Олег Мороз — Почему он выбрал Путина?

Олег Мороз - Почему он выбрал Путина?

УНИЧТОЖЕНИЕ СВОБОДЫ СЛОВА

Главная задача ? прибрать к рукам СМИ

Путин начал прибирать к рукам средства массовой информации, ? прежде всего, негосударственное телевидение, ? уже довольно скоро после своей инаугурации.

Разумеется, в открытую о своих намерениях он нигде не говорил ? напротив, вновь и вновь повторял слова о том, что независимая пресса — необходимый элемент демократии. Но это была дежурная риторика.

В частных разговорах с некоторыми из тех, кто с ним мог общаться неформально, он, как я слышал, свое желание стреножить телевидение объяснял примерно так:

? Вы хотите, чтобы к концу моего президентства они сделали из меня то же самое, что сделали из Бориса Николаевича?

Надо признать, наши телевизионщики, в самом деле, славно потрудились, чтобы прочно запечатлеть в сознании российского обывателя образ Ельцина как алкаша, клоуна, недееспособного недотепу…
Но в действительности, конечно, Путин ставил для себя задачу более широко: все управление государством должно вестись из одного командного центра, то есть из Кремля, а потому и все самые значимые СМИ, ? опять-таки, в первую очередь, телевидение, ? должны подчиняться Кремлю, и никому другому.

Начало атаки на ТВ

Операцию по укрощению телевидения решили начать с НТВ, ? пожалуй, наиболее «вольнодумствующей» телекомпании. В качестве зацепки избрали солидный ? в несколько сот миллионов долларов ? долг перед «Газпромом», который в ту пору имелся у «Медиа-Моста» (глава холдинга Гусинский взял этот кредит для создания спутникового телевидения). Сам кредитор никаких претензий должнику вроде бы не предъявлял, ? существует договор, намечены сроки выплаты денег, ? но… нажать на тогдашнего главу «Газпрома» Вяхирева для Кремля было делом совсем нетрудным.

В операции по захвату «Медиа-Моста» впервые была опробована схема, которая не раз будет использоваться и в дальнейшем. Единым фронтом тут выступили Кремль, Генеральная прокуратура, суд. Впрочем, Кремль оставался в тени, так сказать, в качестве «певца за сценой». Но, на самом деле, конечно, не в качестве певца, а в роли главного дирижера.

13 июня 2000 года Гусинского арестовали и отправили в Бутырку. Санкцию на арест дала Генпрокуратура ? в рамках уголовного дела, пока еще вроде бы никак не связанного с финансовыми отношениями между «Медиа-Мостом» и «Газпромом»: было объявлено, что Гусинский подозревается в том, что «в результате ряда незаконных действий» он вместе с некоторыми руководителями компании «Русское видео» «безвозмездно изъял из собственности государства имущество на сумму не менее 10 миллионов долларов».

По поводу ареста Гусинского начался большой шум в прессе, нашей и зарубежной, ряд организаций, известных политических деятелей выступили с протестами против этой акции.

Забавно, что Путин, который в тот момент находился в Мадриде, на соответствующие вопросы заявил, что арест Гусинского стал для него «неожиданным событием» и обещал разобраться, в чем тут дело.

Однако еще забавней, что позднее Путин сообщил: он-де никак не может связаться по телефону с генпрокурором Устиновым.

Об этом фантастическом эпизоде, ? президент страны не может разыскать генпрокурора, ? позже многие не раз вспоминали с усмешкой…

Впрочем, в этот же день Путин выказал достаточно полную осведомленность об отношениях между «Медиа-Мостом» и «Газпромом», сказав, что, по его сведениям, Гусинский «много средств взял под гарантии „Газпрома“ и что несколько недель назад он не вернул „Газпрому“ очередной кредит в 200 миллионов долларов». «Почему „Газпром“ должен тратить деньги на эту проблему, мне непонятно», ? заметил Путин. При этом он выразил недоумение в связи с тем, что представители государства в «Газпроме», ? а их в правлении компании несколько человек, ? не проявляют по этому поводу никакой активности. Надо полагать, имелось в виду, ? почему не возражают против нецелевого использования денег.

Тут, пожалуй, стоит упомянуть еще об одном событии. Сразу же после ареста Гусинского, на следующий день, пресс-служба «Газпрома» заявила, что «Газпром» «не имеет никакого отношения к возбужденному прокуратурой уголовному делу».

Вот опять: кредитор не предъявляет никаких претензий к должнику; их по собственной инициативе (точнее, конечно, ? по команде Кремля) предъявила Генпрокуратура.

Но, разумеется, после упрека Путина в адрес «Газпрома» его глава Вяхирев, будучи человеком дисциплинированным, сразу же встал по стойке «смирно» и заявил журналистам: он, дескать, «не исключает», что, когда вернется в Москву (он в тот момент находился в Берлине), у него состоится встреча с Владимиром Путиным по вопросу о кредитах «Газпрома» холдингу «Медиа-Мост».
Встреча Путина с Вяхиревым состоялась еще до возвращения газпромовского руководителя в российскую столицу ? в том же Берлине, куда Путин приехал из Мадрида.

Короче говоря, глядя на хронологию этих событий, вновь и вновь приходишь к выводу: инициатором «наезда» на «Медиа-Мост» был именно Путин, ? Генпрокуратура начала действовать либо по его прямому указанию, либо по указанию кого-то из руководителей его администрации. При этом главу «Газпрома» Вяхирева даже не посчитали нужным предупредить о начале операции, справедливо полагая, что никуда он не денется, будет делать то, что ему прикажут.

Ельцин не хочет вмешиваться…

Еще одно примечательное событие, относящееся к начальному этапу гонений на «Медиа-Мост»: 16 июля руководители входящих в этот холдинг изданий, телекомпании НТВ и радиостанции «Эхо Москвы» попытались встретиться с бывшим российским президентом Борисом Ельциным, попросили его о такой встрече. Ее целью, как представляли себе журналисты и как публично заявил о том главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, было ? «узнать оценку Ельциным ареста Владимира Гусинского». При этом Венедиктов заметил, что «они не собираются жаловаться Ельцину, поскольку тот не является государственным деятелем».

Это был первый случай обращения к Борису Николаевичу в попытке найти у него какую-то, хотя бы косвенную, защиту от произвола, творимого его преемником.

Ельцин, разумеется, уклонился от этой встречи, полагая, что он не вправе каким бы то ни было образом вмешиваться в такие дела.

Гусинского неожиданно освобождают…

16 июня Гусинского неожиданно выпустили из Бутырки, взяв с него подписку о невыезде, так что пробыл он в СИЗО недолго ? всего четыре дня.

После этого, однако, начались допросы, обыски, изъятие документов…

19 июля Генпрокуратура наложила арест на имущество Гусинского ? подмосковный загородный дом и землю, на которой он расположен, на все, что находится внутри дома…

Однако 27 июля с Гусинского, опять-таки неожиданно, сняли подписку о невыезде, после чего он выехал за рубеж. Уголовное дело по «Русскому видео» в отношении него было прекращено.

Чем же объяснить этот внезапный, благоприятный для главы «Медиа-Моста» поворот судьбы? Дело стало проясняться лишь некоторое время спустя, когда над Гусинским стали вновь сгущаться тучи. 18 сентября «Газпром» опубликовал заявление, в котором говорилось, что «Медиа-Мост» должен ему 473 миллиона долларов и что 20 июля 2000 года с Гусинским был заключен «конфиденциальный» договор о продаже «Моста» «Газпрому» за 773 миллиона долларов, включая сюда эти самые 473 миллиона долларов долга и сверх того ? 300 миллионов «живых денег».

Однако, говорилось в заявлении, 9 сентября Гусинский отказался от этого самого «секретного» договора и начал переводить активы холдинга за границу. В связи с этим «Газпром» (теперь уже сам «Газпром»!) собирается обратиться в Генпрокуратуру…

Руководители «Медиа-Моста» возражали: на данный момент они задолжали «Газпрому» лишь 211,6 миллиона долларов, срок выплаты остальных денег еще не наступил…

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий