается. Евангелист переходит к рассказу об Иоанне Крестителе*, проповедующем «в пустыне Иудейской». Иоанн призывал к покаянию в преддверии прихода царства небесного. К нему «выходили» все жители Иерусалима и окрестностей иорданских и «крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои». Всех паломников проповедник предупреждал о том, что вслед за ним идет «сильнейший от него», который будет крестить уже не водой, а духом святым и огнем. Под идущим за ним подразумевался Иисус, который и пришел к Иоанну на Иордан принять от него крещение. В этот момент «отверзлись небеса» и дух божий в виде голубя «ниспустился» на Христа, а «глас с небес» во всеуслышание объявил, что Иисус «есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение».

После официального объявления Иисуса сыном божьим «Дух» низводит его в пустыню «для искушения от диавола». После сорока дней и ночей поста к сыну божьему «приступил» дьявол, искушая его прекратить пост и превратить камни пустыни в хлеб. Иисус возражает: «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих». Не поддавшегося искушению Иисуса сатана переносит на «крыло храма» и предлагает ему, если уж он сын божий, спрыгнуть с него. Любопытно, что, искушая Иисуса, сатана, как истый богослов, цитирует Писание и пророков: дескать прыгай, "ибо написано: «Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею». Упорствующего Иисуса дьявол переносит «на весьма высокую гору, и показывает Ему все царства мира и славу их», более того, дьявол предлагает Иисусу эти царства в полное владение, если тот поклонится ему. Но Иисус резонно отвечает «диаволу», что поклоняться следует только Господу: «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи». Окончательно сраженный этим аргументом «диавол оставляет Его», после чего «приступившие» к нему ангелы «служили Ему».

Заметьте, даже сатана согласился с Иисусом, что поклоняться нужно только одному Господу и никому иному, а более полутора миллиардов христиан всего мира упрямо твердят, что поклоняться следует троице и нескольким сотням святых.

Вскоре Иисус узнает, что Иоанн «отдан под стражу», и переселяется в Капернаум, в Галилею. Матфей говорит, что все это происходит во исполнение предсказания пророка Исайи: «да сбудется реченное через пророка…». Там, «в пределах Завулоновых и Неффалимовых» Иисус и начинает "проповедовать и говорить: «покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». Видимо, ничего, кроме повторения проповедей Иоанна, новый проповедник еще сказать не мог.

В Галилее к нему начинают примыкать ученики: «Симон, называемый Петром, и Андрей, брат его». Здесь же, на берегу «моря Галилейского»* за Иисусом пошли другие два брата Иаков Заведеев и Иоанн, брат его. Брат этот, скорее всего, приходился Иакову двоюродным. Путешествовал новый учитель по всей Галилее с огромной свитой, «следовало за ним множество народа из Галилеи и Десятиградия, и Иерусалима и Иудеи и из-за Иордана». Как на это не обращал внимания Понтий Пилат, безжалостно уничтожавший мечом и дубинами менее значительные группы, никак не понятно.

Следующие три главы посвящены так называемой Нагорной проповеди, так как, по Матфею, Иисус произнес ее с некоей горы, на которую он поднялся, «увидев народ», следовавший за ним. Все предыдущее время он, видимо, этот народ по какой-то причине просто не замечал. Окруженный учениками Иисус всю свою проповедь посвятил толкованию Торы*, толкуя ее зачастую строже, чем было принято законоучителями его времени, но, спохватившись, заявил: «Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить пришел я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все». Но потом его снова «заносит», и он вполне серьезно заявляет оторопевшим слушателям следующее: «Вы слышали, что сказано: „люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего“. А я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас…» Где могли услышать эту заповедь о ненависти к врагам своим собравшиеся, проповедник не сообщил, так как ни в Торе, ни у пророков ее и в помине нет.

Анализу Нагорной проповеди будет посвящена отдельная глава, а в пересказе содержания хотелось бы отметить лишь некоторые важные моменты. В этой проповеди, излагаемой в «Евангелии от Матфея», наряду с призывами к любви, гуманности и всепрощению, имеются и совершенно противоположные призывы: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями, чтоб они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас». Неправда ли, это весьма прозрачный намек на людей, которые не желают принять новое учение. Затем учитель всепрощения и милосердия дает указание, как поступать со «лжепророками»: «Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь».

Далее следуют сообщения о чудесных исцелениях, которые совершал Иисус: он поднимает на ноги «расслабленного», мгновенно очищает прокаженного, исцеляет слугу сотника и тещу апостола Петра, изгоняет духов из «многих бесноватых» и, наконец, «в стране Гергесинской»* переселяет бесов из двух бесноватых в стадо свиней. Больные исцеляются, а стадо бросается с обрыва в море и погибает в нем. Затем рассказывается об исцелении женщины, страдающей кровотечением, о прозрении слепых, о воскресении девушки и т.п.

Красной нитью в этих рассказах проходит мысль о том, что основой исцеления является вера больного в то, что он выздоровеет. Слепых, обратившихся к нему за помощью, он спрашивает: «веруете ли, что Я могу это сделать?», и только после ответа последних — «ей, Господи!» — Иисус исцеляет их прикосновением к глазам и отправляет со словами — «по вере вашей да будет вам». Когда же он приходит в свои родные места, где все прекрасно знают и его, и всю его родню, он «не совершил там много чудес по неверию их». Разочарованный таким поворотом событий, Иисус произносит фразу, ставшую затем крылатой: «не бывает пророка без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем».

Все случаи чудесных исцелений Иисус по неведомой и непонятной причине старается сохранить в тайне, но какая уж тайна, если за ним следуют толпы народа, чудеса творятся у них на глазах, и молва разносит весть о чудесах по всей стране. Более того, Иисус наделяет чудотворной силой исцеления своих учеников, которых к тому времени становится уже двенадцать, и рассылает их по всей стране, наставляя апостолов идти «наипаче к погибшим овцам дома Израилева», а «на путь к язычникам не ходите и в город Самарянский не входите». Всю эту деятельность апостолы должны совершать безвозмездно — «даром получили, даром давайте» — даже заботиться о пропитании им было запрещено, так как их будут принимать и кормить, «А если кто не примет вас и не послушает слов ваших, то, выходя из дома или из города того, отрясите прах от ног ваших; истинно говорю вам: отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда, нежели городу тому». Нет, никак не вяжется это напутствие апостолам с идеями Нагорной проповеди — «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас»…

Давая напутствия своим ученикам, Иисус говорит о тяготах и невзгодах: их будут гнать и преследовать, отдавать в судилища и даже пытаться убить, но… «не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне». Во всяком случае, следует избегать больших неприятностей и «когда будут гнать вас в одном городе, бегите в другой». А главное, о чем должны помнить апостолы, что «Я пришел разделить человека с отцем его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его». Такая вот «всеобщая любовь и всепрощение» — кто не с нами, тот против нас! И помышлять о мире не пытайтесь, ибо: «Не думайте, что я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч». Думайте о царстве Божьем, которое грядет, все свершится на глазах ваших, так как «Не успеете обойти городов Израилевых, как придет Сын Человеческий». Не успев отослать учеников на самостоятельный подвиг, Иисус снова учит народ в их окружении. Когда и как это произошло, евангелист не говорит.

На этом Матфей прерывает повествование об Иисусе, для того чтобы поведать нам об Иоанне Крестителе, находящемся в темнице. До него доходят слухи о деятельности нового проповедника, и Иоанн посылает к нему двух своих учеников с единственной целью — выяснить «Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?». Имеется ввиду предсказанный пророками приход спасителя — Мессии. Довольно странные сомнения со стороны человека, видевшего во время крещения Иисуса «Духа Божия, который сходил, как голубь, и ниспускался на Него» и слышавшего голос с неба «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в котором Мое благоволение»! Как бы там ни было, высокая миссия учителя подтверждается. Послы уходят. Тут же Иисус объявляет всему собравшемуся народу, что Иоанн «есть Илия, которому должно придти». Он дает понять всем собравшимся, что его приход в качестве спасителя Израиля, как и предсказывали пророки, предварен приходом Иоанна, как нового воплощения Ильи-пророка.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий